Русская линия
Народное радио Николай Маслов07.08.2006 

Система нравственного и религиозного воспитания
Программа «Город и мир» от 27.07.2006

Тема передачи: нападение на известного протоиерея Александра Захарова, система нравственного и религиозного воспитания.

Гости студии: доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов.

Ведущие: Игорь Сергеевич Шишкин.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, сегодняшнюю нашу программу я бы хотел начать с трагических событий, которые принесли нам ленты новостей. Совершено очередное, к сожалению, уже действительно очередное нападение на священника Русской Православной церкви, поэтому в начале программы я бы хотел, чтобы вы и наши радиослушатели познакомились с сюжетом, который подготовил наш обозреватель Николай Алексеевич Холявченко.

Николай Холявченко: Уже в который раз приходится удивляться, а точнее, негодовать по поводу необъективности и предвзятости наших средств массовой информации, их предпочтению освещать события одного и того же порядка либо активно, цветисто и ярко, либо никак. На протяжении многих недель на слуху были преступления, совершенные в отношении людей нерусской национальности, проживающих или временно находящихся на территории нашей страны. Но многие ли могут, благодаря нашим «замечательным» СМИ, продемонстрировать осведомленность хотя бы о некоторых недавних преступлениях? Например, о жестоком избиении бейсбольными битами церковнослужителя Евгения Ефремова, направлявшегося домой после службы в храме? Или о том, как несколько охранников одного из супермаркетов были порезаны гостями с солнечного Кавказа, которые при этом еще и вопили на весь торговый зал о том, что они всегда резали и будут резать? Кто-нибудь из вас читал о том, что в подмосковном городе Шатуре несколько раз сжигали деревянный православный храм, который горожане строили на собственные деньги недалеко от городского рынка, где правят бал, как и везде в России, отнюдь не местные крестьяне? И вот новое преступление. В Ленинградской области совершено нападение на известного протоиерея Петербургской епархии Русской Православной церкви, талантливого церковного публициста Александра Захарова. Священнослужитель был найден недалеко от своего дома с колотыми ранами и проникающим пулевым ранением в грудь. Сейчас священник госпитализирован, и за его жизнь борются врачи. И поскольку местом службы Александра Захарова является православный храм, а не синагога или не мечеть, то никаких рассуждений в СМИ о преступлении на национальной почве, естественно, нет. Возбуждено уголовное дело по статье «разбой» Уголовного кодекса Российской Федерации.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, как вы оцениваете произошедшее событие и ту тенденцию, которую действительно подметил Николай Алексеевич Холявченко? Как только пострадал нерусский человек — сразу же фашизм, разжигание межнациональной ненависти и колоссальные сроки? А когда идут одно за другим нападения на православных священников, и все это преподносится, как случайность, бытовуха. У нас было очень много звонков из Санкт-Петербурга. Наши радиослушатели хотели бы знать вашу точку зрения.

Николай Маслов: Точка зрения понятна: кому принадлежат СМИ, тот об этом и говорит. Первый канал и НТВ, я помню, очень по синагоге все рыдали и плакали. Там вообще дошли до Верховного Суда, каждый день это все транслировалось, и, конечно, понятно, кто и кого защищает. Вот говорят о том, кто разжигает национальную рознь, почему ее разжигают, какими способами разжигают? Это тоже яркий пример. Но, тем не менее, ни прокуратура, ни МВД реагировать на это не будут таким образом, потому что их никто не будет заставлять работать.

Игорь Шишкин: Либо дадут символические сроки, даже если дадут.

Николай Маслов: Да. А если это касается действительно русского священника, то по умолчанию это будет все происходить. Мы должны все это поднимать, да мы и понимаем. Нужно копить силы, чтобы давать отпор, чтобы в своей стране наводить порядок собственными силами. Сейчас нам, за то, что многие из нас повернулись к Церкви и к нравственной жизни, Бог показал все-таки, что Россия — это самое богатое государство в мире. Действительно, от нас, от наших энергоресурсов зависит развитие и азиатскихи европейских стран, но мы сегодня еще не ощущаем, что мы владеем этим и распоряжаемся, получаем некую пользу от этого земного нашего богатства. Когда-то Павел Алеппский сказал, что Бог даровал русским все за их преданность к Богу, и когда у русского народа, у православных восторжествует повсеместно и преданность к Богу, и преданность к своим традициям, к своей культуре, к ценностям, завещанным предками, вот тогда мы будем свидетелями другой жизни, в том числе земной.

А то сейчас «Московский комсомолец» формирует некие свои «ценности», про которые лет через пятьдесят скажут: «Вот это нам оставили предки». Это не мы оставляем для будущего, это оставляет Паша Гусев со своей командой.

Игорь Шишкин: Но я не считаю ценностью то, что делает Павел Гусев.

Николай Маслов: А в архивах это будет лежать.

Игорь Шишкин: Возможно. Так вот, Николай Васильевич, для этого нужна соответствующая система образования, соответствующая система воспитания. Об этом сейчас много говорится, образование выведено в национальный проект. Но вместе с тем есть настораживающие моменты в модернизации образования. Как-то так ненароком подбросили идею, что образование — это не важнейшая задача и функция государства, а одна из услуг, которую государство может оказывать своим гражданам. Я предлагаю послушать еще один сюжет, который подготовил Николай Алексеевич Холявченко.

Николай Холявченко: В России достаточно людей, знающих, думающих, главное, болеющих за дело образования и воспитания подрастающего поколения. И те реформы в системе образования, которыми занимаются профильные министерства во главе с господином Фурсенко, многих из них не устраивают. Так, например, члены Общероссийского движения «Образование для всех» убеждены в том, что образование является важнейшей социальной функцией государства, в то время как позиция их оппонентов, сторонников модернизации, заключается в том, что оно является лишь сферой услуг, причем услуг платных. Это означает, что образование является лишь предметом купли-продажи. Если у тебя есть средства, значит, ты получишь соответственно более высокую услугу, нет средств — будешь неучем. Таким образом, мы идем к очень серьезным социальным конфликтам.

А ведь во все времена во всех развитых странах образование считалось и считается важнейшей социальной сферой. В соответствии с этим, мы оцениваем и позицию государства в отношении образования. И если оно для государства действительно является важнейшей социальной функцией, то и расходы на его развитие должны быть соответствующими. Как, например, это делается в Японии, где на образование расходуется до 12 процентов от внутреннего валового продукта. То же самое можно сказать про Китай. Расходы же на образование в таких европейских странах, как Франция, Германия, Италия, Великобритания, в среднем составляют от 7 до 9 процентов. А в Финляндии, бывшей колонии Российской империи, на образование расходуется 16 процентов ВВП. У нас же эта статья расходов составляет лишь 3,5 процента. Но поскольку для реализации того, что проектируется на бумаге, нужны всегда и, прежде всего, деньги, любые национальные, самые что ни на есть приоритетные проекты при подобном финансировании так и рискуют остаться всего лишь проектами.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вот национальный проект «Образование» — важнейшее направление деятельности государства. А разница в финансировании, вы слышали, Финляндия и Россия, Китай и Россия, Япония и Россия. Или вдруг, ни с того, ни с сего, выяснилось, что образование это всего-навсего услуга.

Николай Маслов: Либеральные политики были всегда. Вообще нужно отметить такую дату — 1802 год, когда впервые в России появилось Министерство народного просвещения. До этого государство не вмешивалось активно в систему образования и просвещения народа. Этим занималась Русская Православная Церковь. Были приходские школы, были семинарии и так далее. И Церковь занималась нравственностью общества, в том числе и образованием, учила читать, считать и так далее. В 1802 году появляется Министерство просвещения. Александр I пошел на поводу у части дворянства, началось более масштабное заимствование зарубежного опыта. Еще о реформах Петра I многие говорили, что он вознес Россию, открыл окно в Европу, но когда от сквозняков из этого окна начались в стране болезни, то уже Карамзин пишет об этом так: «Петр к новым для нас обычаям приступил, внедряя зарубежное без благоразумия». Он считает, что Петр I поступил неблагоразумно, прививая западные ценности.

После этих реформ прошли годы, Церковь отодвигали все дальше и от общественной жизни, и от системы образования, нравы в обществе стали падать, начались покушения на царя, в стране появились мятежники, и с тех пор у нас одна война заменяет другую, идут всевозможные революции, перестройки. В таком бессознательном движении многие государственные деятели производят то или иное свое действие. Так вот сегодня, возвращая в систему образования духовно-нравственный аспект, приводя Церковь к системе образования, мы возвращаемся к временам до 1802 года, когда в стране был порядок, тюрьмы имелись в малом количестве, не было политзаключенных, нравственным состоянием народа занимались, его обучали.

Один из высокопоставленных деятелей нашего государства писал: «Цель правительства в образовании студентов состоит: первое — в образовании верных сынов церкви; второе — верных подданных государю; третье — добрых и полезных граждан своему Отечеству». Вот такие три задачи стояли перед системой образования. И даже когда появились уже новые реформаторы, а это было во времена, когда Голицын ведал делами образования, и либералы потребовали от него введения всевозможных зарубежных новаций, то протесты духовенства и граждан привели к отставке Голицына. То есть Голицын, как проводник либеральных идей был вынужден уйти, царь был вынужден его отстранить.

Сегодня, мне кажется, мы готовы реагировать на ту либеральную составляющую, которую пытается принести с Запада наш министр образования. Я думаю, что он даже не понимает, что он делает. Он где-то побывал в нескольких командировках, а до этого сидел в закрытом институте, и когда увидел, что там, где-то за рубежом, есть какие-то непонятные ему ценности, он решил предложить их нашему государству. Надо отдать должное экскурсионным бюро, которые возят человека по стране, показывая ему все лучшее, или худшее, но реальной жизни он никогда не увидит. Он смотрит на блестящую внешнюю оболочку и говорит, что вот видите, мол, к чему привел либерализм Запада, надо и нам так. А если бы он отошел на двадцать метров от блеска американского казино, и понял, что в трущобах живут десятки миллионов нищих, убогих американцев, он бы подумал, нужны нам эти ценности или нет. Если бы он видел, что родители учеников ходят с пистолетами, оберегают своих детей, что вечером, едва начинает смеркаться, уже надо прятаться дома, то не вводил бы всевозможные либеральные эксперименты в систему образования.

Но сегодня уже есть огромное количество людей, которые не просто теоретически доказывают необходимость духовно-нравственного воспитания, а именно на практике привносят в систему образования духовно-нравственный аспект, и это у нас неплохо получается. Потому, конечно, осталось организовать серьезный протест со стороны церковных деятелей и гражданских лиц в системе образования, чтобы ненужные, опасные для нашего общества принципы, которые формируют нашу сегодняшнюю молодежь и нашу жизнь, были исключены из системы образования.

Игорь Шишкин: У нас уже очень много телефонных звонков. Алло, вы в эфире.

Нина Викторовна: Не кажется ли вам, что все наши деятели, и богословы, и священники, и наши ученые, и преподаватели в институтах и в школах должны сейчас заниматься именно богословским воспитанием?

Николай Маслов: Я не согласен, потому что богословие — это определенная наука, и детям ее постигать не нужно. А вот учить детей совести, нравственности, основам православия — это, да. То есть нужно понимать, что такое религия. Дело человека — прийти к Богу или не приходить к нему. Дело церковных служителей — служить в храмах, своей жизнью и словом проповедовать и нести истины, которые Бог оставил нам для исполнения. А вот терминологией, я думаю, вы немного не владеете, потому что богословие — это все-таки высокая наука, и она школьникам не под силу. Есть другие предметы, которые необходимы, чтобы в системе образования ясно и четко прослеживалась система духовного, нравственного воспитания. Воспитывая человека, мы определяем судьбу нации. Не воспитывая человека, мы заранее своим детям должны строить тюрьмы. Самовоспитание это другая часть воспитания человека, но сначала его нужно воспитать в дошкольном варианте, дома.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушательница: Не началась ли против нас, против России тотальная война?

Николай Маслов: Ну, война с Россией идет всегда. Когда Россия слабая, с ней мало борются — что с ней бороться, когда она сама разрушается? Когда Россия становится на путь возрождения, то силы ада будут, конечно, восставать, руками разных стран и руками разных политических деятелей будут вокруг нас создавать всевозможные угрозы нашей стране, в том числе военные, на которые мы будем вынуждены реагировать. Вокруг России всегда шла война, потому что нет государства в мире, которое бы Бог наделил такими богатствами. Поэтому друзей у нас будет всегда очень мало. Когда мы будем сильные, нам будет казаться, что кругом — наши друзья, но когда мы будем послабее, они превратятся в наших врагов. Но жизнь — это борьба добра со злом. Это формула жизни человека на Земле. Если мы это понимаем, то мы будем за свою жизнь бороться. Мы будем жить и бороться за жизнь и чистоту нравов в обществе столько, сколько нам Бог даст сил.

Но для того, чтобы люди это поняли, чтобы они могли отстаивать свои убежедния, им нужен понятийный аппарат. Когда 15 лет назад мы начинали работу по духовно-нравственному возрождению в системе образования, в том числе по патриотическому воспитанию, то сами педагоги с трудом могли сформулировать основные принципы, они еще многого не знали. Сегодня у нас вышел «Толково-педагогический словарь» — тот самый понятийный аппарат, который мы готовили все эти годы, можно даже похвастаться.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушатель: Не кажется ли вам, что нужно обозначить такую проблему: исключительность влияния телевидения на людей? Ведь сейчас существует только одна власть — власть телевизионная, а все остальные только ей подчиняются.

Николай Маслов: Согласен. Мы об этом постоянно говорим. Но под лежащий камень вода не течет. И вот даже сегодня в Троице-Сергиевой лавре у нас проходит небольшой форум «Пресса за нравственное общество». Год назад, когда мы поняли, что любые наши усилия имеют очень маленький коэффициент полезного действия, и сколько бы педагог ни старался, сознание ребенка разрушается практически до основания телевизионными передачами, мы начали это движение. «Толково-педагогический словарь» может стать как предметом изучения в школах, так и пособием, при помощи которого можно будет оспаривать любые действия средств массовой информации. Многие работники СМИ говорят, что не знают, что такое добро, что такое зло. Теперь они смогут найти ответы в нашем «Толково-педагогическом словаре». Это, фактически, докторская диссертация, так как он прошел ВАК, Высшую аттестационную комиссию, на нем есть и печать Министерства образования, а поскольку в стране не может быть двух понятийных аппаратов, то мы считаем, что он послужит подспорьем для формирования нравственных средств информации. А число таких СМИ постепенно увеличивается, растет и количество читателей, желающих получить хорошую духовную пищу.

Я глубоко убежден, и будь у меня в руках такая власть, первое, что я бы сделал — срочно очистил бы от всякой грязи телевидение, радио и прессу. Мы должны воспитывать людей высокого морального и нравственного облика, а средства массовой информации действуют сегодня хуже любой или нейтронной атомный бомбы.

Игорь Шишкин: На развитие системы образования, на реализацию этого национального проекта оказывает отрицательное влияние не только то, что люди насмотрелись на Запад или являются сознательными проводниками либеральных идей. Увы, когда говорится о том, что происходит у нас в стране, всегда нужно учитывать разгул коррупции, разгул личных, чисто меркантильных интересов. И очень многое сейчас в развитии системы образования определяется тем, что чиновник заинтересован не в развитии содержания, а в том, как перераспределить финансовые потоки так, чтобы они шли близким ему людям. Я предлагаю послушать сюжет, подготовленный нашим редактором Юрием Дивногорцевым.

Юрий Дивногорцев: Проходящая сейчас в нашей стране реформа науки и образования вызывает немало нареканий. По мнению многих специалистов, эта реформа не принесет никакой пользы. А некоторые законы, принимаемые в рамках реформы, могут только повредить. Говорит президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков.

Сергей Комков: Один из таких законов, который будет способствовать совершенно дикой и необузданной приватизации учреждений социальной сферы, это закон об автономных учреждениях. Я могу вам только кратко сказать об одном. Что закон, если он будет принят, открывает широкие двери для приватизации учреждений образования, в первую очередь, учреждений культуры, учреждений науки. Это приведет к тому, что в ближайшее время у нас уже не будет ни образовательных учреждений, ни научных, ни культурных.

Юрий Дивногорцев: Я попросил прокомментировать слова Комкова президента Российской Академии образования академика Николая Дмитриевича Никандрова.

Николай Никандров: Проблема, о которой сказал Сергей Константинович, меня тоже волнует. Проблема не в том, что частная форма собственности всегда хуже государственного учреждения, а в том, что образовательное учреждение может превратиться во что-то другое, и некому будет предъявлять претензии. Я думаю, что вопросы изменения форм собственности нужно решать крайне осторожно, чтобы такого удобного способа приватизации не просматривалось.

Игорь Шишкин: Складывается парадоксальная ситуация: первый вице-премьер, курирующий соответствующий национальный проект, говорит о вложении туда средств, о новых организационных формах, а президент Академии образования говорит, что подобные действия могут привести к превращению высших и средних учебных заведений в казино.

Николай Маслов: Он говорит со знанием дела по одной причине — что мы это все уже проходили. Сначала говорили, что булочные приватизируют, но они останутся булочными, будут торговать хлебом, а рынок отрегулирует, кто из них лучше. Рынок отрегулировал так, что люди из центра Москвы ездят за хлебом очень далеко. Вообще, эта ошибочная постановка вопроса, что рынок, рыночная экономика, что-то регулирует, вошла в сознание очень многих наших чиновников, и у власти оказались просто хапуги. Президент четко говорит, что коррупция каждый день увеличивается, увеличивается и увеличивается. И что с этим вопросом делать? Коррупция — это следствие отсутствия воспитания, той нравственной составляющей общества, которая держала всегда общество в определенных рамках.

Игорь Шишкин: Одними репрессиями такие проблемы не решишь.

Николай Маслов: Репрессии никогда ничего не решали. Если, например, взять все четыре национальных проекта, то они ведут четко только к одному: к увеличению цен на все, в том числе и на систему образования, в том числе на жилье. Мы уже говорили о том, что национальные проекты — это перекачивание денег из бюджетных средств, из всяких фондов в карманы олигархов, мелких и средних, то есть той частной составляющей, которая готова поглощать эти миллиарды. Для того, чтобы реализовать национальные проекты в жизни, то есть в квадратных метрах жилья, в достойной заработной плате, нужно «заморозить» цены. Государство в лице некоторых чиновников побоялось это сделать, и сегодня робко говорит, что давайте, мол, «замораживать» цены, фиксировать на год, на пять лет цены на энергоносители.

Игорь Шишкин: Но это только по желанию.

Николай Маслов: Да. И они ждут, а что скажет дедушка Буш или какой-то там Евросоюз. Да ничего не скажут, потому что им выгодно, чтобы в России был хаос. А у них система доходов и расходов населения четко и жестко отрегулирована, и очень жестко контролируется, в том числе и обществом.

Игорь Шишкин: Слово нашим радиослушателям. Алло, вы в эфире.

Слушательница: Как можно изучать христианскую религию, когда школа сейчас наполовину состоит из таджикских, азербайджанских детей из нехристианских семей? Зачем им нужна христианская религия? Никогда они не ассимилируются, никогда не будут преданы России. И насчет священников: ведь не первый раз их и убивают, и мучают, и истязают, и все такое. И мне кажется, коли средства массовой информации в руках сионистов, что это просто сионистские провокации.

Николай Маслов: Не знаю, я не работаю в следственных органах, а догадываться могу по реакции средств информации на то или иное убийство, или, чтобы вам было легче, разделять с вами вашу точку зрения. Мы об этом уже говорили. Что касается ассимиляции, как вы выразились, то я с вами не согласен. Когда сама титульная нация, то есть русская нация, падает нравственно, то и народ, который когда-то принял православие, например, идет в другую сторону, потому что видит, что они и водку пьют, и семьи у них разваливаются, и рождаемость у них никакая. Это больно слушать, но, к сожалению, это нужно признать, мы с вами сегодня не являемся образцом христианства.

Я вам приведу пример по Хабаровску. Любой китаец перед тем, как идти торговать, ставит свечку, потому что он понимает, что он пришел на территорию другого Бога, — так они рассуждают о себе, и он должен принести некую жертву, чтобы у него там торговля шла. Еще пример: наши эмигранты после революции открыли в Харбине русские школы. Так до сего дня китайцы мечтают попасть учиться в такие русские школы, попасть именно к русским высоконравственным педагогам. Там сначала даже не стоял вопрос о вере, там стоял вопрос о воспитании. Педагог заходил в класс — нельзя было не встать. Вот такой был пример для подражания, поэтому напрасны все наши вздохи и выдохи, нужно брать пример в нашей собственной истории.

Игорь Шишкин: К этому нужно добавить, что ни в коем случае нельзя заявлять, что если человек не русский, то он не может быть патриотом. Достаточно вспомнить грузина Багратиона, армянина Лазарева, командующего Черноморским флотом, армянина Баграмяна и так далее.

Николай Маслов: Конечно. Очень многие сражались за Россию и именно в ней видели свою Родину.

Игорь Шишкин: У нас еще очень много телефонных звонков. Алло, вы в эфире.

Слушательница: Какова основная причина, которую выдвигают либералы-демократы, против того, чтобы вводить в школу факультативно закон Божий?

Николай Маслов: Причин много. Они даже парадоксальным образом отличаются друг от друга в одном и том же кабинете министров. Да я не стал бы даже обращать на это внимания, потому что по нашим действующим законам школы могут полностью переходить на любую систему образования, если она не противоречат федеральным законам. Вот и вводите нравственность, и совесть, и христианскую религию, и даже религиозные какие-то предметы — это все можно решить на рабочем уровне, например, на собрании родителей, педагогов, директора школы. Главное — пожелать. Вот у нас сейчас идут «Глинские чтения», так залы переполнены, тысячи людей приезжают со всех уголков страны, из-за рубежа, за свой собственный счет. Люди тратят деньги на дорогу, кому-то оплачивают командировки, а самое интересное, они едут в свой отпуск.

И они нам рассказывают такие вещи, такие чудеса, от которых навертываются слезы на глаза. Целые школы, целые маленькие и большие города именно ввели систему нравственного воспитания, религиозного воспитания, причем ввели сами, не обращая внимания на Центр, потому что Центр сегодня, и это, может быть, даже и хорошо, сделал такую законодательную систему, что выбирай, что хочешь. Хочешь — иди налево, хочешь — иди направо, хочешь — иди вперед. Так вот, кто хочет иметь сегодня такое образование, какое считает нужным — есть все возможности.

Я вам приведу в качестве доказательства, наш «Толково-педагогический словарь». Вот, что такое «слово»? Слово — это воплощенная мысль. Здесь есть толкование, что такое «Слово Божие», что такое «слепота». «Душевная слепота» — если не видеть духа Святаго. Где вы могли бы раньше, в советское время, найти толково-педагогический словарь, утвержденный государством, где можно было бы прочитать слова из писаний святых отцов о том, что такое смирение, что такое молитва, что такое смысл жизни, и все с учетом религиозной основы? Это разве не чудо? Пожалуйста, берите учебник, у него есть гриф Министерства образования, и преподавайте, развивайте, учите своих детей, приходите, делайте собрание в школе. А то, что есть недостатки, так они всегда были. Вот царь Александр I под давлением либерального дворянства начал вводить светское образование, и пошли революции и так далее. Результаты налицо. Поэтому за жизнь, дорогие мои, нужно бороться, и средств для этой борьбы — выше крыши.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, сейчас вы высказали очень важную, по-моему, мысль, потому что все привыкли говорить, что все зависит только от государства, что вот, все плохо, а мы ничего не можем сделать, только на кухнях ахать и охать. Но вы начали эту работу — организовали «Глинские чтения», и это 15 лет назад, когда был просто разгул безнравственности, когда слова «нравственность», «патриотизм» считались чуть ли не ругательствами. И каков результат! Выходят книги, учебники, хрестоматии…

Николай Маслов:… работают педагогические академии по подготовке учителей, по всей стране идут эти процессы: кто хотел, тот сегодня уже преподает, тот уже сегодня защищает кандидатские, докторские на эту тему. Вообще, я сегодня могу так сказать: наверное, не было в стране за весь период ее существования возможности делать, что хочешь. И бандиты делают свое дело. Конечно, обидно, что за наши же деньги, собранные в виде налогов, с телеэкранов льется грязь, но вы знаете, я могу честно сказать: уже больше года я не смотрю телевизор. Разве какие-то новости, если мне кто-то позвонит и скажет, что посмотреть. Я чувствую себя превосходно, и у меня нет желания включать телевизор. То есть, если кто-то хочет себя сохранить, если есть желание развиваться, то для этого есть возможности. Целые школы, вузы преподают, действуют. Поэтому, первое — это желание, а второе — как это сделать. Если у вас есть желание, приходите, мы научим, как это сделать.

Игорь Шишкин: Плюс к этому, ведь сейчас стали выходить и духовно-нравственные периодические издания. Я предлагаю послушать интервью, которое наш корреспондент взял у главного редактора журнала «Глинские чтения» Вячеслава Михайловича Валькова.

Вячеслав Вальков: «Глинские чтения» в Троице-Сергиевой лавре — это событие, которого мы ждем целый год, готовимся к нему, волнуемся. Это веха в нашей жизни. И каждый раз радуешься, что снова чтения проводятся, что снова они дадут нам большой духовный заряд на долгие, долгие месяцы. Наш журнал «Глинские чтения» тоже старается внести свой вклад в подготовку форума, в его проведение, и он питается теми соками, которые дают ему «Глинские чтения». В этом году для нас форум «Глинские чтения» особенно важен. К нему приурочена презентация журнала. Выходит он уже два года, но презентации еще не было. Так что у нас особенно много волнений. И мы надеемся хотя бы коротко рассказать о том, что сделано, и о том, что предстоит сделать, как мы работаем над журналом, как стараемся его совершенствовать. Ждем с нетерпением этой минуты.

Николай Маслов: Мы уже второй год выпускаем журнал «Глинские чтения». С 1 января у нас будет подписка на него. Выпустили журнал «Пастырь», стали выпускать журнал «Русский инок», возобновили дореволюционный выпуск. То есть это все идет, и Господь помогает, приходят люди, помогают. Я хочу их поблагодарить. Когда мы попросили москвичей и всех граждан России через Фонд Александра Невского поучаствовать в наших программах, то отозвались сотни людей. Посылают от ста рублей до десяти — пятнадцати тысяч, даже пенсионеры посылают. Одна женщина прислала десять тысяч на расчетный счет с просьбой издать за ее счет книги и так далее. Я просто удивился до слез.

А сейчас каждый день нам звонят и говорят, чтобы им дали квитанции на весь год, говорят, что будут платить за свет, за газ, за «Народное радио» и в фонд Александра Невского, на развитие радио, книг, учебников и так далее. Мне даже в голову это не могло прийти. И это не один человек позвонил, а много, чтобы присылали не одну квитанцию, а сразу двенадцать, на весь год. Говорят, что будут рассчитывать свой бюджет, и со своих доходов будут сразу вычитать и отправлять каждый месяц в фонд. Вы посмотрите, какая сознательность и какое участие! Даже эти сто рублей, это же деньги, когда каждый по крупице дает. А это значит, что мы будем выступать шире, что в большем количестве школ появится слово Божие, значит, нравы у нашей молодежи начнут укрепляться, значит, мы сформируем свое нравственное будущее и сегодняшнее благополучие.

Игорь Шишкин: У нас есть телефонные звонки. Алло, вы в эфире.

Людмила Васильевна: Сейчас на телевидении усиленно обсуждается вопрос о том, что людям дали квартиры, что многие их приватизировали и платят небольшие налоги, и что собственность это не только права, но и обязанности, и эти обязанности надо выразить в увеличении в энное количество раз налогового бремени, то есть для того, чтобы лишить людей собственности. Что предполагает в этом плане сделать ваша партия?

Николай Маслов: Власть предержащие ищут средств для того, чтобы как-то остаться дальше, продлить свою жизнь, и готовы в том числе и повышать налоги. Я скажу свою точку зрения. Я считаю, что если человек имеет квартиру по определенным нормативам — 30, 50 или 100 метров на человека, в зависимости от ситуации в государстве, и жители сами содержат в порядке свой дом, то они вообще не должны платить налог на жилье. Это не значит, что можно иметь пять домов и не платить ничего, но сегодняшняя ситуация такова, что некоторые министры решили, видимо, пожалеть олигархов и нефтяные компании, а вот с народа содрать деньги. Такова сегодняшняя партия власти.

Когда я еще работал в правительстве Москвы, мы приняли решение, что приватизированные квартиры вообще не платят налоги, по крайней мере, у них налоги должны быть меньше, чем плата за найм квартиры, чтобы именно дать приоритет частнику, который бы содержал свое жилье. Тогда ему бы хватало, чтобы рожать детей, развиваться и так далее. А если мы будем еще и жилье обкладывать непомерными налогами, то о какой же демографии, о каких федеральных программах вообще может идти речь? Сегодняшняя власть в трех соснах заблудилась, и правая рука не знает, что делает левая, поэтому я лично категорически против повышения налогов, в том числе таких социальных, как жилье.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушательница: Как вы оцениваете урон в подготовке научных кадров, вызванных цепью реформирования образования?

Николай Маслов: Научные кадры, к сожалению, потерялись не только в образовании. Государство посчитало опять же, что кадрами будут заниматься какие-то рыночные системы, которые для себя эти кадры и будут готовить. Такого не бывает. Если государство вырабатывает некую стратегию развития, то и экономика, и частный бизнес под нее подстраиваются. Система образования и науки должна идти впереди. Россия, как щедрая душа, к сожалению, растранжирила свои потенциальные научные кадры. Многие уехали за границу, и мы сегодня видим из информационных сообщений, что достижения, разработанные в наших институтах, преподносятся как достижения Израиля, Америки, и к нам поступают в виде готовой продукции. Конечно, ученых людей в системе образования нужно ставить на приоритетное государственное довольствие под номером один, потому что, воспитывая человека, мы определяем судьбу нации.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вот вы говорили о том, что сейчас сложились такие условия, когда есть возможность пойти и налево, и направо, есть возможность, с одной стороны, стать бандитом, с другой стороны, можно нести разумное, доброе, вечное, независимо от действий государства. И вот еще один пример с сегодняшних «Глинских чтений», который я хотел бы привести. Это интервью, которое дал нашему корреспонденту офицер-воспитатель Московской областной школы-интерната с первоначальной летной подготовкой, майор Олег Рубанов. Он в первый раз приехал на «Глинские чтения», и объясняет, зачем ему это нужно.

Олег Рубанов: Меня пригласил организационный комитет Военно-воздушной академии имени Гагарина. Дело в том, что я работаю с детьми 10 — 11-го класса, и меня интересует, как мне с ними проводить духовное воспитание, потому что основную цель воспитания детей я вижу в возрождении духа патриотизма и духовно-нравственных традиций русского народа. У меня возникают определенные вопросы, и я пока на многие из них не получил для себя ответа. Думаю, что на этих чтениях я найду ответы на многие вопросы.

Я — командир роты, занимаюсь организацией обучения детей, потому что преподаватели у них есть в школе. А в казарме это строевая подготовка, воспитательная работа. У нас был такой опыт: мы просматривали современные фильмы о Великой Отечественной войне, пытались осмыслить их с духовной точки зрения. В частности, это были фильмы «Девятая рота», «Штрафбат», «Адмирал Нахимов», «Ушаков», «Александр Васильевич Суворов», мы смотрели, как генерал Скобелев брал редуты. Собственно говоря, нас интересовало, как современный кинематограф рассматривает исторические события с точки зрения православной веры.

Дети реагируют положительно и чувствуют свои потребности, потому что у нас есть православный храм имени святого великомученика Сергия Победоносца, и дети по собственному желанию в свободное время могут посещать храм. Некоторые из них исповедуются, причащаются. Они помогают обустроить свой храм и все это делают с большим удовольствием. На этих чтениях я присутствую в первый раз и надеюсь, что все, что я услышал, поможет мне в работе, потому что вопросов много. Во-первых, возраст очень тяжелый — 10 — 11-й класс. И цель у нас, хотя и определена приказом Министра как подготовка к гражданскому и военному поприщу, но все размыто, и патриотического воспитания, и духовности явно не хватает. Дети мечутся, они просто ищут эту суть, и я надеюсь, что мы обретем ее вместе с ними.

Николай Маслов: Но это же беда, что майора ставят воспитателем, а он не знает, о чем идет речь. Хорошо, что он сам озабочен этой проблемой, он ищет, где почерпнуть знания и опыт, где найти ответы на поставленные вопросы.

Игорь Шишкин: Он мыслями болеет за это дело, и нашел правильное место, где найти.

Николай Маслов: А некоторые получают довольствие, приносят журналы, иногда очень плохие, и на этом вся их патриотическая работа заканчивается. Слава Богу, что еще такие майоры есть, и их очень много. Он правильно сказал, что у нашей молодежи есть большая потребность найти суть вещей. Большинство этих ребят, если с ними поговорить, они в плохую сторону не пойдут, а будут заниматься и военной, и любой подготовкой, будут любить свою Родину, и каждый из них будет хорошим семьянином, защитником Отечества, и преданным государству воином и гражданином.

Игорь Шишкин: Все те примеры, которые вы сейчас приводили, показывают, что без духовно-нравственного воспитания невозможна педагогика и невозможно развитие системы образования. Насколько вы оптимистично смотрите на ее развитие?

Николай Маслов: Я знаю по пророчеству многих святых отцов, в частности, старцев Глинской пустыни, что Россию ждет расцвет православия, расцвет экономической мощи. Мы постараемся в это пророчество вложить свое практическое начало. Я уверен, что оно уже осуществляется, и уже дает плоды, надо только не опоздать на этот поезд радости, поэтому всех приглашаем к сотрудничеству.

Игорь Шишкин: Наше эфирное время истекло. Всего доброго.

http://www.narodinfo.ru/program/31 137


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru