Русская линия
Православная газета г. Екатеринбург07.08.2006 

7 августа — память святой жены Олимпиады Диаконисы

Святая Олимпиада была дочерью знатных и богатых родителей, живших в IV веке в Константинополе. В раннем детстве оставшись сиротой, она была воспитана умной и добродетельной Феодосией. Олимпиада потеряла жениха, с которым была обручена, и решила посвятить себя на служение Церкви и ближним. Однако многие искали руки образованной, богатой и красивой девушки, даже сам император Феодосий Великий хотел устроить ее брак со своим родственником Елпидием, но Олимпиада отказалась от предложенной ей блистательной партии.

Такое противодействие императорской воле не понравилось Феодосию. Уезжая на войну, он приказал префекту столицы взять имение Олимпиады под опеку, под предлогом, что девушка его, будто бы, расточает. Такое положение было тяжелым для Олимпиады, так как лишало возможности помогать бедным, что было для нее большой отрадой. Наконец, девушка решила написать императору письмо: «Государь! Ты оказал мне милость: опекой, которую ты мне назначил над моими имениями, ты освободил меня от многих тягостных забот. Но для большего успокоения моего благоволи повелеть, чтобы все имущество мое было употреблено в пользу церкви и бедных. Я всегда опасалась суетного тщеславия, к которому легко располагается человек, раздающий свое богатство. Это временное благо: довольство собой и почетом со стороны людей, могло бы лишить меня истинных благ духовных и вечных…». Вернувшись через три года в столицу, император приказал возвратить Олимпиаде управление имениями, заметив при этом, что «такая умная и добродетельная личность лучше всякого другого сумеет распорядиться своим достоянием».

Вновь Олимпиада щедро стала употреблять свое богатство на добрые дела: содержала больницы, выкупала из рабства пленных, строила церкви. Святитель Иоанн Златоуст, современник святой Олимпиады, сравнивал ее милосердие с обильной рекой, которая несет свои воды до самых границ земли и обогащает море. Сама святая в своих нуждах была очень скромна, и никогда не ублажала себя развлечениями и отдыхом. Константинопольским Патриархом Олимпиада была посвящена в диаконисы и с великим усердием стала исполнять эту должность, которая во многом была похожа на должность нынешних сестер милосердия.

Последние годы жизни святой были омрачены злобой и клеветой. Порвав с миром, Олимпиада всецело предалась управлению общиной монахинь, но была выслана в заточение в Кизик, где находилась до самой кончины. Преставилась святая в 410 году, а в VII веке ее нетленное тело было перенесено в Константинополь.

Жизнь святой Олимпиады, вся от начала до конца посвященная делам милосердия, побуждает нас задуматься ни о чем ином, как о милосердии.

«В гостеприимном доме, где принимают бедных и сирот, — говорит преподобный Ефрем Сирин, — всегда присутствует Христос». А блаженный Августин поучает: «Хотя Христос не имеет нужды в наших имуществах, ибо Он Сам Владыка всего, но Ему угодно было чувствовать голод с бедными для того, чтобы мы имели возможность доказать Ему свою благодарность, сделав что-нибудь для Него….Питающий брата своего питает Самого Христа: давай же просящему у тебя, ибо через него Христос просит у тебя того, что Он дал тебе, сделавшись бедным ради тебя».

Следуя этой мысли и опираясь на некоторые изречения Ветхого и Нового Завета, отцы и учителя Церкви делам милосердия отдавали предпочтение перед другими делами благочестия, указывая на них, как на одно из самых верных средств для умилостивления Всемогущего и заглаждения человеческих грехов. Милостыня, по мысли блаженного Августина, «облегчает и уничтожает бремя греха. У нее большие крылья, которые рассекают воздух и через твердь небесную переносят молитву к самому престолу Божию, как свидетельствуют об этом милостыни сотника Корнилия. Каковы бы ни были грехи твои, если ты подаешь милостыню, не бойся, ибо она перетянет на весах Судии».

Но, проповедуя так, отцы Церкви могли подать некоторым христианам повод считать, что если милостыня — верное средство умилостивить Бога, то щедро подающие ее спокойно и безнаказанно могут предаваться грехам. Но проповедники милосердия хорошо понимали опасность такого заблуждения и старались отвратить ее. «Не одно и то же, — говорит святитель Григорий Великий, — творить милостыню за грехи свои, или грешить, обещая подавать милостыню. Тот, кто считает себя вправе грешить, потому что подает милостыню, и, искупая грехи свои, делает новые, надеясь опять искупить их, то отдает свое имущество Богу, а сам себя предает дьяволу».

Особенно резко святые отцы высказываются против тех, кто, неправедно приобретая богатство, думает загладить этот грех, часть приобретенного посвятив на дела милосердия. «Есть люди, — обличает святитель Иоанн Златоуст, — которые, ограбив ближнего, считают себя оправданными, раздав бедным десять или сто златниц. Это… сатанинские милости! Какая польза будет в том, что ты даешь одному то, что отнял у другого? Ты должен вознаградить вчетверо того, кому ты повредил; в противном случае ты остаешься должником его». «Милостыня, даваемая из имущества, приобретенного неправедно, есть воровство и человекоубийство».

http://orthodox.etel.ru/2003/29/k_diakonisa.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru