Русская линия
Русская линияДиакон Владимир Василик13.01.2009 

Диакон Владимир Василик: «Это был духовный богатырь»
В 40-й день со времени кончины Святейшего Патриарха Алексия II доцент СПбДА размышляет о его роли в истории Церкви и России

о.Владимир Василик «Сегодня, в 40-й день со дня преставления Святейшего Патриарха Алексия, я должен, в первую очередь, отметить, что от нас ушел один из величайших Патриархов ХХ века, который принял Церковь униженную, полуразрушенную, которая только в последние годы патриаршества Пимена начала понемногу вставать на ноги, а оставил ее сильной, цветущей, признанной и государством, и обществом. То, что произошло, это необычайно. Это одно из самых больших чудес в истории России ХХ века, сравнимое, пожалуй, лишь с победой народа в Великой Отечественной войне. И в этом, конечно, значительная личная заслуга Святейшего Патриарха Алексия», — заявил в интервью «Русской линии» доцент Санкт-Петербургской Духовной академии (СПбДА), кандидат филологических наук диакон Владимир Василик, размышляя о значении служения почившего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

«Что же касается моих личных впечатлений о покойном Патриархе, то я должен отметить, что встречался с ним не так уж много — на службах, на заседаниях совета Духовной академии, на заседании советов по изданию „Православной энциклопедии“, на вручении дипломов Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Буквально два раза в жизни мне удалось с ним поговорить. Я вынес впечатление от этих встреч, что это был человек необычайной духовной силы, духовный богатырь. Когда он выходил в своем белом клобуке, то создавалось впечатление, что словно перед нами Илья Муромец», — рассказал отец Владимир.

«Во-вторых, это был человек удивительной духовной силы, духовного спокойствия. Вспоминаю такой эпизод — когда вручали дипломы в Свято-Тихоновском институте в 1999 году, мы все вместе фотографировались. Святейший встал и спросил нас: „Не заслоню?“ А мы наперебой начали ему отвечать: „Заслоните нас, заслоните от всех бед и неприятностей!“ Именно такое ощущение и складывалось, что для всех нас это был духовный щит и оплот, и что это был воистину человек мира», — считает диакон Владимир Висилик.

«Мне довелось служить и общаться со старыми священниками, которые знали покойного Предстоятеля лично, в том числе с отцом Евгением Ефимовым, единственным ныне здравствующим однокашником Патриарха Алексия. Все остальные уже, к сожалению, находятся в мире ином — это и протоиерей Анатолий Малинин, и протоиерей Василий Ермаков и другие. Отец Евгений вспоминает, что Алеша Ридигер делился с ним последним куском хлеба в голодные 1940-е годы. Если же они вдруг ссорились, то первым мириться приходил Алеша», — рассказал он.

«И ныне здравствующий отец Аркадий Иванов, участник и инвалид Великой Отечественной войны, вспоминает, что у Святейшего был удивительный дар — он мог превращать своих врагов в своих друзей. Это, конечно, удивительное миротворное качество. Поражала, конечно, и его удивительная внутренняя культура, его дворянская выправка, его удивительная широта и эрудиция. Старые священники, которые бок о бок молились и трудились с почившим Патриархом, отмечали его удивительное свойство прощать и быть памятью незлобным. Как рассказывали мне московские клирики, служить со Святейшим было всегда очень и очень спокойно и молитвенно. Общее впечатление возникало, что человек мира создавал вокруг себя особую атмосферу — любви, мира и действия», — отметил отец Владимир.

Патриарх Алексий II «Для всех нас это большая потеря. Тем более, что с его смертью обозначился известный сдвиг поколений. Именно сейчас уходят в мир иной последние ветераны Великой Отечественной войны. И хотя Святейший, родившись в 1929 году, не мог, за малостью лет, быть участником боевых действий, он фактически был человеком военного поколения. На его глазах в 1940 году входили в Таллин советские танки, а его родителей тогда едва не арестовали. На его глазах разыгралась эта страшная трагедия — Великая Отечественная война. Рвались бомбы, немцы разорили Александро-Невский собор в Таллине, производили страшные убийства. И почивший Святейший был одним из последних иерархов, который видел и всенародное страдание, и народный подвиг в войне, в том числе и подвиг возрождения церковной жизни на оккупированных территориях», — отметил отец Владимир.

«Я бы сказал, сейчас уходит то поколение, про которое можно сказать словами М.Ю.Лермонтова: „Да, были люди в наше время, / Не то, что нынешнее племя!“ И, конечно, очень тяжело, что образуется известный разрыв поколений. Ранее, в условиях советского бытия, да во многом и сейчас, при всем желании старшее поколение не могло передать все, что могло передать своим продолжателям. Но в данном случае я надеюсь на Божественную благодать, которая всегда „немощная врачует и оскудевающая восполняет“», — подчеркнул диакон Владимир Василик.
Русская линия

http://rusk.ru/st.php?idar=180619

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru