Русская линия
Православие и современность Наталья Горенок28.07.2006 

Святая простота

Архимандрит Павел (Груздев). Документы к биографии. Воспоминания о батюшке.
Рассказы отца Павла о своей жизни. Избранные записи из дневниковых тетрадей
М.: Отчий дом, 2006.

«Фамилия моя Груздев, Павел Александрович. Родился я в 1910 году, в городе Мологе. Жил с самых детских лет в монастыре, скотинку пас, пока всех не выгнали. Я собрался и поехал на Хутынь, в Спасо-Преображеский монастырь преподобного Варлаама Хутынского. Скоро нас и оттуда выгнали, посадили в тюрьму, потом ссылка в Северный Казахстан, город Петропавловск. С 1960 года здесь служу в храме. Вот и вся моя жизнь».

Так рассказал о себе сам отец Павел одному из своих гостей. Конечно же, это лишь внешняя канва долгой, многотрудной, но и очень радостной — с Богом и для Бога! — жизни архимандрита Павла (Груздева) (?1996). А гостей, многие из которых впоследствии становились духовными чадами батюшки, в село Верхне-Никульское, где он прослужил более тридцати лет, а затем в город Тутаев Ярославской области, где в глубокой старости жил на покое, приезжало очень и очень много. «Уже с порога каждый гость слышал: „О-о!.. Кто к нам приехал!.. Кто к нам пожаловал!..“ И каждый после таких слов чувствовал себя самым дорогим гостем, самым родным для батюшки человеком», — вспоминает архимандрит Вениамин (Лихоманов), настоятель Воскресенского собора г. Тутаева. Воспоминания духовных чад стали основой книги «Архимандрит Павел (Груздев)» — на сегодняшний день самого подробного издания о жизни одного из замечательных старцев ХХ века.

На тех, кто видел его впервые, батюшка производил, по их собственному выражению, ошеломляющее впечатление. Прежде всего — благодаря той любви, которая преизливалась на каждого, пришедшего за духовной помощью и советом. Все утверждали также, что отец Павел был человеком необычайно талантливым — а талант у него был особым. Это был настоящий русский человек, плоть от плоти сердца России — ярославской земли. Он знал на память невероятное количество русских песен, пословиц и поговорок. Филолог сказал бы, что отец Павел был носителем уходящего диалектного наречия. На самом деле, его речь была невероятно яркой, живой и сочной благодаря сердечной памяти о земле, на которой он вырос. Там, например, не называли хлеб просто хлебом. Для каждого вида было особое название. Самый лучший, свежий белый хлеб — п? апушник. Так и называл его всегда отец Павел.

«У батюшки были любимые поговорки. Например, когда его спрашивали, можно ли переехать жить в другое место, поменять работу, он часто отвечал: „Сиди, лягушка, в луже, а то будет хуже!“. Когда я жаловался ему, говорил о своих неудовольствиях и обидах, он, обнимая меня и прижимая к груди, говорил: „Прости, но не мсти!“. А если при нем кто-то кого-то осуждал, он часто повторял: „Не ищи худого в селе, а ищи худого в себе!“. Обычно эти короткие фразы попадали не в бровь, а в глаз и помогали человеку вразумиться…» (Преосвященный Евстафий (Евдокимов), епископ Читинский и Забайкальский).

Круг общения отца Павла был необычайно широким. Всех объединяло вокруг него главное качество батюшки — простота. «Эта простота — ее ведь и понять невозможно… Вроде если будешь вести себя со всеми запанибрата — это не простота, это неискренность какая-то. А у него это все искренне получалось, естественно. Он общался со всеми: от академиков до пьяниц последних. Со всеми находил общий язык, и все его любили. И никак ведь не скажешь, что он всем ласковые слова говорил — нет, он еще как обличал! А все равно к нему тянулись» (священник Георгий Захаров, клирик Троицкого храма села Верхне-Никульское).

Об особенностях священнического служения во время воинствующего атеизма нужно говорить особо. У властей установка была одна: немногочисленные действующие храмы закрывать под любым предлогом. Троицкий храм, где служил настоятелем отец Павел, тоже был под угрозой закрытия не единожды. «Но тут сыграли свою роль особенности его поведения и жизненный опыт. Во время своих странствий он многому научился. В том числе умел принимать отел коров. А в Верхне-Никульском (наверное, промыслительно!) зимний отел коров в колхозе никогда не проходил без трудностей. И как только начинался отел, председатель колхоза посылал: „Идите за отцом Павлом! Просите, чтоб пришел“. И отец Павел, конечно же, им помогал. И поэтому местные власти его уважали… Так он и сохранял свой храм» (протоиерей Павел Красноцветов, настоятель Казанского собора Санкт-Петербурга).

Воспоминания об отце Павле — это повествование о человеке высокой духовной жизни, который свои дарования тщательно скрывал. Скрывал себя от людской славы, в том числе, приняв на себя подвиг юродства. Это теплейший рассказ о человеке, который всем дарил тепло и радость, который «победил беса уныния», по выражению одного из духовных чад, и словом исцелял людские души. Живое слово старца — запись его воспоминаний и проповедей — и «звучит» на страницах книги: «Ты смотри на все проще!.. Смотри проще, тогда и все вокруг проще будет». Это простота святости.

http://www.eparhia-saratov.ru/cgi-bin/print.cgi/txts/journal/articles/01church/157.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru