Русская линия
КП-Северный Кавказ Евгения Токарева18.08.2006 

В обители под Пятигорском сжигают паспорта

Когда в нашей стране стали вводиться паспорта нового образца, среди верующих то тут, то там начались разговоры, будто бы в документе стоит печать антихриста. Мол, кто обзавелся новой паспортиной, тот уже не христианин, и ждет его Геенна огненная. Но, оказывается, спасение есть. Нужно просто поехать в обитель, расположенную под Пятигорском, покаяться, уничтожить документ, и тогда… душа очистится.

В редакцию «Комсомолки» пришел молодой человек Антон, который несколько дней, из любопытства, жил в этой обители. Сразу оговоримся, Антон — набожный человек, в то, что на документах печать дьявола, не верит. Вот что он рассказал.

— Глава обители — архиепископ Василиск. Насколько я знаю, архиепископом он назвался сам, никто его не посвящал в этот сан. Раньше Василиск был священником Русской Православной церкви, но ушел в раскол, выкупил частный дом и организовал обитель. Здесь не признаются ИНН и паспорта нового образца, у тамошних жителей их просто нет. Все по религиозным мотивам отказались от документов, считают, что на них знак дьявола. А куда денется человек без паспорта? Его на первом же милицейском посту остановят. «Правильными» считаются лишь советские паспорта, но они мало у кого сохранились.

Монастырь располагается за железной оградой высотой примерно два метра, а калитка устроена таким образом, что открывается только изнутри. Везде стоят железные двери, на окнах — решетки. Ни на одной двери снаружи нет ручки. То есть вскрывать их будет трудно — абсолютно не за что зацепиться. Можно только автогеном резать. Окна, которые выходят во двор, тоже с решетками. То есть выйти просто так с территории невозможно.

«Верхушкой» постоянно нагнетается обстановка — все разговоры ведутся лишь о конце света. Что в миру спасения нет, придет антихрист, укрыться можно только за этими стенами. Но, несмотря на приближающийся Апокалипсис, они собираются покупать трактор. Кроме того, у «монастыря» есть и свой автотранспорт — где-то 5 машин.

В «оплоте истинной веры» молятся за здравие императора

В обитель я приехал якобы на исповедь и сразу же попал на вечернюю службу. Она продолжается с 3 часов дня до 10 вечера. Это крестные ходы, молитвы, исповеди. Время отбоя не регулируется, каждый может лечь спать, когда захочет. Но после такой долгой и продолжительной службы все засыпают мгновенно. День в общине начинается в 5 утра, в 6 — кто-то идет на службу, а кто-то — на работу. Есть там подсобное хозяйство, разные мастерские. Есть склад одежды. Тамошние «священники» ходят в церковном облачении — рясы, подрясники, кресты, а послушники и рабочие носят обычные вещи. На складе мне выдали одежду, которую явно уже кто-то носил. Я переоделся, так как мой костюм оказался «нечистым». На складе очень много вещей, человек 100 можно одеть запросто.

На утренней службе я «исповедовался». Заранее придумал набор грехов, в которых хотел бы покаяться. Рассказал, что учусь в университете на философском факультете, где, кроме истории христианства, изучается история других религий. Нужно ли мне посещать эти занятия? Второй вопрос был таков — я получил паспорт нового образца, что теперь делать? И третий вопрос — можно ли мне ходить в православный храм?

Ответы были ожидаемы. Что университет нужно бросить, так как в миру спасения нет, лучше всего остаться в обители. Паспорт категорически рекомендовали сжечь, и еще покаяться, что я его принял. В православную церковь ходить нельзя, у священников благословения брать нельзя.

Местные говорят, что их обитель — один из немногих оставшихся «оплотов веры» на Руси, молятся здесь за православную церковь в гонении, коей себя они и считают. Во время службы читают молитвы за здравие императора российского. Только я не понял, они почитают кого-то из ветви Романовых или император для них «всегда живой»?

Здесь живет примерно 50 человек. Из разговоров я узнал, что обитель населяют те, которым негде жить, и какое прошлое было у этих людей — неизвестно. Получается, что любой преступник, находящийся в федеральном розыске, может уничтожить свой паспорт «по религиозным убеждениям», поступить в эту общину, называться другим именем. Раз документов нет, то установить его личность будет затруднительно.

Чистить зубы — грешно

Некоторые приводят сюда своих детей. Так случилось с мальчиком Вадимом 9−10 лет. Его привела мать, которая приняла «монашество». В школу он не ходит, так как Василиск сказал, что там делать нечего. За то время, пока Вадим живет в обители, он не общался с другими детьми. Мальчик читает по-старославянски, больше, кажется, он ничего не умеет. Там нет ни телевизора, ни компьютера, ни светских книг, ни игрушек. Ребенок наравне со взрослыми трудится весь день, выполняет работу, которая ему по силам, — выносит мусор, подметает двор.

В первый день произошел такой забавный случай. Утром, когда мы проснулись, я спросил, где можно почистить зубы. Рабочие ответили, что зубы они не чистят, потому что матушка Анастасия, главная монахиня, сказала, что это — грех. Я думаю, так здесь экономят средства — если на всех покупать зубную пасту — дорого. Легче объявить это грехом и не нужно покупать ни пасту, ни щетки.

В обители введен строгий распорядок дня. Подъем в 5 утра, в 6 — служба. Те, кто не идет на службу, отправляются на работу. Потом обед. Кормят три раза в день. Готовят нормально, но нет вторых блюд, только первые. Мяса послушники не едят, насчет рыбы, точно сказать не могу, пока я там был, не подавали. Но, думаю, есть определенные дни, когда едят и рыбу. Вечерняя служба длится больше 6 часов, и в 22 все отправляются спать.

Все послушники работают бесплатно, за еду и «спасение». Хотя православная церковь здесь не в почете, но и свечи, и книги, и утварь, и облачение священников, и иконы — все обычное, церковное. Службы тоже ведутся по канонам православной церкви. Но с духовной точки зрения все это не имеет смысла, потому что официально Василиск отлучен от церкви. Он не имеет права справлять обряды, а также «назначать» священников. Каждый день кто-то из так называемых монахинь ездит в Пятигорск. У них есть специальный ящичек с надписью «Жертвуйте на православную церковь» и, таким образом, зарабатывают себе деньги. «Местные» не могут просто так выйти за ворота, это запрещено. Но так как я гость, то на меня это правило не распространялось…

КСТАТИ

Уважаемые читатели, хотелось бы узнать ваше мнение: та вера, которую пропагандируют в этой святой обители, имеет ли право на существование? А может, любая вера хороша, если она помогает человеку? Или у вас на этот счет есть своя собственная точка зрения, сообщите ее нам по e-mail: kp@kpstav.ru или пишите по адресу: 355 035 Ставрополь, ул. Спартака, 8, оф. 447.

ЗВОНОК ПО ПОВОДУ

В епархии Русской Православной церкви факт существования обители нам прокомментировали так:

— Никакого архиепископа Василиска нет, есть бывший игумен Василиск, который фактически покинул русскую церковь. Нет и юридически зарегистрированной обители или монастыря, или другой религиозной организации, есть ряд домовладений. И вот по сарафанному радио люди друг другу передают, что есть такой замечательный Василиск, у которого можно обрести спасение. К нему едут люди не только со Ставропольского края, но и со всей России.

А что касается паспортов… Когда человек приезжает на новое место, то он в течение определенного времени должен зарегистрироваться. А без паспорта это сделать невозможно. И правоохранительные органы почему-то никак не реагируют…

http://stav.kp.ru/2006/08/18/doc131843/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru