Русская линия
Русская линия Андрей Ермолаев22.11.2008 

Андрей Ермолаев: «Это был классовый, но не этнический геноцид»
По словам директора Центра социальных исследований «София», голодомор для Виктора Ющенко стал «элементом пропаганды»

Андрей Ермолаев «К сожалению, голодомор стал элементом пропаганды, более того, он стал чуть ли не повседневной проблемой. Сегодня явно навязываемый пропагандийский подход к проблеме голодомора на Украине дискредитирует саму эту проблему. Поэтому не спроста некоторые украинские политики говорят, что нельзя заниматься рекламой на костях своих предках, потому что память об этой трагедии — это сакральная, очень интимная вещь. И даже, когда государство увековечивает те или иные трагические страницы истории, мероприятия, связанные с ними должны быть очень аккуратными, очень интимными с учетом человеческого горя, человеческой памяти. Поэтому пропагандиcтский элемент, явная политизация голодомора — это первое, в чем можно упрекнуть Ющенко», — заявил в интервью «Русской линии» известный украинский политолог, директор Центра социальных исследований «София» Андрей Ермолаев, говоря о 75-й годовщине голодомора, отмечаемой сегодня на Украине.

Основные мероприятия, для участия в которых прибыли 40 иностранных делегаций, проходят в Киеве. Утром президент Украины Виктор Ющенко возложил цветы к памятному знаку жертв голодомора в центре столицы, сообщает сайт Межгосударственной телерадиокомпании «Мир». Сегодня во всех храмах Украины проходят панихиды по погибшим от голода в 1932—1933 гг. А затем на склоне Днепра неподалеку от Киево-Печерской лавры состоится церемония освящения Мемориала памяти жертв голодомора и всеукраинская акция «Зажги свечу».

Отметим, что трагическая дата стала поводом для попытки расставить «свои» акценты в истории. Президент Виктор Ющенко обвиняет Россию и пытается убедить мировое сообщество в том, что трагедия 1930-х гг. — это геноцид украинского народа. Однако в 1930-е годы сотни тысяч человек погибли от голода не только на Украине. Пострадали основные зерновые районы СССР: Северный Кавказ, Нижнее и Среднее Поволжье, значительная часть Центрально-Черноземной области, Казахстан, Западная Сибирь и Южный Урал.

«Голодомор связан с двумя проблемами», — считает Андрей Ермолаев. «На Украине тема голода и голодомора известна давно, долгое время на эту тему было наложено табу. Тогда она была связана с состоянием общественного сознания, когда информация о трагедии семьи передавалась часто устно как большая тайна и лишь в конце 80-х годов, когда эта проблема была поднята наряду с другими проблемами, связанными с наследием сталинского режима, об этой проблеме начали говорить открыто. Прошла реабилитация жертв сталинского режима, с этого момента голодомор был признан одной из трагических страниц истории украинского общества. Более того, начали формироваться новые традиции — как отмечать эту дату, как отдать дань памяти жертвам голодомора. Эти процессы происходили в период первых лет независимости Украины; в то время Леонид Кравчук говорил о том, что необходимо эту дату увековечить и создать условия для празднования дня памяти, а принимал решение Леонид Кучма. Эта проблема на самом деле имеет уже почти двадцатилетнюю историю и не является каким-то новшеством в общественной жизни Украины. Более того, она действительно касается почти каждой семьи. Другое дело, политизация этой проблемы в последние годы, превращение ее в некий политический пропагандистский элемент, конечно, не может не смущать. Виктор Ющенко уделил этой проблеме очень большое внимание, и, может быть, ничего не было бы в этом особенного, если бы речь шла просто о более пристальном внимании к этой трагедии, об акциях, связанных с созданием книги памяти и т. д.», — отмечает политолог.

75 лет Голодомору «Второй момент дискуссии связан с вопросом: а был ли голодомор геноцидом. Надо начать с того, что само определение понятия „геноцид“ требует толкования. Несомненно, что речь шла о целенаправленном уничтожении отдельных социальных групп, но было ли это целенаправленным уничтожением социальных групп по этническому или национальному признаку, или речь шла о специфической так называемой обостренной классовой борьбе, в этом и заключается вопрос. Поэтому если голодомор квалифицировать как геноцид, то это был классовый, но не этнический геноцид. Другими словами, сталинисты боролись не с украинцами; они боролись с крестьянством за силовое перераспределение прибавочного продукта сельского хозяйства, и для того чтобы крестьяне это приняли, использовался такой инструмент как голод, смерть была насильственной. Это действительно был голодомор, это был классовый геноцид. В этом отношении то, что президент и его идеологи называют голодомор национально-этническим геноцидом, — это большая ошибка, которая уже стоит Украине репутации, приводит к непониманию и т. д. Неслучайно кампания, организованная украинским президентом по признанию геноцида, встретила разное отношение у парламентов разных стран. Потому что в мире, признавая трагедию и осуждая сталинизм, осторожно отнеслись к такому специфического толкованию голодомора; в мире не поддерживают эту тему как тему антинациональную», — считает аналитик.

По его словам, как у российских, так и украинских интеллектуалов «почему-то память, к сожалению, все короче, а желание разобраться в существе этой проблемы все меньше». «Сейчас все сводится к тому, что проблемы, связанные с трагедией советской эпохи, — это проблемы коммунистического движения. Начнем с того, что сталиниский режим — это термидорианский режим, такой же по существу капиталистический, как и западные режимы эпохи депрессии, которые „сжимали“ рынок, эксплуатировали рабочую силу, использовали насильственные методы; к тому времени уже осуществлялись и партийные репрессии, был уничтожен почти весь интеллектуальный слой партии. Какими бы характеристиками не наделять ленинскую партию, но это была партия, связанная с социальным переворотом в России. Ее предтечами были буржуазные партии начала ХХ века. Сталинский режим — очень жестокий режим тоталитарного типа, который по большему счету не имеет никакого отношения к существу левого движения. И не случайно, все это потом вылилось в советский застойный режим, так называемую эпоху номенклатуры. Это важно понимать, потому что на Украине событиям 1930-х годов предшествовали довольно сложные социальные процессы поздней Российской Империи. Предпосылок для социальных потрясений тогда было не меньше, а, может, и даже больше, чем в индустриальной части России, в частности, на юго-востоке. Именно поэтому большинство политических партий и движений Украины до провозглашения независимости Украины в 1917 году были тоже левыми, и первое украинское правительство Грушевского-Винниченко тоже было левоориентированное. Другое дело, что это были разные левые течения, но суть заключалась в том, что на Украине и крестьянство, и промышленный класс рабочих на юго-востоке поддерживали социальные преобразования. Поддерживали ли они потом большевистский режим Ленина, и была ли на Украине поддержка сталинского курса — это другой вопрос, на который должны ответить историки, потому что на самом деле сталинизм не был прямым продолжением тех социальных задач, которые общество поддержало в Российской Империи после октябрьского переворота. Это все большие проблемы», — полагает директор Центра социальных исследований «София».

«К сожалению, ни в России, ни на Украине эти темы серьезно не обсуждаются, потому что в наших странах формируются новые мифы: в частности, на Украине — миф вечного поиска демократии. А это, конечно, очень плохо», — высказал свое мнение Андрей Ермолаев.
Русская линия

http://rusk.ru/st.php?idar=179808

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru