Русская линия
Политический журналПротоиерей Владимир Вигилянский21.08.2006 

Церковь стала более открытой
Неправы те, кто думает, что у нас нет гражданского общества. Костяк этого гражданского общества составляют как раз верующие

Эта структура была создана в Русской православной церкви в начале 2005 г. с целью «оперативного взаимодействия… с церковными и светскими СМИ, общественными организациями и органами власти». Надо сказать, что до последнего времени ситуация была довольно странной: о Церкви, пользующейся большим авторитетом в народе и у властей предержащих, ведущей колоссальную работу, СМИ сообщали либо отрывочно в официальной хронике, либо в скандальном тоне. Почему создание единого информационного центра Патриархии произошло только сейчас, спустя многие годы, после того как государство оставило иллюзорные попытки надзирать над Церковью?

— Отец Владимир! Не говорит ли столь поздняя организация пресс-службы о том, что вызовы нового времени были оценены по достоинству совсем недавно?

— Решение священноначалия о создании пресс-службы было вызвано требованиям времени объединить усилия, которые были ранее распределены по разным структурам Московского патриархата: отдела коммуникации ОВЦС, издательского отдела, многочисленных официальных СМИ синодальных отделов и епархий. Наша служба, хотя еще и не заработала в полной мере, уже доказала свою необходимость. Мы ни в коем случае не претендуем на информационную монополию; более того, одна из наших задач — максимально обеспечить доступ к церковной информации всем, кто в этом заинтересован. За полтора года нашей деятельности неизмеримо расширились контакты Патриархии со «светскими» СМИ, особенно с телевизионными службами и информационными агентствами. Церковь стала более открытой для общества.

— Вы работали в перестроечном «Огоньке». Сегодня вы, пусть в совершенно другом сегменте общества, тоже на защите гласности — гласности для Церкви…

— Действительно, до 2000 года было ощущение, что мы находимся в некоей информационной блокаде. Многие инициативы Церкви не находили должного освещения в «светских» СМИ. О Церкви можно было говорить все что угодно, в том числе всякие небылицы. С другой стороны, нельзя сказать, что сейчас мы достигли адекватного освещения места Церкви в общественной жизни страны. Ни об одной организации, ни об одном общественном институте невозможно говорить так пренебрежительно, как говорит, например, о Церкви «Московский комсомолец» или «Новые известия», в которых на протяжении последнего десятилетия не появилось ни одного объективного материала о Церкви — одна ругань. «Безбожная пятилетка» для этих изданий все длится и длится с 30-х годов. Конечно, Церкви не хватает своих теле- и радиопрограмм, нет ориентированной на православие ежедневной общественно-политической и культурно-просветительской газеты. Посудите сами — православными себя считают более 70% населения, около 18% россиян так или иначе участвуют в церковных таинствах. Можно ли говорить, что СМИ адекватно отражают запросы своих зрителей и читателей? Конечно, нет. На мой взгляд, решение этого вопроса больше упирается в деньги, чем в политику.

— Есть ли у Церкви сегодня возможность влиять на государственную политику в области СМИ в отношении своей деятельности, в стремлении хоть как-то приблизить ее к европейским стандартам?

— Хороший вопрос, особенно про «европейские стандарты». Действительно, во многих европейских странах есть и теле- и радиопрограммы, и ежедневные газеты для верующих, которые получают субсидии от государственных структур. Так, например, во Франции — самой атеистической стране в Европе — по воскресеньям идет православная телепрограмма, полностью оплачиваемая государством, — хотя православные верующие составляют в этой стране явное меньшинство. В нашей стране пока еще не преодолено сознание того, что сами люди, посещающие Церковь, отнюдь не отделены от государства, что они являются не просто гражданами РФ, но самыми нравственно ориентированными, ответственными перед Богом, людьми и страной за свои деяния. Неправы те, кто думает, что у нас нет гражданского общества. Костяк этого гражданского общества составляют как раз верующие.

— Секуляризованное общество обостренно реагирует на любое вмешательство Церкви в свою личную жизнь. Вспомним реакцию демократической общественности на высказанное Церковью мнение относительно фильмов «Последнее искушение Христа» и «Код да Винчи», ситуацию вокруг выставки «Осторожно, религия!"…

— Безбожное сознание — одно из самых «тоталитарных» сознаний. Как показывает исторический опыт, оно, это сознание, к демократии не имеет никакого отношения. Сколько бы ни поднималось протестов, никто не отнимет права у Церкви называть белое белым, а черное — черным. В ответственные моменты жизни государства Церковь обязана свидетельствовать перед Богом и миром о том, что есть добро, а что зло: имеющие уши — услышат.

— Порой складывается впечатление, что защите интересов Церкви явно не хватает харизматических в глазах общественности имен. Мы видим в СМИ патриарха, владыку Кирилла, о. Андрея Кураева… Были ли со стороны Церкви попытки привлекать влиятельную верующую интеллигенцию? На ум приходят кинорежиссеры Никита Михалков, Владимир Хотиненко, профессор и телеведущий Юрий Вяземский…

— Беда не в том, что нет харизматических личностей, а в том, что у нас после 70 лет гонений на Церковь еще не сформировалось церковное общество. Оно само, а не священнослужители, должно защищать интересы Церкви. Но сдвиг в лучшую сторону уже произошел. Все перечисленные вами люди (а я могу еще назвать многих других) на своем месте, в меру своих возможностей достойно свидетельствуют о правде Божией.

— В стране нет серьезной оперативной православной прессы, хотя и творческие силы и люди, могущие дать деньги под подобное издание, — есть. Предпринимаются ли усилия для создания такого органа?

— Разговоры о подобной газете ведутся уже лет десять. К сожалению, такое издание не может быть окупаемым. Сейчас бумажные СМИ оплачиваются или бизнес-корпорациями, или политическими группами. Церковь не может сливаться ни с теми, ни с другими, а у самой Церкви таких больших денег нет. Как выйти из такого противоречия — честно говоря, не знаю.

— Как вы оцениваете работу спутникового канала «Спас»? Состоялся ли он?

— В эти дни празднуется годовщина этого канала. Он проделал огромную, по-настоящему никем неоцененную работу. По сути он был первооткрывателем многих жанров и направлений. На работу канала будут в дальнейшем ориентироваться все, кто будет творить в этой области. Мы все будем учиться у него — и ошибкам, и достижениям. Главный недостаток канала «Спас» — в неразберихе с его аудиторией. Он явно ориентирован на церковных (или околоцерковных) зрителей, но у таковых нет денег, чтобы оплачивать тарелку НТВ+, а те, у кого есть такая тарелка, редко нажимают кнопку телеканала «Спас». А ведь именно аудитория, по теории, должна формировать «язык» сообщения.

— Церковь отделена от государства. Но государство время от времени действует на поле Церкви, пусть и к ее пользе — вспомним объединение с РПЦЗ. Не просят ли взамен от Церкви информационной поддержки государственных начинаний?

— Все государственные начинания, связанные с улучшением жизни людей, с укреплением стабильности общества, с достижением социальной справедливости, с поддержкой традиционных ценностей всегда будут поддержаны Церковью. И наоборот, тогда, когда государство будет вносить разлад в обществе, когда не будет осуществлять свои функции, связанные с укреплением духовного и физического здоровья нации, Церковь открыто будет об этом говорить. Но протяжении последних 15 лет государство могло убедиться в этом. Святейший патриарх много раз заступался перед государством за обездоленных людей, за тех, кому месяцами не платили зарплату и пособия, за тех, у кого незаслуженно отнимали льготы, напоминал властям об их ответственности за беспризорных, за демографический коллапс, за брошенных обществом стариков и сирот, за разгул преступности, за пропаганду безнравственности в СМИ. И голос патриарха не тонет в безвоздушном пространстве. К нему, слава Богу, прислушиваются.

— Грядут выборы. Предвидите ли вы попытки привлекать Церковь ввиду ее авторитета к избирательным кампаниям?

— Несмотря на то, что от выборов действительно многое зависит в жизни нашего общества, Церковь за последние годы выработала единственно верное отношение к подобного рода событиям — максимально от них дистанцироваться. Это не значит, что священнослужители не будут голосовать на выборах: все они граждане государства, и Церковь ни в коем случае не ограничивает их свободу выбора. Но вот участвовать в пропаганде или публичной поддержке той или иной партии Церковь не рекомендует своим служителям. Прихожане нашей Церкви принадлежат разным партиям, симпатизируют самым разным политикам; давать предпочтения одним — значит принижать значение других. Для Церкви это неприемлемо. Церковь должна играть консолидирующую роль в обществе.

Беседовал Андрей ВАСЯНИН

http://www.politjournal.ru/index.php?POLITSID=50 6674abf8bce06d291ee90dbca482a7&action=Articles&dirid=103&tek=6055&issue=172


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru