Русская линия
Смена Елена Коневецкая29.08.2006 

«Господь послал нам этот пожар»

На Петербург обрушилось очередное несчастье: в пятницу горел один из красивейших городских храмов — Троицкий собор на Измайловском проспекте. Купол, над реставрацией которого трудились рабочие, превратился в огромный факел. Возле собора продолжает дежурить пожарная машина — огонь может вернуться в любую минуту. Не утихают и споры о причинах происшедшего.

Молитва на ступенях

До сих пор проходящие мимо собора боятся смотреть на пострадавший купол — утыканный обугленными строительными лесами, будто сгоревшими спичками, он и вправду выглядит зловеще. В храме стоит резкий запах дыма, с высоты купола периодически опадает отслоившаяся краска.

На фоне этой печальной картины священники Троицкого собора выглядят настоящими оптимистами: они по-прежнему проводят богослужения. Правда, не внутри храма, а на его ступенях. Находиться под сводами собора сейчас слишком опасно — велик риск обрушения.

— Еще не зная, в каком состоянии будет собор после пожара, мы приняли решение не прекращать богослужения ни на один день, — рассказал «Смене» отец Константин Пархоменко. — Сейчас они проходят на улице, и людям это даже нравится.

Оказывается, священники давно привыкли работать в экстремальных условиях.

— В начале 90-х храм был отдан Русской православной церкви в ужасающем состоянии, — говорит отец Константин. — Зимой внутри него было так холодно, что вино для причастия замерзало в чашах и его приходилось постоянно разбавлять кипятком. Так что мы готовы молиться под открытым небом даже в морозы.

Мужество и необычайную преданность вере проявил и священник, проводивший в храме службу, начавшуюся почти одновременно с пожаром.

— Богослужения обычно проводятся в 17.00, а уже в 17.15 священнику сообщили о возгорании, — продолжает отец Константин. — Однако священнослужитель никак не отреагировал на предупреждение. Во-первых, никто еще не понял, насколько серьезен пожар, во-вторых, собравшиеся в храме верующие уповали на волю Бога.

Что касается возможных причин чудовищного пожара, то сами священники остаются в недоумении.

— В пятницу вечером все рабочие разошлись по домам, под куполом не было ни души, — утверждает отец Константин.

В пользу версии о поджоге говорит то, что огонь слишком быстро разгорелся. По словам священников, нормы пожарной безопасности в храме всегда соблюдались: на каждом столбе висел огнетушитель. Однако пожар охватил столь большую площадь, что их оказалось недостаточно.

Подвиг священника

К счастью, архитектор Василий Стасов при строительстве Троицкого собора настоял на том, чтобы под деревянным каркасом главного купола находился второй — каменный. Деревянная часть сгорела, а купол не рухнул, только раскалился докрасна, да так, что от него исходило свечение.

— Когда огонь был уже потушен, купол был настолько горячим, что пожарные не могли по нему ходить — резиновые сапоги плавились, — рассказывает отец Константин. — Когда на купол обрушились потоки воды, от резкого охлаждения в нем могли появиться трещины. Поэтому часть храма, находящаяся под ним, сейчас огорожена. Проводить службы внутри собора просто опасно.

Пожарные утверждают, что сделали все возможное для спасения собора. Однако отец Константин не согласен с ними:

— Мы очень благодарны пожарным, но хотелось бы, чтобы они действовали более оперативно и профессионально. Например, вертолет прилетел только через три часа и дважды промахивался мимо очага возгорания. Будь хотя бы два вертолета, удалось бы избежать столь масштабного ущерба.

Настоящим героем оказался отец Павел Кудряшов, благодаря которому было предотвращено самое страшное. Именно он вовремя заметил, что огонь перекинулся на алтарь, полностью покрытый лесами, и указал на это пожарным.

«Сатане не дали разгуляться»

Православные храмы в России горят, скажем так, не очень часто. Поэтому пожар в Троицком соборе многие считают символичным и мистическим событием. Кто-то посчитал несчастье проявлением Божьего гнева. А причины для него называют самые разные — от приезда в нашу страну Мадонны и нахождения Троицкого рынка рядом с собором до нерадивости священнослужителей. Но отец Константин и его братья по вере убеждены: пожар лишь подтверждает, что верующие делают правое дело:

— Мне кажется, что благодаря пожару, который в общем-то не принес катастрофических разрушений, администрация города и федеральные власти наконец обратят внимание на собор. Я вообще не понимаю, как жемчужина архитектуры в центре города в течение многих лет могла оставаться в забвении. Господь позволил случиться этому пожару, чтобы ситуация изменилась. Заметьте, то, во что мы вкладывали свои копейки, — иконостасы, уникальные иконы, — не пострадало, а то, на что давали деньги чиновники, сгорело дотла.

По мнению священников, если бы Господь хотел наказать их, все произошло бы с точностью до наоборот. С точки зрения истинно верующего человека, пожар в соборе — типичное искушение дьявола.

— Все произошло накануне большого церковного праздника — Успения Божией матери, — говорит отец Константин. — В такие периоды сатана активизирует свои усилия. В семьях обычно возникают ссоры, в коммуналках начинаются конфликты.

Мистика или политика?

Примечательно, что июньская панихида по курсантам Академии имени Макарова, погибшим в результате пожара в общежитии, проходила именно в Троицком соборе. Однако священники не склонны связывать этот факт с возгоранием купола.

Еще многие обратили внимание, что пожар в Троицком соборе начался в тот момент, когда губернатор Валентина Матвиенко беседовала в Сочи с Владимиром Путиным. Если принять на веру версию поджога, то не является ли инцидент организованной провокацией с политическим подтекстом?

Что касается вины реставраторов, по небрежности которых мог начаться пожар, то она пока не доказана. Стоит отметить, что многие архитектурные памятники Петербурга за последнее время пострадали от огня именно во время ремонта. Так, в декабре 2005-го загорелся Фермерский дворец в Петергофе. Как выяснилось, он пострадал от неосторожности рабочих, разогревавших битум паяльной лампой. А в мае этого года обрушилась часть ограды парадного двора известного во всем мире памятника архитектуры — Юсуповского дворца на Мойке — не исключено, что вследствие той же халатности рабочих, восстанавливавших здание. Чтобы эта тенденция не получила развития, городским властям стоит жестче контролировать все организации, берущие на себя работы по реставрации исторически важных объектов.

http://smena.ru/news/2006/08/28/8369/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru