Русская линия
Русское Воскресение Валерий Ганичев11.08.2006 

Океаническое мышление и православное сознание
Духовный подвиг Федора Ушакова

Ответы на глобальные вопросы современности

Ваше преосвященство!

Дорогие братья и сестры!

Великое событие свершается в Саранске! В честь Святого, Праведного Федора Ушакова возведен и освещается епархиальный Собор его имени! Широко и разнообразно проводится пятилетие со дня прославления Ушакова в Мордовии.

Об этом рассказывал сегодня глава республики Мордовия Николай Иванович Меркушкин. В Ушаковском номере «Роман-журнала XXI век» Николай Иванович в материале «Морская республика в центре России», как и сегодня на открытии конференции, рассказал о том, что православие и канонизация адмирала Ушакова стали знаком, добрым знаком возрождения веры, укрепления духовных основ в жизни республики, да и всей России.

Все эти годы мне пришлось быть свидетелем больших усилий Главы правительства, владыки Варсонофия, священства и мирян республики по возрождению Санаксарского монастыря, по возведению величественного Собора Святого Праведного Феодора, по укреплению веры и нравственности в людях.

Позвольте мне от имени Всемирного Русского Народного Собора, Союза писателей России, центра Патриотического и духовного воспитания имени Федора Ушакова поблагодарить вас всех за эти неутомимые усилия, за душевную щедрость, за вклад во Всероссийскую сокровищницу Веры, Духа, Добра и Любви к Отечеству!

Да, духовное поле святого праведного Феодора распространяется по Отечеству все шире и шире. На всех флотах произошло вручение икон с частицами мощей святого (в 80-ти епархиях имеются частицы святых мощей), вознеслись памятники адмиралу в Москве, Рыбинске, в Севастополе, в Тутаеве, в Греции, Болгарии… Я был на празднике Морской академии в Новороссийске, когда ей присвоили имя православного адмирала, а командующий Черноморским флотом сотоварищи сдернул покрывало с памятника Ушакову и вместе со священством заложил часовню Святого. Ушаковские отряды юных созданы в Севастополе, Волгограде, Архангельске. Ростове, Ярославле. Севастопольские ушаковцы провели Крестный детский ушаковский ход через Крым, Украину, Россию в Москву в Санаксары. Ежегодные ушаковские чтения проходят на родине Ушакова в Ярославле, Рыбинске. И нам надо в деревне Бурнаково, где он родился всем миром восстановить храм, где его крестили.

В это же время, по благословению митрополита Кирилла, в 2003 году был создан центр духовного и патриотического воспитания имени Ушакова. Таков духовный резонанс от свершившегося пять лет назад события.

* * *

Пять лет назад произошло прославление святого Русской Православной Церкви адмирала Федора Ушакова. Абсолютное большинство православных людей, как и всех граждан, встретило это решение с радостью и восторгом. Ведь для множества из них Федор Ушаков — известная историческая лич ность. Особую славу ему принесла Великая Отечественная война, когда были вызваны из глубин истории в помощь истекающей кровью стране её герои, её богатыри, её подвижники. Вспомните, в ноябре 1941 года, когда враг был в 40 километрах от столицы, и никаких резервов у Верховного Главнокомандования не оставалось, оно обратилось к историческим духовным стратегическим резервам России. В числе тех великих предков, которые должны были вдох новлять воинов, уходящих с Красной площади в бой, были названы святые князья России: Алек сандр Невский и Дмитрий Донской, её бессеребряные патриоты Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский, её победоносные полковод цы Александр Суворов и Михаил Кутузов.

Позднее в этот сонм исторических покровителей армии, народа вошли два великих флотоводца Фёдор Ушаков и Павел Нахимов, чьи лики были на орденах, которые вручали героям Отечественной войны.

Когда в 1995 году я подготовил, по совету владыки Варсонофия, важный документ на имя Святейшего Патриарха о деяниях адмирала Ушакова, то там во второй части письма было сказано: «Имя его после смерти являло чу десные представления. Вроде бы забытый и ушедший с исторической сцены и памяти, он вдруг явился народу нашему, армии и флоту в годину смертель ных испытаний и вдохновил их на победу против антихристианского воинст ва. В период Отечественной войны были учреждены орден и медаль Ф. Ушакова, которыми награждали за наиболее заметные подвиги во славу Отечест ва…».

Да, наш народ знал Фёдора Ушакова как великого флотоводца. Во время и после войны, когда ещё пытались сохранить связь времён, вышло немало книг, брошюр и фильмов, в которых описывались его военные победы, деятельность по созданию Черноморского флота, операции по взятию крепо сти Корфу, так что его военный подвиг был ясен.

Но произошло прославление, — и некоторая часть людей военных моряков, с удивлени ем и даже непониманием вопрошала: «В чём святость адмирала?» Когда я обратился в 2001 году, накануне прославления Фёдора Ушакова, к Святейшему Патриарху о том, какое место в ряду русских святых будет занимать святой праведный Фёдор Ушаков, то Святейший Патриарх ответил:

«Предстоящее прославление, хотя и произойдёт на епархиальном уровне, будет значимо для всей нашей Церкви. Ведь личность Фёдора Ушакова неразрывно связана с историей русских ратных свершений, с историей нашей государственности. Впервые в святцах появится имя человека, слу жившего на русском военном флоте, к которому в молитве будут обращаться воины-моряки. Да, для церкви он был не только военачальником. Главным основани ем для его канонизации стало то, что Фёдор Ушаков, находясь по долгу служ бы в самой гуще боёв, смог одновременно явить образ истинного христианина и не раз жертвовал собой ради спасения ближних. Последние годы он провёл вблизи Санаксарского монастыря. Сохранились многочисленные свидетель ства о праведной, наполненной христианскими подвигами судьбе этого вели кого сына России».

Приветствуя участников торжеств, посвященных прославлению адми рала, Св. Патриарх писал: «Церковь прославляет в лике праведных воинов подвижника, живущего в сравнительно недавнем прошлом. И впервые среди угодников Божиих появляется имя великого флотоводца».

Да, это было событие в мире духовном, но и важное событие в жизни и истории нашего флота. Действительно, только человек такого масштаба, такого высшего озарения мог сделать столь существенный, поистине гигантский вклад в выработку океанического мышления на флоте и, в целом, у нации. Известно, что в те годы, когда Россия, истекая кровью, защищала европейскую цивилизацию от ордынского варварства, Испания, Португалия, Голландия, Италия, Англия, Франция выходили на океанские просторы. Зарождалось океаническое мышление, которое давало простор военно-морскому умению, экономике, науке, торговле, литературе и искусству, оно создавало по-своему глобалистский взгляд на земное пространство, на общность различных народов, целых континентов.

Русский флот во времена Ушакова вышел на просторы мировых океа нов. Его корабли были на Чёрном и Белом, Балтийском и Средиземном мо рях. Пространство в Тихом океане между Аляской, Камчаткой, Охотском было освоено русскими парусниками. Но между тем Россию в Европе, а зна чит и в мире, океанской, да и морской державой не считали. Победы Петра под Ганугутом и Гренгамом к концу XVIII века забылись. Кусочек Балтики давал, конечно, выход к морям, но находился под присмотром морских «грандов» — Англии, Швеции, Дании.

На время Ушакова и пришёлся прорыв России к южным морям, в Азию, Африку, Южную Европу. Черноморский флот стал реальностью. Победы Ушакова у Керчи, Тендры подтвердили это, а маневр и победа у мыса Ка лиакрия знаменовали, что у России появился выдающийся флотоводец, чьё военно-морское искусство было взято на вооружение блестящим англий ским флотоводцем Нельсоном. (Как говорят некоторые специалисты, манёвром при разгроме французского флота в устье Нила Нельсон повторил ушаковский приём при Калиакрии). Выход на освобож дение Ионических островов во главе уже объединённой русско-турецкой эскадры показал безусловный авторитет адмирала. Его победы при взятии Корфу, ос вобождение юга Италии, обращение Нельсона с просьбой помочь освободить Мальту, вокруг которой, безусловно талантливейший адмирал баражировал почти два года, показывали, что морской и военный авторитет адмирала Ушакова был непререкаем и признан как друзьями (даже если это были столь ненадёжные союзники, как турки, или такие ревностные защитники своего авторитета, как Нельсон), так и врагами.

Сегодня мы можем говорить, что именно с Ушаковым пришло в Россию всеохватывающее стратегически морское, державное, океаническое мышление. Это мышление и дух во многом способствовали созданию и процветанию столько веков великой империи многих народов России, а затем СССР.

Ныне, когда мы почитаем Ушакова столь высоко, для каждого военно- морского начальника, командира стратегических войск и подразделений, старшего офицера следует выделить составляющие части его стратегии — опору на державные силы, на национальный интерес, соблюдение христианских принципов во всех действиях, государственничество, умение, способность широко охватить все действия флота, состояние кораблей, уровень союзников, масштаб морских пространств, оценить экономические и военные ресурсы флота, конечно, экипажей, офицеров, морских слу жителей, как ныне любят говорить — человеческий фактор. Для Ушакова это был не «фактор», а живые соратники, подвижники, братья во Христе. Что и выделяло его даже среди лучших талантливых военно-морских командиров России.

Не будем забывать, что морские служители, в основном, приходили из крепостных крестьян, из общин крестьянских. Конечно, для дворянского офицера флота России, они были низшим сословием, даже нижайшим, и взывать к флотскому служению, пониманию обязанностей моряка, зачастую могло только наказание, «розговое наущение».

Ушаков шел по другому пути, он опирался на православное общинное мировосприятие русских моряков. Те же считали свое служение — долгом, повинностью, даже послушанием перед общиной, определившей их на эту обязанность. Известны и символичны лермонтовские строчки о русском офицере: «Слуга царю — отец солдатам». Для Ушакова моряки были не только родные дети, они были братья во Христе. Он был с ними в бою. Поэтому он пекся о том, чтобы они понимали, что воюют за Отечество, служат царю и молятся Богу. Он пекся о них, обо всех их нуждах: об их одежде, о пропитании, о лечении. Достаточно вспомнить, что первый свой орден святого равноапостольного князя Владимира он получил не за битвы, не за сражения, а за спасение экипажа, причем всего экипажа от моровой чумы, косившей всех подряд в Херсоне в 1783 году. Один за одним выходят из-под его пера приказы, распоряжения о питании моряков, больных служителей. Вот 1792 год, 18 октября. «По случаю же недостатка в деньгах по необходимости сбережения служителей в здоровьи отпускаю из собственных своих денег 13 500 рублей… для покупки свежих мяс и… для содержания госпиталей». Или, обучая свою эскадру в 1797 году, он издает приказ «о снабжении больных свежей провизией». Опять из своих денег, обещая возместить расходы тем командирам, которые это сделают. Свои деньги для снабжения моряков он давал не раз, в том числе и в заморских походах, и неизвестно, сколько их вернула ему государственная казна, но они возвращались к нему беспредельной верностью моряков, их любовью, их преданностью Отечеству.

И эта любовь, эта преданность России моряков, были важной составляющей частью океанического мышления, которое утверждалось Ушаковым.

Адмирал Ушаков всегда был нацелен на Победу. Он ее творил постоянным напряжением сил, ума, создавал подготовкой, упражнениями, организацией. Он требовал преодолевать вялость, пассивность, безразличие внутри себя, настраиваться на победу. Он ведал, что надо, чтобы враг знал, что его корабль, эскадра, флот — непобедимы, а это уже была предпосылка ослабления врага перед сражением.

Нам и сегодня как никогда важен опыт Побед Ушакова, Суворова, Кутузова. Как писал русский философ и публицист М. О Меньшиков: «Поколения, воспитанные в бесславные годы, не могут быть столь же решительными, как поколения в века побед. Не будь Полтавы и Гангута не было бы Петровских побед. Не будь блистательных суворовских и кутузовских побед, не было бы и „золотого века“ нашей дворянской культуры». Ушаков сегодня нужен нам, нашему флоту, как символ высшего служения Отечеству, народу, символ духовного стояния в Вере.

Ушаков всегда заботился о флоте в целом, о его боеспособности, о его необходимости для России! Когда в начале XIX века к монаршей власти пришел Александр I, то в его окружении появилось множество «реформаторов», преобразователей, поворачивающих на другие, не екатерининские, не павловские, не имперские пути России.

Одним из «цивилизаторских» путей предлагался отказ России от флота, — «ибо она держава сухопутная», и «быть ей в числе первых морских стран не нужно». Другие требовали неимоверного количества средств для флота, не имея осознанного плана его развития.

Волей художественного воображения, в своем варианте киносценария я собрал в имперском кабинете Александра I — в начале XIX века ведущих военно-морских начальников и вершителей внутренних и иностранных дел. Они-то в те времена, правда, в разные годы и предлагали свои лжепроекты. По сценарию, Александр I выслушал их и попросил высказаться Ушакова. Я с удовлетворением привожу твердые и резкие слова адмирала, которые вытекали из его постоянной позиции:

«Ваше Величество! Заявление о том, что России большой флот не нужен не от большого ума (Воронцов вспыхнул. Александр покачал головой, но не перечил) — У Англии океанов много, но и у России их немало. Ведь из Черного и Балтийского морей прямой выход в Атлантику, а на востоке великий Тихий океан. Ведь у нас там Аляску, Форт Росс охранять надо. А торговать, что, одной Англии пристало? Мы из Одессы, Риги, Ревеля, Архангельска можем и должны везти товар и их охранять должно морякам. Конечно, можно и Балтику оставить, и Крым туркам отдать. Но сколько же мы там крови пролили. Да и земли это древние славянские, их охранять, возделывать надо. Господин граф забыл, что Петр Великий сказал: то государство, которое армию имеет — одну руку имеет, а то, которое флот имеет, то две руки имеет. Почто он Россию однорукой хочет сделать (Воронцов что-то хочет сказать, Александр успокаивает его жестом) — А господин министр Чичагов, считает, что деньгами сорить самое главное доказательство деятельности, а тут ведь надо все рассчитать, какой корабль за каким строить, как оснащать. А главное, людей, команду командиров научить. И не по знакомству их назначать, а за умение и знание. А то ведь у нас, говорят, что флот нынешний создается не для неприятелей, а для приятелей. Ваше Величество, нельзя России без флота, нельзя его для прогулок содержать. Если плохо флоту, то и России плохо будет».

Не знаю, оставит ли режиссер эту сцену в фильме, но мне кажется, что она очень важна для прояснения характера Ушакова.

Думаю, что это гражданское бесстрашие Ушакова перед самыми высшими лицами и авторитетами в стране, при защите государственных интересов, при защите флота должно быть важной частью характера и современного военно-начальника, того патриотического, океанического мышления, которое оставил нам Ушаков.

Что же касается фильма, то его создание одобрил святейший Патриарх, министр культуры (выделив первые деньги). Но, к сожалению, эти средства еще мизерны. Мы немало говорим о патриотизме, составляем программы патриотического воспитания, даже доктрины, но когда дело доходит до практических шагов, средств нет. На «Челси» деньги находятся, на фешенебельные яхты, на концерты рок-витий на Васильевском спуске, пожалуйста, а для выхода на экраны отечественного патриотического фильма — жидковато. Мы надеемся, что отечественный бизнес, ушаковские земли (Мордовия, Ярославщина, Архангельск, С-Петербург) откликнуться на просьбы Центра Ушакова по созданию такого фильма.

Нет сомнения, что прославление Ушакова, привлекло к нему внимание не только людей верующих, а и всех граждански осмысливающих себя соотечественников.

Особую роль тут играет наша литература, книги, журналы. В «Роман-журнале XXI век», в журналах «Новая книга России», «Русский Дом», «Православная беседа», «О, Русская земля», в изданиях Мордовии, С-Петербурга, Нижнего Новгорода, Ярославской земли. За это время выходило немало исторических очерков, статей, материалов о той эпохе, о подвигах Ф.Ф. Ушакова. Вообще наша историческая литература в последнее время оказалась на высоте в борьбе за подлинные патриотические национальные ценности. Достаточно назвать полноценную и уже хорошо зарекомендовавшую себя премию «Александр Невский» по исторической прозе, в которой мы рассматривали и присуждали премии за такие блестящие книги как «Дмитрий Донской» (Ю. Лощиц), «Ермолов» (О. Михайлов) «Покрышкин» (А. Тимофеев), Александр III (И. Дронов), «Козьма Минин» (В. Шамшурин), «Александр Невский» (А. Сегень), «Генералиссимус» (В. Карпов), «Брусилов» (С. Семанов) и другие.

Святейший Патриарх, благословляя всероссийский конкурс «Вера. Отечество. Флот. Адмирал Ушаков», который проводит в этом году Союз писателей России, компания «Гренадеры» и детский журнал «О, Русская земля» отметил: «Даже в Советское время, когда наша Церковь подвергалась жестоким гонениям, русская литература сохраняла православную систему ценностей, формально себя с православием не отождествляя…

В годы войны весь наш народ, воспитанный на положительных образах русской литературы, явил чудеса мужества и героизма, чем еще раз засвидетельствовал неразрывную связь со своим историческим прошлым, героями минувших столетий, которые отстаивали независимость Родины под стягами Святого Православия».

Действительно, для молодого поколения — школьников, студентов — в образе Ушакова явился возвышенный, безусловный герой, образец для подражания. В ответе Святейшего Патриарха на вопрос: «Образ какого героя ждет общество? В каком герое, на ваш взгляд, нуждается общество и наше молодое поколение? — мы получили целую программу высокого духовного воспитания, программу опорных действий в школе, в прессе, в обществе. Патриарх написал: «Очевидно, что нельзя быть подлинным сыном своего Отечества, своей страны, не зная ее истории, будучи чуждым ее религиозно-культурного наследия. Убежден, именно с православием связана будущая судьба России и поэтому перед лицом тех, кого именуют «нашим будущим», я обращаюсь к вам с пожеланием быть добрыми преемниками традиций своих великих предков, таких, как святой праведный воин Феодор (Ушаков), чьими усилиями было создано могущественное российское государство.

Именно такого героя, на наш взгляд, ждет общество, в таком герое нуждается наше молодое поколение. Думаю, что такое желание выскажут и участники конкурса «Вера. Отечество. Флот. Адмирал Ушаков», который мы поддерживаем и благословляем», — закончил Патриарх.

И действительно, сотни сочинений, исследований, стихотворений, песен, которые стекаются в Союз писателей, свидетельствуют, что нам не следует разочаровываться в молодом поколении. Подростки, юноши, девушки представили насыщенные фактами, глубокими размышлениями, осмыслением прошлого и нынешнего времени работы, рисунки, стихи, песни. Один из них, 14-летний парень из Белгорода, заявив, что он человек ответственный и серьезный, а потому выбирает для себя и цели ответственные и серьезные, и поэтому идеалом, образцом он избрал для себя жизнь Федора Ушакова. Понимая недостижимость его святости, он тем не менее четко сформулировал для себя задачу — «буду следовать мужеству, героизму и всем качествам православного воина».

Подводя первый этап конкурса, мы думаем, что следует продлить его сроки с учетом и пятилетия празднеств прославления, освящения Ушаковского Собора в Мордовии, и того всеобщего интереса, который проявляет молодое поколение к духовному подвигу адмирала.

Вокруг Ушакова распространялось некое православное поле, то есть благодать, ибо он и сам проявлял христианское терпение, внимание к ближнему. Правилом для него во все периоды жизни было: помогать своим подопечным молитвой и любовью. Мы сегодня в нашей суетной жизни зачастую не находим время на полную и постоянную молитву. Для Ушакова это было правило. Историк Бантыш-Каменский, собиравший сведения об Ушакове незадолго от последних лет его жизни писал, что Федор Федорович, находясь в Севастополе обязательно молился на литургической службе, каждый день слушал заутреню, особенно вечерню. «Вере отцов своих оказывал чрезвычайную приверженность». Всего он проводил в молитве не менее 4-х часов в сутки (!!!) После возвращения его эскадры из военного похода он всегда отправлялся со всеми экипажами в храм на благодарственную молитву. Для окружающих было ясно видно Божие благоволение к Ушакову. Так главный стратег русской политики на юге России князь Григорий Потемкин в боевой инструкции Ушакову писал: «Бог с Вами. Возлагайте твердую на Него надежду. Ополчась Верою, конечно, победим».

В найденных нами материалах переписки одного из керкирских негоциантов с русским консулом в Венеции говорится о восхищении молитвенным и гражданским подвигом Федора Ушакова. Он пишет, что греки поражались молитвенному усердию самого адмирала, его офицеров и моряков, заполнявших все шесть храмов Керкиры, отведенных им во время церковных служб.

Молясь в храме Санаксарского монастыря, в келье, по целым седмицам он утверждался в сознании окружения, монахов и мирян, как великий молитвенник. Незримая, но прочная связь Ушакова с Богом сподвигла его на великую благотворительность, на милосердие. Вот тогда-то, в начале XIX века на тамбовской, пензенской, мордовской земле выявилась в полной мере его духовная суть. Современники увидели в нем Божиего подвижника, а не только героя битв и походов. Недаром в поминальном слове о смерти адмирала современник писал: «Имя адмирала Ушакова причислялось к именам знаменитых русских мореходов, а добродетели его запечатлелись в сердцах всех тех, которые пользовались его знакомством в последние годы жизни его, посвященной вере и благотворению».

И еще одна известная, но все более расширяющаяся часть биографии духовного подвига Ушакова — Россия и Греция. Подвиг Ушакова по освобождению Ионических островов отмечен в его «Житии», как серьезное православное деяние его жизни. Действительно, Россия всегда была благодарна светоносной Элладе, Византии, откуда пришел в наше Отечество свет Христианства, и миссия Ушакова состояли в том, что, освобождая Ионические острова от безбожного воинства французской Директории, он создавал плацдарм для освобождения Греции от 300-летнего оттоманского ига, он создавал первое греческое государство, со своей демократической конституцией, органами власти, армией, греческим языком и, главное, воссоздав православный епископат.

Это было начало возврата духовного долга России Греции. К сожалению, эта миссия Ушакова и России с течением лет затуманилась и, как я понимаю, во многом не случайно. В 1987 году, когда я работал в архиве острова Керкиры, и попросил принести документы того периода, то мне принесли папки с надписью «Русско-турецкая оккупация 1798−1799 гг.». Я не выдержал и с возмущением сказал: «Побойтесь Бога! Он освободил вас, дав свободу, конституцию, восстановил православие, а тут… оккупация». Архивист смутился и сказал: «Тут на островах 40 лет был протекторат Англии, и английские историки оставили нам эту периодизацию и ее обозначение». Вот так, кто-то не хочет, чтобы именно Россия была освободительницей, созидательницей, другом народа Греции. Оккупация, как часто с неблагодарностью мы слышали это слово. Прославление Ушакова Русской православной Церковью во многом заставили пересмотреть такие взгляды. Владыка Варсонофий помнит, как в 2002 году делегация РПЦ, фонда «Русский предприниматель», русские писатели, ученые, военные, предприниматели были на Корфу, привезли икону и частицу мощей. Это было триумфальное шествие, когда Федор Ушаков, через 200 лет снова пришел на Корфу. Отряд моряков черноморского корабля «Ямал», оркестр, икона с частицей мощей и открытие мемориального памятника. Сотни людей: старики, дети, молодые женщины крестились при прохождении иконы, многие выбегали и прикладывались к лику. Однако признание святости Федора Ушакова на Керкире проходило не сразу. После большой пресс-конференции, ответов владыки Варсонофия, после научной конференции о деятельности Ф.Ф. Ушакова в Средиземноморье и на Керкире, которые организовали Керкирский и Афинский университеты и Союз писателей России, доктор филологических наук Е. Стерсопулу, после второй и третьей «Ушаковской недели» в 2004 и 2005 году, издание брошюры профессора В Ганичева об Ушакове на греческом языке на островах все больше и больше вспоминали о деятельности Ушакова, узнали о его святости.

Номарх Керкиры (мэр), в 2005 году, на митинге у памятника великому сыну греческого народа, выходцу с Керкиры И. Каподистрии, бывшему фактическим министром иностранных дел России после войны 1812 года, сказал: «Мы, наш остров связаны великими и нерасторжимыми узами с Россией. Ныне мы молимся на острове двум великим святым Спиридону Тримуфунтскому и Федору Ушакову». Действительно, Керкира — Боговдохновенный остров, с которого в Россию тянутся многие духовные связи, с которого вышли замечательные просветители и политики, связавшие свою судьбу с Россией. Их жизненные пути, их исторические действия пересекались не раз с жизнью и деяниями Ушакова. И эта тема прозвучала еще на одной общей конференции. Вот только что в июне месяце завершилась по благославлению Митрополита Керкирского Нектария церковно-научная конференция о жизни и деятельности двух замечательных керкирян, двух греческих просветителей и архиепископов Русской православной церкви Евгении Булгарисе и Никифоре Феотокисе. Евгений Булгарис — замечательный ученый, священник был приглашен Екатериной II на должность императорского ученого библиотекаря, был рукоположен в архиепископы и стал первым наместником, образованной в 70-е годы XVIII века, на землях южной Новороссии Херсонской и Славянской епархии. Закончил он свою жизнь в С-Петербурге, в Александро-Невской Лавре, написав десятки Богословских и исторических, поэтических, культурологических книг. Другой блестящий керкирец Никифор Феотокис тоже стал (после Е. Булгариса) архиепископом Херсонским и Славянским, а затем Астраханским, а последние годы своей жизни был наместником Свято-Данилового монастыря, где и упокоен. На месте его упокоения в июне 2005 года был установлен в присутствии греческих дипломатов, белый мраморный крест, и наместник монастыря, архимандрит Алексий совершил перед отъездом на керкирскую конференцию панихиду. Я тоже делал на этой конференции доклад о пересечении судеб этих людей с судьбой Ушакова. Ведь в 1783−86 гг. все они оказались в Херсоне. Ушаков получил в свое командование большой корабль «Святой Павел», достраивая его, обучал команду. И получил тут первый свой орден Св. Владимира за спасение своего экипажа от чумы. Никифор Феотокис возглавил в это время Херсонскую Епархию. Евгений Булгарис находился тут на покое, творчески работал, писал сочинения духовные.

Ясно, что они не раз встречались в храме, на трапезах у владыки. Рассуждали о Средиземноморье, в котором Ушаков был уже не раз, об Ионических островах, которые ему предстояло освободить. Церковно-научная конференция прошла успешно, и еще раз подтвердила исторические, духовные, культурные связи России и Греции, Русской и Элладской православных церквей, что еще раз подтвердил Св. Патриарх в ответах «Роман-журналу. XXI век», в номере, посвященном прославлению Ушакова.

Мы все приветствуем и благодарим власти Керкиры, ее ученых, краеведов, митрополита Нектария, всех керкирян за их гостеприимство, за их дружелюбие, за их уважение и память о великом святом праведном Феодоре Ушакове.

Олег Костин, один из руководителей фонда «Русский предприниматель», проводящего «Ушаковскую неделю» привез нам радостную весть, что создается общество русско-керкирской дружбы и я уверен, что многие из нас, участники нашей конференции с благодарностью вступят в это общество.

Уважаемые участники конференции, конкурс «Вера. Отечество. Флот. Адмирал Ушаков» обращен к школьникам, кадетам, студентам, курсантам. Он может объединить всех молодых и юных, хотя вроде не всех объединяет море и флот, но всех объединяет Вера и Отечество. В конкурсе есть тема «Твоя река впадает в океан». То есть у каждого из нас есть животворный исток — источник, которые соединяют нас с миром нашей великой Веры, великого Отечества. Великой истории. Одним из таких жизневосстановительных, духовных источников становится житие Святого Праведного воина, непобедимого Феодора Ушакова, к которому мы и припадаем в эти дни.

Доклад на Конференции в Саранске

http://www.voskres.ru/articles/ganitchev.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru