Русская линия
Газета.Ru Алексей Паевский29.07.2006 

Древнерусские храмы-1. Первая София
«Газета.Ru» начинает цикл лекций о сохранившихся древнерусских храмах периода до монгольского нашествия

Так сложилось, что в истории древнерусской культуры в целом и архитектуры в частности существует как минимум один разлом на «до» и «после». Конечно, мы говорим о монгольском нашествии. За сравнительно короткий срок — начиная с первого столкновения 1223 года на Калке и заканчивая взятием Киева в 1240 году войсками Батыя, древнерусские княжества оказались под властью или в зависимости (в случае Новгорода) от Орды. В этом цикле лекций мы умышленно не будем касаться исторических аспектов нашествия и даже культурных аспектов его. Мы остановимся на том немногом, что осталось от той архитектуры, которая «до». А попросту — поговорим о тех немногих памятниках древнерусского зодчества, которые дошли до нас со времен до 1240 года.

Сначала чуть-чуть о самом слове «зодчество». В Древней Руси под этим словом подразумевали только каменное строительство. «Здати» — строить, создавать, «здо» — глина, из которой изготовляли плинфу — тонкий кирпич, из которого строили первые храмы и дворцы. Кстати, таким образом, «Создатель» буквально означает «вылепивший из глины», если вспомнить, как (согласно Ветхому Завету) творили человека.

Да и летописи разделяли каменное и деревянное строительство: когда употреблялся термин «създа» — то совершенно определенно имелась в виду каменная постройка, когда «постави» — деревянная. Так что с точки зрения древнерусского человека «деревянное зодчество», музеи которого сейчас существуют в России и на Украине — оксюморон.

Еще отметим, что первые каменные постройки (и храмы в том числе), появились на Руси несколько ранее её крещения. Опять-таки, не будем касаться сложного и деликатного вопроса крещения. Отметим только, что еще во времена князя Игоря стояла на Руси каменная соборная церковь Ильи-пророка. То есть, еще за полвека до деяний Владимира Красно Солнышко. Найдены остатки и каменных дворцов дохристианского периода.

Однако первой постройкой, о которой мы можем сейчас говорить хотя бы вскользь, поскольку ее следы мы можем увидеть и поныне, стала киевская церковь Богородицы (Десятинная), заложенная князем Владимиром около 989 года и законченная в 996 году.

Почему Десятинная? Просто это был главный храм новой церкви, которой Владимир даровал десятину со своих доходов. Так что уже тогда церковь стала понятием экономическим. Увы, во время штурма Батыем Киева церковь рухнула — то ли нападающие постарались, то ли спасающегося народу набилось столько, что его тяжести храм не выдержал. Сейчас можно видеть фрагменты раскопанного фундамента (фундамент сохранился настолько плохо, что не удается полностью реконструировать даже его план), а кроме того, в музее — несколько каменных скульптур, мозаичный пол и фрагменты росписи.

Время от времени украинское руководство порывается «восстановить» церковь, тем самым разрушив археологический памятник. Разумеется, ни о какой научной реставрации речи не идет, поэтому остается надеяться, что в нынешней политической ситуации на Украине некоторое время будет не до этого.

ПЕРВАЯ СОФИЯ

Под 1037 г. киевский летописец в Повести Временных Лет сообщает: «В лето 6545… Заложи Ярослав город Великий, у него же града суть Златые врата, заложи же и церковь святые Софья, митрополью, и по семь церковь на Золотых воротех святыя Богородица Благовещенье по семь святаго Георгия манастырь и святыя Ирины». Кстати, несохранившиеся храмы Георгия и Ирины — это в честь себя, любимого, и супруги. Ярослав Мудрый в крещении был Георгием, а его супруга, дочь шведского конунга Олава Шётконунга по имени Ингигерд в крещении стала Ириной.

Фото: istorya.ru
Фото: istorya.ru
Стоит отметить, что как раз с летописями вышла некоторая путаница. Во-первых, статья 1037 года — сводная. Просто под этим годом в летопись оказался вставлен общий итог строительной деятельности Ярослава. Другая летопись, Новгородская Первая сообщает, что Софию заложили в 1017 году. Копья историков ломаются по сей день, оставляя простор для датировки здания экскурсоводами. Автор лекции склоняется к более ранней дате постройки, основываясь на сообщении Новгородской летописи и граффити на стене Софии с датой 1032 год и на некоторых других исторических данных.

Разумеется, заказчик храма ориентировался на Константинополь. Знаменитое «чудо света», София Константинопольская была знаменита на весь мир. Тогда вокруг не было минаретов, и она была главным собором христианского мира (напомним, что и официальная схизма — раскол на Западную и Восточную христианские церкви произошел только в год Ярослава Мудрого — 1054-й).

В итоге и на Руси получилось нечто грандиозное. Пятинефный храм с двумя рядами галерей, с мозаиками, выложенными греческими мастерами (самая знаменитая из них — Богоматерь Оранта, встречающая вошедшего в храм, нынче затаскана в качестве рекламного плаката национальной страховой компании Украины)… И при всем при этом вся София без галерей могла бы поместиться под центральным куполом Софии Константинопольской. Но для страны, в которой официальному христианству не было еще и полувека, постройка Ярослава впечатляла.

Писали, что София «о полутретьядцати версех». Это означает, что у собора было 25 глав.

К сожалению, собор к XVI веку настолько обветшал, что богослужения в нем прекратились.

Ремонт сохранил внутренние объемы собора, однако оформил внешние формы в стиле украинского барокко. Не стоит возмущаться тому, что его отремонтировали и исказили внешний вид: судя по рисункам художника А. Вестерфельда 1651 года, собор находился в плачевном состоянии.

Сейчас собор — не действующий, и работает, как музей. Поэтому можно спокойно посмотреть многие уникальные объекты, сохранившиеся в нем.

Разумеется, одной из важнейших сохранившихся ценностей в соборе — это его мозаики и фрески. Мозаика — это византийская техника выкладывания изображения кубиками смальты — особого цветного стекла. В отличие от фресок, краски мозаики не тускнеют со временем, и поэтому самые важные изображения выкладывали именно так. Но на Руси с развитием собственных мастеров техника мозаики как-то не прижилась.

Фрески Софии имеют не только художественное, но и историческое значение. Особенно фрески в лестничных башнях, ведущих на хоры («второй этаж»). Фрески лестничных башен — не религиозные, а светские. Там изображена охота, музыканты (по этой фреске удалось установить, как выглядели некоторые музыкальные инструменты того времени, например, миниатюрный орган), а также иллюстрирован весьма ранний эпизод христианской истории Руси: визит княгини Ольги в Константинополь и ее крещение.

Не меньшую важность представляет собой то, что в наше время назвали бы хулиганством.

Дело в том, что по штукатурке фресок очень удобно было процарапывать надписи и рисунки. Сейчас за это вам оторвут руки смотрители музея, но древним хулиганам они очень благодарны. О граффити с датой «1032 год» (точнее — лето 6540-е) я уже писал.

По исследованиям до 1985 года из 208 надписей (без учета рисунков и непонятных надписей) 130 надписей — молитвенных, 10 -поминальных, 10 — отрывков религиозных текстов, 11 — летописных записей, 25 автографов, 10 бытовых и даже одна купчая!

Интересны граффити на глаголице или сетка, в которую вписана кириллическая азбука, несколько отличающаяся от привычной. Есть там и рисунки, сделанные, видимо, со скуки на службе. Оставлены на стенах Софии и автографы исторических персонажей. Например, боярина Ставра Годиновича, известного нам по былине, а также малолетнего князя Святополка Изяславича с молитвой о его матери Олисаве.

А вот пример чисто летописной записи: «Месяца декабря сотвориша мир на Желяни Святополк, Володимер и Олег».

Есть на стенах граффити и сообщения исключительной важности. Например, вот такая запись на третьем от алтаря южном крещатом столбе:

ВЪ 6562
М (ЕСЯ)ЦА ФЕВРАРИ
20 УСЪПЕН
Е Ц (А)РЯ НАШ (Е)
ГО ВЪ ВЪ
(СКРЬСЕНЬЕ?)
В (Н)ЕДЕ (ЛЮ)
(МУ)Ч (ЕНИКА)
ФЕОДОРА

Это — запись о смерти строителя собора, Ярослава Мудрого. Говоря журналистским языком — «первая новость».

В Софийском соборе Ярослава и похоронили. Судя по всему, для своего захоронения киевский князь попросту прихватил из Херсонеса (Корсуня) гробницу святого Климента Римского. В январе 1939 года гробницу вскрыли. В ней обнаружили останки мужчины 60−70 лет, женщины 50−60 лет и несколько костей трехлетнего ребенка.

Тогда же антрополог Михаил Герасимов воссоздал и облик князя.

С семьей Ярослава Мудрого связан и еще один любопытный объект в киевской Софии. На одной из фресок можно увидеть четыре женские фигуры в платочках, со свечами в руках. Некоторые экскурсоводы и сейчас могут вам сказать: это фреска XI века, на которой изображены Вера, Надежда, Любовь и мать их Софья.

Не верьте этим людям!

Пролить свет на эту загадку нам помогут те же рисунки Вестерфельда и современные исследования. Выяснилось, что это — всего лишь фрагмент так называемой ктиторской фрески, располагавшейся на трех стенах. Ктитор — создатель храма. Так вот: на фреске была изображена вся семья Ярослава Мудрого (включая женскую часть — супругу и дочерей), Владимир и Ольга, а также Христос, пред которым предстояли все фигуры, а Ярослав, к тому же, подносил Христу модель Софийского храма.

Оказалось, что в XIX веке, при «реставрации» художник не долго думая превратил четыре сохранившихся фигуры княжичей в женщин-святых, княжеские шапки превратил в белые платочки, а в руки сыновей Ярослава Мудрого всунул по свечке. В те времена над достоверностью особо не задумывались. Подтвердило правоту исследователей и изучение фрески в ультрафиолетовых и рентгеновских лучах: фотографируя сохранившиеся фрагменты таким образом, исследователи ясно увидели записанное горе-реставраторами изображение.

Продолжение следует…

http://www.gazeta.ru/science/2006/07/26_a_709 908.shtml?1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru