Русская линия
Парламентская газета Наталия Михальченко17.08.2006 

Рука, крестившая Христа

Крупнейшим событием лета этого года для российских христиан стало пребывание ковчега с десницей святого Иоанна Крестителя. Святыне поклонились миллионы верующих. Ковчег давно вернулся в Черногорию в Цетинский монастырь, а память истинных христиан вновь и вновь возвращается к встрече с десницей, которая крестила Иисуса Христа. Наша газета не обошла вниманием это великое событие. Теперь, когда страсти улеглись, давайте ещё раз перелистаем страницы истории святыни, а также вспомним малоизвестные факты из истории России, с нею связанные.

Нетленную руку Иоанна Предтечи принес евангелист Лука из Севастии, где было погребено тело Пророка его учениками, в Антиохию, а позднее и в Халхидон. В X веке десницу перенесли в Константинополь, где она и пребывала более пяти столетий. После падения Константинополя в 1453 году святыня оказалась во владении мусульман.

В 1484 году по смерти завоевателя Константинополя Мехмеда II его сын султан Баязид II, руководствуясь политическими целями, передал в дар Мальтийскому ордену величайшую святыню христианства — правую руку святого Пророка и Крестителя Господня Иоанна. В 1799—1913 годах святыней владела российская императорская семья, после того как мальтийские рыцари передали ее в дар императору Павлу Первому. 13 октября 1919 года граф Павел Игнатьев, министр народного просвещения Российской империи, вывез их в Эстонию, в город Ревель. Некоторое время она находилась там в православном соборе, а после была тайно перевезена в Данию, где пребывала в изгнании вдовствующая императрица Мария Феодоровна. После ее кончины дочери — великие княгини Ксения и Ольга Александровны передали святыню главе Русской Православной Церкви за границей митрополиту Антонию. Некоторое время святыня находилась в православном соборе Берлина, но в 1932 году, незадолго до прихода к власти в германии фашистов, епископ Тихон передал святыню королю Югославии Александру I Карагеоргиевичу, который хранил их в часовне королевского Дворца, а затем в церкви загородного дворца на острове Дединьи. В апреле 1941 года с началом оккупации Югославии германскими войсками 18-летний король Югославии Петр II и глава Сербской Православной Церкви Патриарх Гавриил (Дожич) вывезли великие святыни, в том числе и десницу Иоанна Крестителя, в отдаленный Черногорский монастырь Святого Василия Острожского, где они тайно сохранялись. В 1951 году в монастырь прибыли сотрудники специальной службы, изъяли святыни и передали их в Государственное хранилище исторического музея города Цетине. В 1993 году десница Святого Иоанна Крестителя была возвращена верующим. С этого времени святыня пребывает в Цетинском мужском монастыре.

Маршрут путешествия десницы Иоанна Крестителя по России первоначально не включал город Гатчину. Но прихожане домовой церкви Гатчинского дворца настояли на изменении маршрута, и после Петербурга ковчег был перевезен в этот небольшой городок к югу от Северной столицы. К мнению этих прихожан церковные иерархи прислушались не случайно. Во-первых, приход в домовой церкви необычный. Он состоит исключительно из работников музея, которые в свободное время занимаются восстановлением храма. Во-вторых, церемония дарения христианской святыни императору Павлу Первому состоялась именно здесь, в его родовом имении, в любимой этим монархом Гатчине. Дар преподнесли рыцари католического Мальтийского ордена — суверенного Военного ордена Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты, которым российский император предоставил политическое убежище.

Осенью 1799 года состоялась торжественная передача на вечное владение российским императорам древних христианских святынь. К этому событию Павел Первый приурочил свадьбы двух своих дочерей, Елены и Александры — 12 и 19 октября 1799 года. Павел благословил обеих дочерей мальтийскими святынями, а сам присутствовал на церемониях бракосочетаний в полном облачении Великого Магистра Мальтийского ордена. Это не было лишь знаком признательности дарителям, напротив — осознанным выбором монарха, который счел возможным объединить в своем лице несовместимые титулы православного царя и верховного руководителя католического ордена.

И если сегодня поклонение христианской святыне в православных российских храмах не вызывает удивления, несмотря на то, что первоначально святыня принадлежала рыцарям католического ордена, то принятие православным царем Павлом Первым титула Великого Магистра католического ордена святого Иоанна Иерусалимского, широко известного под сокращенным названием Мальтийский орден, стало одним из самых противоречивых событий русской истории. Это случилось 13 ноября 1798 года. Император Павел I принял этот титул после того, как получил прокламацию с просьбой возглавить орден от 27 октября 1798 года вместо еще правившего Великого Магистра фра Фердинанда фон Гомпеша, которую составили рыцари ордена. Павел предоставил мальтийским рыцарям в России политическое убежище после того, как их цитадель на острове Мальта пала под ударами наполеоновской армии.

Оставаясь православным царем, он принял титул Великого Магистра Мальтийского ордена и внес его символ — восьмиконечный белый крест — в герб Российской империи. Четыре конца креста символизируют христианские добродетели, а восемь углов — добрые качества христианина. Белый крест символизирует безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны. Мальтийский крест стал также высшей наградой для российских вельмож, носивших его выше всех других орденов и знаков отличия.

Неоднозначно поступок русского царя оценила и католическая церковь. Провозглашение женатого некатолика главой католического монашеского ордена было недействительным, с точки зрения католической бюрократии, и не было признано со стороны Святого Престола, что являлось тогда необходимым условием легитимности. Однако император Павел I был признан многими рыцарями и рядом правительств Европы. В официальной истории Мальтийского ордена он рассматривается как Великий Магистр де-факто, но не де-юре.

Российский период истории Мальтийского ордена оказался недолгим и завершился вскоре после кончины Павла Первого. Ночью 12 марта 1801 года император был убит. Александр I никогда не пытался стать Великим Магистром ордена. Оба учрежденные Павлом Великие Российские Приорства (подразделения ордена в России) представили Папе Римскому Пию VII четырех кандидатов на пост Великого Магистра, и 9 февраля 1803 года новым Великим Магистром стал итальянец фра Томмази. 20 января 1817 года Александр I контрассигновал резолюцию Совета Министров, в соответствии с которой сам Суверенный орден Святого Иоанна Иерусалимского в России объявлялся несуществующим. На этом Суверенный Мальтийский орден закончил свое пребывание в России. Российские дворяне прекращают ношение мальтийских крестов выше всех других наград, а его изображение навсегда исчезает из российского герба.

Военный орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты ведет свою историю с госпиталя в Иерусалиме, который основали несколько купцов из Амальфи, города на южном побережье Италии, между 1023 и 1040 годами, незадолго до Великой схизмы 1054 года, разделившей христиан на католиков и православных. Госпиталь состоял из двух отдельных зданий — для мужчин и женщин. При нем была сооружена церковь Марии Латинской, а День поминовения Иоанна Крестителя отмечался как самый торжественный праздник. Поэтому рыцарей ордена в дальнейшем стали называть иоаннитами. Главной их заботой было создание странноприимных домов во многих городах Палестины. Нуждавшимся там раздавали хлеб, одежду, предоставляли кров. После взятия Иерусалима остатки крестоносцев на первых порах нашли приют на Кипре (с 1291-го по 1310 годы), затем орден на 214 лет обосновался на Родосе, где превратился в маленькое суверенное государство, затем рыцарям был передан во владение остров Мальта, где располагалась их штаб-квартира до той поры, пока их оттуда не выбил Наполеон. Тогда рыцари нашли покровительство в лице российского императора.

Но и 200 лет спустя следы пребывания Мальтийского ордена в России можно обнаружить то там, то тут. Самым ярким художественным символом того времени стал Приоратский дворец в Гатчине, возведенный архитектором Николаем Львовым из землебитных кирпичей. Дворец, как и сама история союза православного императора с Мальтийским орденом, таит немало загадок. На любого, кто его видит, он производит «завораживающее» впечатление.

Автор проекта реставрации дворца Ирина Любарова попыталась разгадать причину столь сильного эмоционального впечатления дворца на зрителей и доказала, что он построен с использованием пропорций «золотого» сечения. Дворец абсолютно асимметричен, однако воспринимается человеческим глазом как очень гармоничный архитектурный ансамбль. Высотная доминанта дворца — башня соответствует общей ширине постройки. Башня фокусирует напряжение, растущее от озерной глади у стен дворца к постройкам, двору, крышам, соотношения соседних элементов при этом строятся по ряду Фибоначчи. Философская составляющая архитектурного ансамбля, по мнению Ирины Любаровой, символизирует отношения между «Да» и «Нет», «башни» и «не башни», присутствия и отсутствия, высот и провалов. Приор так и не побывал в своей резиденции.

Благодаря изучению истории Мальтийского ордена в России историк и известный литературовед-пушкинист Михаил Сафонов выдвинул новую версию причины дуэли Александра Сергеевича. Ключ к новой версии Сафонов нашел в хорошо известном всему литературному сообществу пасквиле, который получил поэт незадолго до гибели, и напрямую связанном с ней. Ученый перевел французский тест иначе, чем это было принято, и обнаружил, что его автор хорошо знал тонкости терминологии мальтийцев и практику католической церкви, а кроме того, был человеком русским, так как писал французский текст по русским калькам. Эти три фактора сузили круг потенциальных авторов пасквиля, при этом исключили из него Геккерена, которого прежде было принято считать автором смертельно оскорбивших Пушкина строк. Кроме того, версия Сафонова отводит подозрения в неверности, а как следствие и причину дуэли, от жены поэта красавицы Натали. В переводе Сафонова Пушкин назван не магистром ордена Рогоносцев, а магистром ордена неверных супругов. Исследователь считает, что автор пасквиля мог подразумевать неверность самого поэта, а не его жены.

Помимо художественной культуры, религии и архитектуры история мальтийских рыцарей укоренилась в сознании любителей реалити-шоу. Возрождение традиций дореволюционной России, когда ее граждане вдруг стали вспоминать о своем княжеском и графском происхождении, повлекло и появление огромного количества самозванцев, в том числе и самозваных мальтийских рыцарей. Располагающийся ныне в Риме Суверенный Военный орден Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты основал «Комитет по фальшивым орденам», рассказал «Парламентской газете» полномочный посол Суверенного Мальтийского Ордена в России Петер Канизиус фон Канизиус. Он назвал 8 самозваных «орденов Святого Иоанна Иерусалимского», в настоящее время осуществляющих свою деятельность также в Российской Федерации, на Украине, в Эстонии и Молдавии. Он отметил, что «эти и другие самозваные «ордена Святого Иоанна Иерусалимского» имеют общую черту — они хотят использовать в своих собственных целях историю, доброе имя, престиж и статус субъекта международного права Суверенного ордена Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты (Суверенного Мальтийского ордена). Некоторые из этих структур иногда меняют свои названия или свое местонахождение и, таким образом, вносят еще большую неразбериху в общую пеструю картину самозваных «орденов». Суверенный Мальтийский орден решительно принимает все меры, чтобы разоблачить и остановить деятельность самозваных «Великих Магистров», «Великих Приоров», «Приоров» и их самозваных «орденов Святого Иоанна» всеми законными и уместными способами.

http://www.pnp.ru/archive/p19850140.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru