Русская линия
Столетие.Ru Максим Дубровин28.07.2006 

Тихая война у Тихого океана
Сохранение Сибири и Дальнего Востока становится реальной проблемой

Россия столкнулась с серьезной социальной проблемой — мощным оттоком населения из регионов Дальнего Востока и Восточной Сибири. В целом, по Дальнему Востоку темпы сокращения населения в 3,9 раза выше, чем по стране. Согласно прогнозам Госкомстата, к 2016 году численность населения Сибири и Дальнего Востока сократится на 7,6%, северных и приравненных к ним территорий — на 12%.

Помимо оттока населения из восточной части России, Сибирь и Дальний Восток в период перестройки и правления Ельцина испытали утрату экономического интереса со стороны руководства страны. В дореволюционное, а затем в советское время, на Восток России люди стремились, чтобы зарабатотать денег, а государство ставило задачи освоения залежей меди, никеля, золота, алмазов, леса, рыбы, пушнины. С развалом советской экономики и сокращением роли России в мировой экономической и политической системе, интерес центрального руководства к Сибири и Дальнему Востоку угас. Этим воспользовались региональные элиты, организованные преступные сообщества и сопредельные с Россией государства. В среде региональных элит стали распространяться центробежные тенденции. Сейчас уже не суть важно, чем они являлись на самом деле: региональным сепаратизмом или стремлением сохранить часть страны ввиду ослабления и продажности тогдашней центральной власти.

Главное, что в 1990-е годы существовала реальная угроза полной потери связей между Востоком и Центром России. В то же время усилился интерес к Восточной Сибири и особенно Дальнему Востоку со стороны Китая, Японии и Кореи.

Пограничные с Китаем российские территории: Приморский край, приграничные районы Амурской области — стали заселяться китайскими иммигрантами. В Россию пришли китайские компании и мелкие фирмы, а с ними и «собирающие дань» банды знаменитых «триад».

В 2002 году коллектив приморских ученых-юристов издал аналитический обзор «Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность». Авторы работы отметили, что китайские ОПГ намерены усиливать свое влияние на Дальнем Востоке. Как наглядный пример нового этапа в такой деятельности приведена планировавшаяся сходка членов «триад» во Владивостоке. Китайские бандиты, среди которых оказались члены «триад», были задержаны 5 августа 2000 года во время презентации в китайском клубе «Аристократ» под предлогом выявления лиц, причастных к убийствам нескольких китайских граждан. По мнению приморских юристов, вряд ли такая сходка могла состояться в Китае. Проведение ее во Владивостоке означает, что китайские ОПГ перешли к активным и открытым действиям на территории России.

В 1990-е годы усилилась деятельность местных и японских браконьеров в принадлежащих России водах Тихого океана. По сведениям из печати Японии, «российские пограничники на море ловят только мелкую „сошку“. Многие организации „якудза“ имеют собственный флот… Именно они на скоростных судах и без опознавательных знаков ведут незаконный лов у российских берегов. Часто они настроены антироссийски».

Официальные власти сопредельных стран также проявляют интерес к территориям Дальнего Востока. Япония до сих пор требует присоединения к ней четырех южных островов Курильской гряды. Китай присматривается к российскому Приамурью. В апреле 2005 года Россия передала Китаю 337 квадратных километров территории, в том числе часть острова Большой Уссурийский, на котором расположен укрепленный район и погранзастава, и остров Тарабаров, над которым проходят траектории взлетов военных самолетов и гражданских авиалайнеров.

Впрочем, для установления контроля над богатыми землями Восточной Сибири и Дальнего Востока Китаю не обязательно присоединять российские территории политическим или военным путем. Это можно сделать и путем прихода на региональные рынки китайской экономики.


По словам заведующего кафедрой Владивостокского института международных отношений ДГУ Саначёва, так называемые «инвестиции» китайских компаний в экономику дальневосточных и сибирских территорий предусматривают исключительно потребительский интерес. Он приводит в качестве примеров расцвет приграничных городов Китая — Дунин, Суйфэньхе, Хэйхе, при обнищании их торговых партнеров — соседних российских городов и поселков, хотя при равноправном партнерстве китайский бизнес должен вкладывать деньги и в развитие российских земель. Благовещенск, по словам Саначёва, превратился в «торговый филиал» соседнего Хэйхе.

Особый интерес китайские проявляют к Уссурийску. Уже одну треть населения города составляют китайцы и корейцы китайского происхождения. По словам Саначёва, такое внимание к Уссурийску связано с тем, что этот город является более выгодным стратегическим пунктом, чем Владивосток. Закрепление в Уссурийске позволяет контролировать всю территорию западного Приморья и ключевую часть Транссиба, связывающую Россию с морскими портами Тихого океана. Китайский бизнес проявляет усиленное внимание и к Хабаровску. Но пока, благодаря позиции губернатора края Ишаева, этот город остается менее освоенным китайскими иммигрантами.

В итоге, делает вывод Саначёв, руководству КНР в недалеком будущем достаточно будет поставить руководство России перед фактом освоенности и заселенности приамурских и приморских земель гражданами Китая. Может встать вопрос о предоставлении китайским иммигрантам (пока по большей части нелегальным) российского гражданства. Российские же граждане будут к тому времени зависеть от китайских производителей и торговцев. Таким образом, экономическая экспансия Китая успешно сделает то, что намного тяжелее сделать путем переговоров и военных действий — факт чески отторгнет юг Дальнего Востока от России.

В последние год-два на федеральном уровне вопросы социальной и экономической безопасности России на Дальнем Востоке всё-таки стали обсуждаться. Правительство России пытается действовать в этом направлении. Поставлен вопрос о привлечении русских специалистов из стран ближнего зарубежья в регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока. С прокладкой нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» связывается улучшение экономической инфраструктуры прилегающих к «трубе» районов. Развивается туризм на Байкале.

Тем не менее, намерения пока остаются намерениями, а дел сделано мало. Еще не обдуманы и не конкретизированы действия по освоению восточных регионов, в том числе неясно как будет реализовываться политика привлечения русских специалистов из стран ближнего зарубежья.

Острой проблемой является недостаточная освещенность образов Сибири и Дальнего Востока в массовом сознании, равнодушие друг к другу между населением Центра и Востока России, отсутствие ассоциаций Сибири и Дальнего Востока с Россией.

С одной стороны, жители Восточной Сибири и Дальнего Востока нередко чувствует себя забытыми Центром, Москвой, и это чувство распространяется на жителей европейской части России. С другой стороны, в европейской части России роль Сибири и Дальнего Востока, история освоения русскими этих регионов освещена очень скудно, особенно в среде молодого и подрастающего поколений. Это может привести к тому, что русский народ в разных уголках страны перестанет чувствовать себя единым народом, а свои регионы — частями единого государства.

Предложить для решения этой проблемы можно многое. Например, директор Института региональных проектов Тихоокеанского центра стратегических разработок Авдеев считает, что прилагательное «дальний» несет в себе ассоциацию с чем-то далеким, недостижимым, и даже ненужным. И предлагает более точное определение региона: «Тихоокеанская Россия». Подобное можно увидеть на примере определения «Юг России», которое вернулось в обиход совсем недавно и обозначает территории Дона, Кубани, Ставрополья, Северного Кавказа. Раньше Все эти регионы определялись как Северный Кавказ, что было, во-первых, недостоверно (Дон — далеко не Кавказ), во-вторых, в какой-то мере отделяло кавказские регионы от России в массовом сознании, и давало лишний повод кавказским шовинистам разыгрывать карту отторжения от России территорий от Дагестана до Дона включительно.

Необходимо признать на федеральном уровне как памятные даты общероссийского значения, важные события освоения русскими людьми Сибири и Дальнего Востока и даты военных событий в этих регионах.

Таковые даты следующие:

25 октября 1582 года — взятие отрядом казаков под предводительством Ермака Тимофеевича Аленина столицы Сибирского ханства — Искера. Имеет смысл назвать Днем Сибири (исключая «завоевание», так как применительно к сегодняшней — русской — Сибири — это слово будет некорректным).

6 августа 1585 года — День памяти Ермака Тимофеевича Аленина. Здесь будет важным сотрудничество государства с РПЦ, так как освоение русскими людьми Сибири неотделимо от распространения Православия в России.

1 октября 1639 года — выход экспедиции томского казака Ивана Москвитина на побережье Охотского моря, в районе устья реки Улья. Начало русского тихоокеанского мореплавания.

20 сентября 1648 года — открытие Семеном Дежнёвым пролива, отделяющего Азию от Америки (впоследствии Берингова пролива).

21 мая 1731 года — объявление Охотска военным портом. Создание Охотской военной флотилии. День рождения Тихоокеанского Флота.

18−24 августа 1854 года — Петропавловская оборона. Оборона Петропавловска-Камчатского в ходе Крымской войны.

9 февраля 1904 года — сражение крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с превосходящей японской эскадрой.

Эти события необходимо активно освещать в федеральных СМИ, в кинематографии, литературе, включить их подробное изучение в школьный курс истории России. Кроме создания образа Сибири и Дальнего Востока в массовом сознании, это покажет, что Россия однозначно считает эти территории своими.

http://stoletie.ru/geopolitic/60 727 152 238.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru