Русская линия
Российская газета Ольга Дмитриева18.08.2006 

И ты — Брит?
Британия сама взрастила себе террористов

Враг — среди нас. Осознание этого немыслимого для любого здорового общества факта стало, пожалуй, самой горькой бедой из всех бед, обрушившихся в последнее время на Британию. Взрывные устройства, сработавшие в Лондоне 7 июля минувшего года года в рюкзаках четверых исламских фанатиков и унесшие жизни 52 людей, подорвали и весь устой прежней жизни. Как сказал один из здешних комментаторов, сбылся худший из ночных кошмаров — на Альбионе обнаружились подрывники-смертники, взявшие на мушку своих сограждан.

Весь последующий год прожит был здесь невесело, в тягостном напряжении непрерывного поиска тех метастаз, что пустила злокачественная опухоль поразившего страну терроризма. Множественные операции полиции и спецслужб, пытающихся отсечь эти метастазы. Повторяющееся, как заклинание, зловещее предупреждение, что очередной удар по Британии — это вопрос не «если», но вопрос «когда». Вроде не война, а и не мир. И как ни цинично это звучит, но то, что произошло в Лондоне на минувшей неделе — предотвращение жуткой кровавой бани, адского теракта на десятке самолетов — стало куда большей сенсацией для внешнего наблюдателя, нежели для обывателя британского. Здешние же граждане, к счастью или к сожалению, уже успели свыкнуться (не примириться!) с тем горьким фактом, что внутри их страны существует «пятая колонна». Обнародование имен арестованных по подозрению в подготовке самолетных терактов, большинство из которых оказались британскими гражданами, рожденными в этой стране, не стало поэтому ни потрясением, ни сенсацией.

Сенсацией здесь мог бы стать сегодня только ответ на вопрос, как со всем этим — и со всеми «этими» — жить дальше. Но ответа на этот вопрос не знает пока никто. Его лихорадочно, деятельно ищут. Не менее деятельно, нежели ищут сегодня остающихся на свободе потенциальных подрывников, «активно вовлеченных в террористическую деятельность». По самым скромным подсчетам британских спецслужб, таковых — 1200 человек. Вооруженных до зубов — в их распоряжении имеется гигантский арсенал оружия и взрывных устройств — и ненавидящих общество, в котором они родились, выросли и получали свое гражданство. Еще около 400 тысяч проживающих на Альбионе, как полагают в британской контрразведке МИ-5, сочувствуют «джихаду» — «священной войне» против «неверных», идущей по всему миру. Сочувствуют, стало быть, и британским террористам.

Кто же они, эти вооружившиеся и сочувствующие? Кто они, готовые взорвать севших в самолет, в поезд метро или в автобус обыкновенных мирных граждан, среди которых могут волею судеб оказаться их знакомые, однокашники, соседи по дому? Здешние бедные и обездоленные? Проживающие в антисанитарных условиях в иммигрантских «гетто»? Полуграмотные и занятые тяжким, унизительным трудом? Будь все это так, то горе, как говорится, было бы — не беда.

Можно было бы залечить болячку методом финансовых вливаний и активной социальной терапии. Но британские новобранцы армии террора не нуждаются в такого рода лечении. Большинство них — здешние молодые мусульмане. Все возрастающая часть — коренные британцы, принявшие ислам. И те и другие — выходцы из семей средней прослойки, в общем и целом материально благополучные, проживающие в аккуратных, ухоженных домах. У них неплохое образование, нормальная работа, отдельные имеют свой бизнес или продвигаются по службе. Они женятся, обзаводятся детьми. Болеют за местные футбольные команды, сплавляются с друзьями по рекам на байдарках. И вплоть до того самого момента, когда улицу, на которой они живут, не оцепляет мощный полицейский кордон и их самих не выводят в наручниках из дома, соседи, а нередко и родные, ни сном ни духом не ведают, что жили бок о бок с террористом.

Арест 24 подозреваемых в самолетном заговоре стал именно таким шоком для тех, кто их знал. Вот кем были некоторые из этих парней в своей «мирной» жизни.

Умар Ислам, 28 лет, житель Хай Уикомб, графство Букингемшир. До принятия ислама именовался Брайаном Янгом. Его родители — христиане. По словам соседки, это очень хорошая семья и Брайан всегда был замечательным парнем. Примерно три года назад Брайан стал посещать местную мечеть, начал носить традиционную мусульманскую одежду и после принятия ислама отпустил бороду. Его мать, Сильвия Янг, узнав об аресте сына, была в шоке. Она сказала, что не в силах поверить тому, что происходит.

Вахиид Заман, 22 года, житель Уолтэмстоу. Студент лондонского университета Метрополитен, изучающий биомедицину. Активист политкружков. Возглавлял в университете Исламское общество. Автор ряда статей по вопросам ислама, публиковавшихся в студенческом журнале. Неоднократно выступал на студенческих митингах. По словам его старшей сестры Саафины, Вахиид всегда гордился тем, что он британец. Он был убежден в исключительной важности интеграции мусульманской диаспоры в западное общество. В интервью газете «Сан» Саафина сказала, что брат болел за ливерпульскую футбольную команду и что любимым его блюдом было традиционное английское «фиш энд чипс» (жареная рыба с картошкой). В будущем Вахиид мечтал работать в британской полиции в качестве судмедэксперта.

Амин Асим Тарик, 23 года, житель Уолтэмстоу. Работник службы безопасности лондонского аэропорта Хитроу. Молодожен, в семье три недели назад родился первенец. Жил вместе с родителями и сестрой. Отец до ухода на пенсию владел компанией, занимавшейся клинингом — уборками помещений. Соседи с ужасом наблюдали ранним утром в минувший четверг, как Амина уводили из дома в наручниках.

Ибрагим Савант, 26 лет, житель Уолтэмстоу. Ранее именовался Оливером. В последнее время стал приверженцем самых строгих форм ислама и сменил имя на Ибрагима. Его мать англичанка, отец — иранец. Женат, в семье в скором времени ожидается появление ребенка. Является секретарем компании в музыкальной фирме Positive Fokus в восточном Лондоне. Страстный футбольный болельщик сборной Англии и клуба «Арсенал».

Адам Савант, являющийся директором компании, по его собственным словам, «возмущен и потрясен» арестом брата.

Абдул Вахиид, 21 год, житель Хай Уикомб. Свое имя приобрел 6 месяцев назад, после того, как принял ислам. Его прежнее имя — Дон Стюарт-Уайт. Отец Дона, скончавшийся девять лет назад, был агентом Консервативной партии Британии. Мать — учитель физкультуры. Дон Стюарт-Уайт окончил престижную грэммэр скул в Чешэме, впоследствии обучался живописи. Друзья Дона рассказали, что их приятель одно время работал парикмахером, потом продавцом, но подолгу на одном месте не удерживался. Пил, баловался наркотиками. Хотя соседи относились к Дону с большой симпатией, отмечая его безукоризненную вежливость и готовность прийти на помощь.

После принятия ислама резко изменил свое поведение, покончил с разгульной жизнью, стал замкнутым. Недавно женился. Кто его жена, соседи не знают, молодая женщина появляется на улице всегда с платком на голове. Приняла ислам и сестра Дона, Хейди.

Васиим Кейяни, 28 лет, житель Хай Уикомб, графство Букингемшир. Работал таксистом в частной фирме. По свидетельству соседа, Васиим резко изменился года два назад, после возвращения из поездки в Пакистан. Оттуда он вернулся бородатым, с обритой головой. Держался обособленно.

Шазад Хурам Али, 27 лет, житель Хай Уикомб. Возглавлял компанию по импорту автомобилей.

Вахиид Арафат Хан, 24 года, пакистанец по происхождению, житель восточного Лондона. Друзья звали его просто Арафатом. По свидетельству соседей, исключительно вежливый, заботливый и внимательный к окружающим молодой человек, современный и «вестернизированный». Его отец умер, когда семья совершала поломничество по святым местам в Пакистан. Арафат в то время был подростком.

Соседка Тереза Бейли, знавшая Арафата еще ребенком, говорит, что он часто предлагал ей разного рода помощь по хозяйству. Арафат всегда был очень аккуратно одет, и она полагала, что он работает где-то в лондонском Сити. Одна из его четырех сестер училась в университете на юридическом факультете. Соседи были потрясены, узнав, что этого парня арестовали по обвинению в терроризме.

… Буквально на днях британцев огорошили очередным пренеприятнейшим известием: радикальным исламизмом заражены здешние университеты. В кампусе лондонского Метрополитен университета на днях обнаружено досье экстремистской исламской литературы, в частности пособие, обучающее тому, как вести себя со спецслужбами. Здесь же были найдены кассеты, прославляющие подвиг тех, кто совершил теракт 11 сентября в США, записанные расформированной организацией боевиков «Аль-Мухаджийрун». По словам профессора Энтони Глиза, директора центра изучения вопросов разведки и безопасности университета Брунел, на протяжении последних 15 лет экстремистские исламские группировки были обнаружены в двух десятках британских вузов, включая и старейшие элитные университеты. По данным источника из британских спецслужб, несколько человек из арестованных в минувший четверг подозреваются в связях с университетами. Речь таким образом идет о том, что именно в вузах Британии могли вербоваться будущие подрывники.

Надо признать очевидное: ислам начинает постепенно завоевывать умы и сердца западной молодежи. Мне не однажды доводилось беседовать в Лондоне со студентами и школьниками из мусульманской среды. Некоторые из них выросли здесь, некоторые иммигрировали в Британию лишь недавно. На вопрос, что им нравится и не нравится на их новой родине, большинство отвечает, что не нравится распущенность, что здешняя молодежь слишком много пьет и что у коренных британцев нет сильного чувства семьи. Именно это перестает нравиться и многим молодым на Западе. У меня есть приятельница англичанка, чья однокурсница недавно приняла ислам. Я встречала Ханну раньше на дружеских вечеринках, одетую, как и все, в джинсы, в какой-то веселый, легкомысленный топ. Сегодня она носит на голове хиджаб и длинное серое платье. Я спросила ее, честно говоря не без смущения, неужто так уж необходимо облачаться в такие немолодежные, суровые одежды. Фатьма, как зовут теперь Ханну, ответила мне, что необходимости нет. Это ее добрая воля. И это ей представляется правильным. Ведь судить человека должны не по одежде и несправедливо, если у одного есть средства на дизайнерские наряды, а у другого их нет. Хиджаб и скромное платье до пят, считает она, делает людей более свободными и равными друг другу.

Материализм, зацикленность на деньгах и карьере, бездумное «прожигание жизни» — эту изнаночную сторону западной культуры сегодня активно используют в своей пропаганде те, кто зазывает молодежь в ислам. Запад при этом преподносится больным, насквозь коррумпированным, деградирующим. Умелая направляющая рука полководцев радикального исламизма обращает новоявленных юных рыцарей ислама в экстремистов-«крестоносцев», готовых карать «неверных» огнем и мечом…

Почему именно Британия стала питательной средой для исламских экстремистов? Есть основания полагать, что эта страна стала слишком сильно заигрывать со своей полуторамиллионной мусульманской общиной, видимо, посчитав, что вседозволенность — лучший знак радушного гостеприимства и интеграции народов в единую семью. Дошло при этом до полного абсурда: в то время как радикалы-муллы провозглашали в здешних мечетях неприятие «неверных», свободу их самовыражения исправно охраняли кордоны британской полиции. И мало-помалу Лондон эпохи «до 7 июля» превратился в Лондонстан.

Многонациональное британское общество переживает сегодня сильнейшее, беспрецедентное испытание на прочность. Закручивание гаек, объявление «охоты на ведьм», раскол культур, национальная рознь и, как следствие, ползучая партизанщина — самый жуткий из возможных сценариев. Этим путем на Альбионе, очевидно, идти не намерены. Министр внутренних дел Британии Джон Рид сказал недавно, что страна, может быть, на самом деле находится в самой серьезной опасности со времен Второй мировой войны. Остается надеяться, что пришедшее сегодня к британцам четкое, лишенное истерии и паники, осознание серьезности этих угроз позволит начать интенсивно и в то же время самым щадящим способом лечить запущенную болезнь. Позволит отвратить опасность.


http://www.rg.ru/2006/08/18/Britain-islam.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru