Русская линия
Правая.Ru Вадим Нифонтов01.08.2006 

Войны за веру

Стоит сказать и ещё одну, тоже очень неприятную вещь: всякая война имеет мировоззренческие, в конечном счёте — религиозные корни. Все попытки объяснять войны «экономическими причинами» или «конъюнктурой рынка» бессмысленны. Использование войны для обогащения корпораций и тому подобные фокусы, по сути, вторичны

Стоит где-нибудь случиться хоть какому-то, даже самому маленькому конфликту, как в прессе сразу начинается крик о «негуманности», «отвратительном лице войны» и прочих подобных вещах. Спору нет, и лицо у войны отвратительное, и гуманности в ней ни на грош. Но посмотрите, как навязчиво звучит в газетных статьях и в телепередачах весьма сомнительный тезис о «неестественности войны» и о том, что она, оказывается, противоречит ценностям мировых религий. Доходит до апофеоза обывательского гуманизма — когда художник, не задумываясь, рисует карикатуру, на которой Моисей, Иисус и пророк Мухаммед смотрят по телевизору репортажи с межцивилизационных фронтов и говорят друг другу: «А тому ли мы их учили?». С точки зрения обывателя, ответ очевиден — нет, не тому. Все религии, как известно, выступают за «мир-дружбу-жвачку», руководствуются лозунгом «никакое счастье не стоит слезинки ребёнка» и призывают любить друг друга. Это самые азы толерантности и политкорректности. Боже упаси вас от того, чтобы подвергать их хоть минимальному сомнению!

Люди, выросшие в политкорректном мире, едва столкнувшись с феноменом войны и насилия, отчего-то начинают заламывать ручки и причитать: «ах, да как же вообще можно жить после этого!». Война, по их мнению, совершенно неестественна и ужасна. И с этим можно было бы полностью согласиться, если бы не некоторые «но…».

Скажу очень некрасивую вещь: более естественного состояния для человека, нежели война, просто не найти. Вовсе не обязательно это должна быть война двух государств — нет, люди просто борются друг с другом всеми возможными средствами и, зачастую, путём применения самого примитивного насилия, самых диких и жестоких методов. Человек, увы, от рождения не является ангелом. Поведение, которого постыдились бы даже дикие звери, ему очень даже присуще — что, конечно, плохо, но вовсе не повод для отчаяния. Это раз.

Ещё одна некрасивая вещь: большинство мировых религий (за редкими исключениями) относится к войне и насилию… ну, скажем так, терпимо, как минимум. Это два. К примеру, понятие «священной войны» в исламе — одна из главных заповедей верующего, и даже если он понимает «джихад», так сказать, в духовном смысле, война остаётся войной, причём войной наступательной и иррациональной — ислам должен победить, и всё тут.

С христианством несколько сложнее. Евангелие вовсе не считает войну чем-то из ряда вон выходящим: «Когда же услышите о войнах и смятениях, не ужасайтесь, ибо этому надлежит быть прежде…» (Лука, 21, 9). Христианство, насколько можно понять, исходит из понятия оборонительной войны; христианская война — это постоянная «реакция», это бесконечные «ответы на вызовы». Но ответы такие, которые уничтожают корень зла, поэтому исторически христианские империи не сохраняли статус-кво, а постоянно расширялись. Христианство — это постоянная экспансия в целях обороны. В том числе и на персональном человеческом уровне.

Не буду специально останавливаться на иудейской концепции войны, отмечу лишь, что иудаизм тоже отнюдь не призывает к «миру-дружбе-жвачке», и его настроения в этом смысле, пожалуй, наиболее естественны.

Ничуть не спасают от войны и попытки секуляризовать общество — официально атеистический Советский Союз вёл войны, возможно, даже ещё с большим ожесточением, чем страны, апеллировавшие к религии.

Только буддизм (да и то не во всех своих версиях) да некоторые маргинальные течения, наподобие джайнизма или отдельных христианских сект, однозначно отвергают всякое насилие и всякую войну. Но тем самым их приверженцы попросту оказываются выброшены из истории. Потому что война, насилие, экспансия — это неотъемлемая часть человеческой натуры.

Сказанное не означает, что это хорошая, добрая её часть. Отнюдь нет, это то звериное в человеке, что следует преодолеть и поставить на службу людям. Неестественен как раз мир. Именно поэтому сохранение мира — искусство более сложное, чем ведение войны. Мир — это всегда компромисс и даже, если хорошенько подумать, настоящая религиозная ересь, а человеческий разум компромиссы не жалует. С точки зрения людей, близкая им модель объяснения мира должна победить, и тогда уж причин для разногласий не будет.

Стоит сказать и ещё одну, тоже очень неприятную вещь: всякая война имеет мировоззренческие, в конечном счёте — религиозные корни. Все попытки объяснять войны «экономическими причинами» или «конъюнктурой рынка» бессмысленны. Использование войны для обогащения корпораций и тому подобные фокусы, по сути, вторичны. Никто никогда не говорит «давайте-ка устроим небольшую войну ради повышения цен на нефть». Всегда ищется идеологический повод, а экономические и прочие последствия возникают потом. Более того, этот повод почти всегда имеет религиозный характер. Это три.

Чтобы началась полномасштабная война, требуется приличный, сильный повод (пусть даже искажённый). Например, сообщение о том, что карфагеняне приносят в жертву новорожденных первенцев. Или о том, что мусульмане поклоняются врагу рода человеческого, а на знамёнах изображают его рога. И так далее…

Даже нынешний ближневосточный конфликт весь проистекает из утверждения, что есть «силы света» и «силы тьмы», и последние изо всех сил плетут страшный заговор против свободы, добра и человечности. Потому как воевать просто ради уничтожения вражеской инфраструктуры — пошло и глупо. А вот «битва светлых против тёмных» — это нормально. И она началась.

Иными словами, в любой войне главная причина — это религиозный конфликт (как теперь говорят, «столкновение цивилизаций»). Всякая война ведётся исключительно за веру. Даже если речь идёт о схватке атеистов с верующими. Никаких других конфликтов попросту не бывает, и это надо хорошенько осознать. Либо у нас есть целостное мировоззрение, наша внутренняя убежденность в собственной правоте — и тогда мы будем сражаться до конца. Либо у нас его нет, и тогда любой встречный и поперечный прохожий будет возить на нас воду, погоняя кнутиком. Цивилизации, утратившие внутренний пафос, быстро умирают.

Потому что жить ради того, чтобы «догнать Португалию», попросту неинтересно. Возможно, её и в самом деле следовало бы догнать — но только на пути, который ведёт намного дальше. За пределы бытия, к звёздам и сияющим вершинам. Всё остальное не заслуживает тех затрат, которые потребовались Творцу для создания человека.

http://www.pravaya.ru/column/8460


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru