Русская линия
Время новостей Екатерина Буторина24.08.2006 

Дело императора
Мосгорсуд дал Николаю II и его семье новый шанс на реабилитацию

Мосгорсуд на днях уведомил главу императорского дома Романовых о причинах отмены решения Тверского райсуда столицы об отказе в признании последнего российского царя Николая II и членов его семьи жертвами политических репрессий. Как рассказали «Времени новостей» в пресс-службе Мосгорсуда, Тверской суд вместо того, чтобы внимательно изучить вопрос о необходимости реабилитации, фактически отделался формальной отпиской — признал законным документ Генпрокуратуры, в котором сообщается об отказе в удовлетворении просьбы Великой княгини Марии Владимировны.

Дела сотен тысяч граждан, ставших жертвами советского террора, сотен тысяч военнослужащих и военнопленных, незаконно осужденных за преступления во время Великой Отечественной войны, с 1991 года пересматриваются военными и гражданскими судами. Но вопрос о реабилитации последнего российского царя и его жены и детей, расстрелянных в печально известном Ипатьевском доме в Екатеринбурге 17 июля 1918 года, был поднят сравнительно недавно. «Это дело чрезвычайно интересно и с политической, и исторической, и с правовой точки зрения», — отметила председатель Мосгорсуда Ольга Егорова на пресс-конференции, посвященной итогам работы столичных судов. И с этим действительно трудно не согласиться.

Глава императорского дома Романовых Великая княгиня Мария Владимировна в конце прошлого года через своего представителя обратилась в Генпрокуратуру с заявлением о признании бывшего императора России Николая II, императрицы Александры Федоровны, 14-летнего наследника Алексея, а также дочерей царя — Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии — жертвами политических репрессий и выдаче справок о политической реабилитации. В феврале Великая княгиня получила ответ от начальника управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генпрокуратуры Олега Анкудинова, в котором в ее просьбе было отказано. Тогда адвокат г-жи Романовой Герман Лукьянов обратился с аналогичным заявлением в Тверской суд, в котором просил признать право на реабилитацию обоснованным и обязать Генпрокуратуру выдать Великой княгине соответствующие справки. Однако решение суда от 25 июня было вынесено не в пользу Романовых. Г-н Лукьянов обжаловал его в Мосгорсуде, и тот, неожиданно для всех, вернул дело на новое рассмотрение.

Поскольку на заседании суда по обжалованию решения нижестоящей инстанции оглашался лишь факт его отмены, то тогда о причинах, побудивших к этому, можно было лишь гадать. Подробности же такого по истине сенсационного решения Мосгорсуда стали известны лишь вчера. Оказалось, что Тверской суд вместо того, чтобы внимательно изучить заявленное г-жой Романовой требование о реабилитации, принял решение по вопросу, с которым Великая княгиня в суд и не думала обращаться. А именно, речь шла о том, насколько обоснованным был ответ сотрудника Генпрокуратуры Анкудинова. «В решении суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствуется суд. Названные требования закона судом не были соблюдены при вынесении решения», — определил Мосгорсуд. Но даже принимая решение о правомерности действий Генпрокуратуры, по мнению вышестоящей инстанции, Тверской суд тем не менее и это сделал неправильно. Так, в ответе Генпрокуратуры отсутствовали «какие-либо ссылки на закон и нормы права, и в нарушение закона „О прокуратуре“ не указан порядок обжалования». Тверской суд даже не удосужился проверить утверждение адвоката Лукьянова о том, что бывший в то время генпрокурором Владимир Устинов не наделял г-на Анкудинова полномочиями заниматься вопросами реабилитации.

Мосгорсуд счел нужным напомнить своим коллегам, что вообще следует понимать под политическими репрессиями. Ими по законодательству, в частности, признаются «различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, выдворения из страны и лишения гражданства; направление в ссылку, иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным и религиозным признакам». Эти «меры принуждения», как известно, определялись либо судебными органами, либо вообще без всякого суда и следствия — партийными и административными структурами. Именно так и было в случае с расстрелом Николая II и его семьи. Решение о казни принял Уральский облсовет, а затем это подтвердили председатель ВЦИК Яков Свердлов и сам вождь революции Владимир Ленин.

Чтя букву закона «О реабилитации», Генпрокуратура, по мнению Мосгорсуда, должна была бы провести тщательную проверку, составить по ней заключение, выдать справку о реабилитации или составить заключение об отказе в ней и направить материалы дела в суд. «В отношении лиц, обвинявшихся в контрреволюционных, особо опасных государственных преступлениях по совокупности с другими видами преступлений, пересмотр дел производится в общем порядке, установленном УПК», — отмечается в решении Мосгорсуда, то есть дело Николая Романова и его семьи должно быть полностью пересмотрено заново.

Адвокат императорского дома Герман Лукьянов просил суд признать некоторые обстоятельства последних дней жизни Николая II «общеизвестными и не нуждающимися в доказывании». Это и лишение государя и членов его семьи политических прав, лишение их свободы слова, свободы печати, лишение права частной собственности, свободы совести, лишение самой свободы и, в конце концов, жизни. Тверской суд г-ну Лукьянову в этом отказал без всяких объяснений, а это весьма существенное, по мнению Мосгорсуда, нарушение.

Таким образом, ни Генпрокуратура, ни Тверской суд не только не предприняли никаких усилий, но прямо нарушили вменяемые им законом «О реабилитации жертв политических репрессий» обязанности тщательно проверить все факты, изложенные в письме Великой княгини Марии Владимировны и касающиеся обстоятельств ареста и последующей казни последнего российского императора и его семьи. Трагическую судьбу Николая II в период советского тоталитарного режима повторили миллионы российских и иностранных граждан, многие из них были реабилитированы, а равенство всех перед законом и судом пока еще никто не отменял — будь то царь или простой крестьянин. Дело о реабилитации последнего императора теперь будет рассмотрено заново, и, возможно, члены семьи последнего императора, почитаемые православными всего мира как святые, перестанут выглядеть преступниками и в глазах современной России.

http://www.vremya.ru/2006/152/51/159 354.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru