Русская линия
РадонежИгумен Вениамин (Новик)27.07.2006 

Кто от кого произошел?

Когда-то креационизм ассоциировался с религиозным мракобесием, но сегодня картина обратная. Сегодня дипломированные креационисты требуют у ученых-эволюционистов, чтобы они были учеными и не выдавали желаемое за действительное. Ведь по сути дела у эволюционистов нет НИ ОДНОГО прямого доказательства своей теории. Никто никогда не наблюдал как один род превращается в другой. Всё сводится к «раскладыванию пасьянсов» из косточек и других «деталей». «Смотрите, мол, сколько сходства!» Ссылка на миллионы лет тоже очень помогает. «Да за это время кто угодно в кого угодно может превратиться!» Но, как известно, post hoc не всегда означает ergo hoc (после этого не означает вследствие этого). Ученым мужам-дарвинистам в этом случае логика почему-то напрочь отказывает. Всевозможная внутривидовая адаптация к окружающим условиям (которую ложно назвали микроэволюцией), искусственная гибридизация (внутри одного вида!) не имеют никакого отношения к взаимопревращению видов. Дарвинисты искусно смешивают эти два вопроса, чтобы обмануть доверчивых профанов. Сегодня они еще более путают картину, бездоказательно утверждая, что человек и обезьяна имеют общего предка, которого никто не видел. Это — «стыдливый» дарвинизм.

Аристотель считал, что жизнь зародилась из простейших форм. Платон наоборот, полагал, что обезьяны, собаки и другие животные образовались позже человека в результате следующих реинкарнаций деградирующих человеческих индивидуумов[1]. В язычестве очень популярна тема превращений, идея о происхождении человека от какого-то праживотного (тотемизм). Гипотеза эволюции имеет очень давнее происхождение и, видимо, отвечает органическому архетипу человеческого сознания, связанному с идеей происхождения как рождения одного от другого. Именно этим объясняется ее популярность на бытовом уровне. Обезьяна как предок человека уже прочно вошла в фольклор, является темой для бесконечных шуток. Но многие ученые биологи, эмбриологи, генетики (Р.Вирхов, К. Бэр, Г. Мендель, Л. Пастер, Л.С.Берг) и другие глубокие умы (Н.Данилевский, Л.Н.Толстой, О. Шпенглер) отрицали дарвинизм.

Дарвинизм, как разновидность материализма, имеет особенно тяжелые последствия для этики. Его основной тезис — борьба на уничтожение противника. Его основная заповедь: «добей (съешь) слабого!». Последовательными дарвинистами были нацисты, производившие селекцию людей, уничтожая всех непригодных по их мнению (евгеника). Коммунисты проводили селекцию по классовому признаку. Дарвинизм, примененный к социальной сфере, превращается в социал-дарвинизм, провозглашающий вместо борьбы видов борьбу классов. Если сегодня все это в прошлом, то только потому, что мы непоследовательны в своем дарвинизме, являемся стихийными христианами, жалеем и лечим слабых.

По креационизму вновь решили ударить из тяжелых орудий. В «Известиях» (20.03.06) была опубликована статья «Новый обезьяний процесс», подписанная десятком академиков и несколькими докторами наук. /Интересно заметить, что большинство примкнувших подписантов к биологии не имеют никакого отношения/. Казалось бы, креационистам остаётся под таким напором только постыдно ретироваться.

Но, не обращая внимания на демагогические приемы (использование хлестких выражений «мракобесие», «новый 'обезьяний процесс' и т. п.»), давайте более внимательно посмотрим на доводы почтенных ученых. Они утверждают, что «эволюцию следует понимать как не управляемый никем и не предусмотренный заранее (надо понимать, что Бога нет — В.) процесс случайных мутаций и естественного отбора». Далее торжественно утверждается, что жизнь на Земле существует более трех миллиардов лет, что палеонтологическая летопись подтверждает теорию эволюции и что якобы найдены «недостающие звенья» эволюции.

Напомню, что ещё не из всех музеев антропологии убраны подобные «недостающие звенья», оказавшиеся грубыми подделками. Можно предположить, что с «палеонтологической летописью», вопреки заверениям маститых материалистов, тоже дело обстоит не самым благополучным образом. В палеонтологическом летописании труднее поймать за руку, чем при реконструкциях, например, целой семьи по одному зубу «человека из Небраски». Но уж очень хочется найти заранее известно что. Подгонки и подтасовки, иногда бессознательные, здесь неизбежны. История дарвинизма богата всевозможными фальсификациями (один биогенетический закон Э. Геккеля чего стоит). Не мудрено, что и найдут кого-нибудь, как всегда бывает в таких случаях, и «назначат» общим предком. Академики явно вводят широкую публику в заблуждение, когда бодро утверждают, что уже найдены переходные формы между человеком и обезьяной. Предположение в науке вообще-то принято называть гипотезой, а не доказанной теорией. Напомню, что дарвинизм не имеет ни одного прямого доказательства своей истинности, чем могло бы быть только непосредственное наблюдение процесса эволюции.

А теперь у меня к новым дарвинистам четыре вопроса-возражения:

1) На каком основании делается совершенно бездоказательный вывод, что генетическое (частичное) сходство означает генетическое родство? Пломбир не «произошел» от эскимо, а современный компьютер — от телевизора. У одного и другого один творец — человек. В настоящее время множество живых организмов прекрасно существуют параллельно, никак не смешиваясь. Их генетическое сходство может объясняется не мифическим «общим предком», а сходными условиями существования и обитания. А может быть, никакого общего предка и не было? И с самого начала было множество параллельных генетических линий, и все модификации, столь дорогие дарвинистам, были и происходят (это подлежит наблюдению) только внутри одного генотипа?

2. Согласно теории вероятности, при мутациях такого рода соответствующих мутантов должно быть ОЧЕНЬ много (мутации происходят случайным образом по всем многочисленным параметрам живого организма), причем не только в прошлом, но и в настоящем. Т. е. не только в археологических слоях должно быть большое количество останков неудачных экземпляров живых существ, но и среди нас (точнее: мы среди них) должны бродить несметные толпы всевозможных мутантов (неудачных мутаций должно быть в тысячи раз больше, чем удачных). Промежутков между видами, таким образом, не должно быть. Расхожая ссылка на миллионы лет здесь не поможет, т.к. этот процесс мутаций постоянный. Возникает вопрос: и где же все эти бесчисленные мутанты? Даже количественно живых существ не хватило бы на подобный эксперимент. При мутациях такого характера при наличии сотен тысяч, если не миллионов, параметров, при количественно невысокой репродуктивной способности и при средней продолжительности жизни 20 лет. и невысокой численности населения, — как показывают математические расчеты, даже времени существования вселенной (ок.15 млрд. лет) оказывается недостаточно для возникновения человека.

3. И последнее возражение. Естественный отбор происходит, но КТО осуществляет естественный отбор? Дарвинисты говорят — «САМО». Таким образом, они ловко запрятывают телеологию (целеполагание), которая все-таки присутствует в гипотезе эволюции. Дарвинисты наделяют, таким образом, природу божественными функциями самоорганизации, самоусложнения, т. е. разумом, способным творить чудеса: из неживого творить живое, создавать сложнейшие системы. Но не надо быть специалистом по термодинамике и теории вероятностей, чтобы не верить таким сказкам.

4. На основании каких критериев дарвинисты называют адаптацию эволюцией? Строго говоря, эволюция предполагает усложнение системы. Знаменитые вьюрки, которых наблюдал Дарвин на Галапагосских островах, различались друг от друга, но все-таки принадлежали к одному виду. Можно не выходя из дома заметить, что дерево, растущее на открытой местности, отличается от дерева того же вида растущего в лесу. Таким образом, имеются большие сомнения даже относительно микроэволюции, не говоря уже о макроэволюции, которая представляется сущей фантастикой.

При существующей псевдонаучной методике можно с таким же успехом доказать, что не человек произошел от обезьяны, а наоборот: обезьяна произошла от человека. В самом деле, почему непременно должна быть эволюция, а не инволюция?

Так что дарвинизм внутренне противоречив и сама себя опровергает.

Я бы не хотел чрезмерно упрощать картину. Существует ещё компромиссная гипотеза направленной эволюции, согласно которой мутации (изменения) происходили не случайным образом, а направленно под действием некоего организующего начала — Бога. Такой точки зрения придерживался в частности священник Александр Мень.

Пока же к эволюционистам все направлений просьба быть поскромнее: называйте свое учение гипотезой, а не научной теорией.



[1] «Племя сухопутных животных произошло из тех, кто вовсе был чужд философии и не помышлял о небесном…» (Платон, Тимей, 91 E).

Игумен Вениамин, кандидат богословия
С-Петербург

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1811&forprint


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru