Русская линия
Труд Валерий Коновалов29.08.2006 

Стучащие в терновнике

Протоиерей Всеволод Чаплин вспомнил примечательный эпизод, случившийся на европейском межхристианском собрании, участником которого он был. Известная лютеранская правозащитница горячо призывала церковные общины очиститься от тех, кто сотрудничал с коммунистическими спецслужбами. А отец Всеволод встал и уточнил: — Не вижу разницы с теми, кто сотрудничал со спецслужбами западными. Давайте и ими займемся! тветом на его реплику было гробовое молчание.

Реакция вполне понятна. Попытки уличить Русскую Православную Церковь в ее связях с КГБ давно звучат как текст шлягера, в смысл которого не вслушиваются и не вдумываются. Потому что, если вдуматься, то картина окажется весьма далекой от привычной схемы, а может быть, и прямо ей противоположной.

К примеру, одно время в ходу были в качестве улик почерпнутые из чекистских архивов «клички» или «оперативные псевдонимы» священнослужителей, что будто бы доказывало их принадлежность к спецслужбам. Хотя такие клички могли даваться и объектам слежки, то есть не только тем, кто «стучал», но и на кого «стучали». Получалось как в анекдоте: то ли он украл, то ли у него украли. Такая путаница выгодна, конечно, тем, кто заинтересован в подрыве репутации Русской Церкви любыми способами.

Но еще и тем, кто становился обличителем, чтобы не оказаться разоблаченным.

Так что тут возможны весьма неожиданные метаморфозы. И тот, кто уже привык примерять на себя терновый венец жертвы режима, вполне может оказаться самым обычным стукачом.

— В советской России количество «внедренных» людей — обычно мирян — было чрезвычайно мало, — считает отец Всеволод. — Почти все они покинули Церковь, когда перестали находиться «на задании». Впрочем, некоторые священнослужители действительно «стучали» на собратьев — кто по злобе, кто для устранения конкурентов, кто ради сведения личных счетов. И вот это, в отличие от естественного контакта, который Церковь должна поддерживать с любой властью, на самом деле является грехом. Однако сей грех не исчерпывается советским временем: он был при царях, он совершается сейчас (и в России, и на Западе), он, наверное, будет всегда. Всегда, пока власть прислушивается к доносам.

Это размышление протоиерея получило неожиданное продолжение. Спустя время в прямом радиоэфире отец Всеволод резко высказался в адрес одного из наиболее активных критиков Московской Патриархии. А тот в ответ публично пообещал подать в суд на священника. Не дожидаясь, когда обещание будет исполнено, протоиерей Всеволод Чаплин предложил провести словесный поединок в эфире популярной радиостанции. Противник на дуэль не явился. Предложила свои услуги для выяснения отношений в прямом эфире другая программа. Опять отказ.

Однако огласка конфликта свою роль сыграла и привела к совсем уж скандальному повороту сюжета.

С публичными заявлениями выступили люди, которые провели в советские времена немало лет в тюремном заключении за веру. Известный религиозный деятель и правозащитник Александр Огородников. Священник Борис Развеев. Они были духовными сподвижниками отца Александра Меня. И теперь утверждают, что этот самый критик нынешних церковных порядков и несостоявшийся дуэлянт был в свое время заслан в Церковь спецслужбами для осуществления провокаций.

«Впервые я услышал о нем от отца Александра Меня в 1974 году, — вспоминает Александр Огородников. — Первое, что он мне сказал: опасайтесь его, не реагируйте на его предложения — он стукач, агент КГБ».

А отец Борис Развеев утверждает, что был арестован в 1981 году именно по доносу этого человека: «Меня посадили на четыре года за антисоветскую агитацию… Если он суд намеревается организовать, пусть организует, и тогда я приеду на суд: заявление, которое он написал на меня, естественно, в моем деле есть».

Впрочем, состоится ли после всего этого такой суд, сказать теперь трудно. А ведь интересным мог бы получиться процесс.

http://www.trud.ru/trud.php?id=200 608 291 570 402


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru