Русская линия
Православие.RuАрхимандрит Симеон (Томачинский)25.08.2006 

Путешествие в Тунис: от Блаженного Августина до Боба Марли

Тунис в последнее время становится все более модным центром отдыха. Однако для христианского путешественника это не только страна моря, солнца, талассотерапии, восточных базаров и прочих удовольствий, но в первую очередь один из древних центров христианской цивилизации. К сожалению, узнать об этом подробнее современному туристу не так легко: в путеводителях и альбомах по Тунису, в том числе местных, христианская тема представлена крайне скупо и не всегда адекватно, да и гиды порой не готовы ответить на простейшие вопросы, связанные с православными святынями. Более того, русскоязычный гид настойчиво отговаривал нас посещать раннехристианские катакомбы, мотивируя это самыми оригинальными соображениями. Впрочем, его совет мы, к счастью, проигнорировали…

СОКРОВИЩА КАРФАГЕНА

Карфаген… Почему-то у подавляющего большинства этот топоним вызывает единственную ассоциацию: «Карфаген должен быть разрушен!» Спору нет, Катон Старший немало постарался, чтобы упомянутый лозунг был воплощен на практике. Однако Карфаген был не только разрушен во II в. до Р.Х., но и возродился в еще большем величии, став центром распространения христианства в Северной Африке. Уже во времена Страбона он становится одним из самых цветущих городов Ливии, не случайно Страбон называет Карфаген «кораблем на якоре». К III в. по Р.Х. город, по словам историков, уступает в богатстве и населенности только Риму и оспаривает у Александрии ее право на второе место после столицы империи.

Священномученик Киприан Карфагенский (величественный собор в его честь до сих пор поражает туристов), мученицы Перпетуя, Филицитата, мученики Ревокат, Сатир, Саторнил и Секунд, принявшие смерть в карфагенском амфитеатре (на его остатках построена католическая часовня), Тертуллиан с его «Credo, quia absurdum est» и, конечно же, блаженный Августин, который здесь учился, — вот лишь некоторые имена, дорогие сердцу православного человека.

«Я прибыл в Карфаген… Я искал, что бы мне полюбить, любя любовь: я ненавидел спокойствие и дорогу без ловушек. Внутри у меня был голод по внутренней пище, по Тебе Самом, Боже мой, но не этим голодом я томился, у меня не было желания нетленной пищи не потому, что я был сыт ею: чем больше я голодал, тем больше ею брезговал». В этих словах блаженного Августина из его знаменитой «Исповеди» проявился весь горячий темперамент африканского юноши, ищущего свою дорогу к солнцу.

Блаженный Августин родился около нынешней границы Алжира и Туниса, в городке, носящем сегодня имя Сук-Арас; он принадлежал к племени берберов, которые и сейчас привлекают своей доброжелательностью и теплотой — по крайней мере, нам так показалось. В Карфагене будущий учитель Церкви получил образование, а впоследствии стал епископом Гиппона (ныне приморский город Аннаба, недалеко от алжирской границы), чья юрисдикция распространялась и на часть территории современного Туниса. В Карфагене с 401 по 407 год состоялось целых семь Церковных Соборов, направленных против донатистского раскола. Донатисты обвиняли архиереев и священников в сотрудничестве с властями, требовали «чистки Церкви» и создавали параллельную организацию. Именно блаженному Августину, который лично принимал участие в этих Соборах, принадлежит главная заслуга в преодолении раскола. Теперь мощи святого покоятся в церкви города Павия на севере Италии, но его духовное влияние на православных африканцев неоспоримо.

В столице Туниса находится кафедральный собор митрополита Карфагенского, епархия которого принадлежит к Александрийской Православной Церкви. Недалеко от собора, в центре города, расположена и русская церковь Воскресения Христова в юрисдикции Московского Патриархата. Ее настоятель, отец Димитрий, радушно принял нас в своем доме, расположенном на первом этаже, под храмом, проявив в далекой африканской стране подлинно русское гостеприимство. Миссионерская деятельность христианам здесь запрещена: за крещение аборигена отец Димитрий может поплатиться свободой. Внешне светское государство, Тунис все же тщательно блюдет свою религиозную идентичность.

Среди местных законов нас поразили несколько, относящихся к семейной жизни. Так, разводы в принципе дозволяются, но его инициатор и виновник лишается всех прав на имущество и детей, а за прелюбодеяние и вовсе положено уголовное наказание в виде тюремного заключения сроком до года. Женщин в чадрах практически не встретишь, но и распущенность отнюдь не приветствуется.

Одним словом, «тлетворное влияние» Европы еще не настолько ощутимо, хотя, конечно, следы французского протектората остались — например, в виде замечательных местных вин, которые могут удовлетворить вкусу любого гурмана. И, разумеется, во французском языке, которым прекрасно владеют тунисцы. Не случайно многие французы покупают себе дома на побережье, чтобы на каникулах вкушать «невыносимую легкость бытия» своей прежней колонии.

РИМСКИЕ МОЗАИКИ

Когда-то Северная Африка была самой процветающей провинцией Римской империи. Сейчас об этом напоминают великолепные собрания античной и раннехристианской мозаики — одни из лучших в мире. В первую очередь, это музей Бардо в столице и Археологический музей в Сусе. Жаль только, что христианским мозаикам уделяется мало внимания — к примеру, в красочном альбоме, выпущенном министерством культуры Туниса, из 420 страниц им посвящено только 30, тогда как их реальный удельный вес значительно больше.

Большая часть мозаик была найдена в здешних катакомбах, поэтому в основном они представляют собой могильные плиты с рисунками и эпитафиями. Любопытно, что надписи сделаны не только на латыни, но, подчас, и на греческом языке. Архиереи, священники, диаконы, миряне «in pace» — покоятся в мире. В изобилии представлены древние христианские символы: хризма, процветший крест, рыбы, павлины и т. д.

Особого внимания заслуживает знаменитый мозаичный баптистерий VI в. из храма «священника Феликса» в Келибии, где доныне сохранилась византийская крепость того же времени. Сейчас баптистерий является центральным памятником христианского искусства музея Бардо в Тунисе. На пороге мозаикой выложены три слова: pax, fides, caritas (мир, вера, милосердие). Баптистерий построен, как гласит латинская надпись, в честь «святого и блаженного епископа Киприана» (Карфагенского?). Описывать его — занятие неблагодарное, лучше своими глазами увидеть это творение человеческого гения, осененного Божественной благодатью. Едва ли оно чем-то уступает памятникам Равенны. Скажем лишь, что в оформлении баптистерия различными деталями многократно представлена тема Ноева ковчега, символизирующего Церковь Христову.

Любопытно, что в музеях Туниса напольные мозаики часто не огорожены и по ним разрешается свободно ходить. Как сообщил гид, они от этого становятся лишь более яркими. Православие тоже порой пытаются представить музейным экспонатом. Но необузданная критика Церкви лишь усиливает ее блеск.

Что касается языческих мозаик, которым во всех альбомах и путеводителях уделяется значительно большее внимание, то и здесь просвещенному христианину есть на что посмотреть. Так, одна их самых знаменитых мозаик, датируемая III в. по Р.Х., представляет Вергилия с двумя музами — Клио и Мельпоменой, которые диктуют поэту, о чем писать. При этом на свитке у Вергилия написан 9-й стих из его «Энеиды»: «Муза, поведай о том, по какой оскорбилась причине…». Считается, что это самый точный портрет знаменитого римлянина. Надо думать, что и муз тоже.

Кстати, тремя стихами позже в «Энеиде» помянут и Карфаген: «Город древний стоял — в нем из Тира выходцы жили, / Звался он Карфаген — вдалеке от Тибрского устья…». Именно в Карфагене высадился после кораблекрушения Эней, где был радушно встречен царицей Дидоной.

Творчество Вергилия представляет особый интерес для христиан, потому что его считают предсказателем Боговоплощения. В своей знаменитой Четвертой эклоге поэт пишет о грядущем «золотом веке», который наступит после рождения необыкновенного Младенца от Девы. И не случайно именно Вергилий становится проводником по загробному миру в «Божественной комедии» Данте. Видимо, музы, шептавшие ему, были почти православными…

ХРИСТИАНСКИЕ КАТАКОМБЫ

Как уже говорилось выше, многие мозаики обязаны своим появлением раннехристианским катакомбам, расположенным на окраине города Сус. Казалось бы, и сами катакомбы, протянувшиеся более чем на 5 км, включающие в себя 240 галерей и около 15 тысяч могил, должны были стать центром паломничества. Однако в действительности о них трудно даже узнать, поскольку информации практически нет, гиды отмалчиваются и даже не все таксисты понимают, о чем идет речь и куда надо ехать, хотя им французским языком объясняют.

К сожалению, для посещения открыта лишь небольшая часть катакомб, но в ней, вопреки убеждениям гидов, ничего «грязного» не наблюдается — напротив, все достаточно чисто и аккуратно. В отличие от римских катакомб, где все останки давно перенесены в другие места, здесь остались захоронения: тысячи исповедников Христовой веры на африканском континенте покоятся на прежних местах, в нишах. В некоторых из них исследователи даже сделали стеклянную перегородку, чтобы посетители могли видеть особенности погребения.

В отличие от подземных раннехристианских городов на территории современной Турции или от тех же римских катакомб, считается, что в Сусе христиане не скрывались под землей, а лишь хоронили почивших. Даже вопрос о подземном храме остается дискуссионным, хотя трудно себе представить кладбище без церкви. По сути, это огромный некрополь, где обрели вечный покой первые православные африканцы. Его принято делить на три части: катакомбы Доброго Пастыря (здесь находится копия изображения на мраморе, оригинал которого можно увидеть в Археологическом музее Суса), катакомбы Гермеса и катакомбы Севера. Все они датируются III—V вв.еками по Р.Х., а открыл их французский ученый Колонель Венсан в 1885 году.

Не будучи убежденным тафофилом, хочу все же сказать, что в этих катакомбах испытываешь светлое чувство, ощущая неразличимые ухом молитвы. Хорошо, что мы здесь побывали.

САМЫЙ ЗНАМЕНИТЫЙ АФРИКАНЕЦ

«Жизнь — это дар Божий. Тот, кто видел Бога, не может умереть», — говорил культовый персонаж современной культуры, популяризатор рэгги знаменитый Боб Марли. Для Африки он значит примерно то же, что Че Гевара для Кубы.

Боба Марли знают как растафарианца со всеми атрибутами в виде марихуаны и т. п. (http://jahworld.ru/modules.php?name=Content&pa=showpage&pid=8&page=4), но далеко не всем известно, что незадолго до своей смерти африканский певец стал православным и принял крещение в Эфиопии (http://www.iration.ru/encyclopedia/Ethiopia.html?template=28). Его христианское имя — Берхан Селассие. Боб Марли пересмотрел свою жизнь и раскаялся в увлечениях молодости, которым он отдал столько сил, тогда как рядом всегда был бесконечно любящий его человек — жена Рита Марли, которая, кстати, всю жизнь оставалась христианкой. По названию одной из песен мужа она написала книгу «No Woman, No Cry: My Life with Bob Marley».

Изображения и скульптуры Боба Марли встречаются в Тунисе на каждом шагу, с обязательной сигаретой в зубах, с экстатическим черным лицом, но на вопрос, знают ли продавцы, что их кумир стал православным, те лишь сердито отвечают, что «это его проблемы».

«Я не стою ни на чьей стороне. Ни на стороне черных, ни на стороне белых. Я на стороне Бога, который побуждает меня говорить от лица всех людей, независимо от цвета кожи», — эти слова Боба Марли остаются актуальными и по сей день.

К Богу люди приходят независимо от цвета кожи, темперамента и языка, приходят разными путями и в разные периоды своей жизни. Но вечно живыми остаются слова великого африканца, блаженного Августина: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе».

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/60 824 172 220


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru