Русская линия
Время новостей Владимир Дзагуто26.07.2006 

Поле битвы — Святая земля

Иногда складывается впечатление, что вся история противостояния израильтян и арабов представляет собой одну большую нескончаемую войну. Но на самом деле «полноразмерные» военные действия — с линией фронта, войсковыми операциями, наступлениями и отступлениями — за последние полвека здесь случались нечасто. Ни одна из больших арабо-израильских войн не продлилась более нескольких месяцев (сравните, к примеру, с другим известным конфликтом на Востоке — ирано-иракской войной, затянувшейся на восемь лет). Более того, до июля этого года Израиль и арабы почти 24 года не устраивали военных кампаний. Что, конечно, не означает, что после войн наступала тишина: промежутки между крупными сражениями заполнялись не мирной жизнью, а беспокойными перемириями.

Эпоха первоначального накопления вражды

Массовое заселение евреями Палестины стартовало в начале XX века, когда апологеты сионизма развернули агитацию в пользу возвращения евреев на историческую родину. Наиболее массовая иммиграция началась в 1910-х годах, когда Ближний Восток еще находился под контролем Османской империи. Однако после окончания первой мировой войны Порта потеряла все колонии и навсегда ушла из Леванта, а вакуум власти был заполнен т.н. мандатами Лиги Наций. Франция и Великобритания получили от этого прообраза ООН право управления бывшими азиатскими колониями Османской империи.

Палестина, заселенная в основном арабами-мусульманами, в 1920 году получила статус британской мандатной территории и оставалась таковой вплоть до конца второй мировой войны. За это время численность еврейских иммигрантов резко увеличилась; к середине 40-х годов еврейские поселения были раскиданы почти по всей территории Западной Палестины. В восточной части британского мандата, населенной арабами, еврейского расселения не было: на этой территории, обещанной Лондоном Хашемитской династии, позже была создана независимая арабская монархия Трансиордания (ныне Иордания).

Первые стычки между арабским и еврейским населением Палестины относятся еще к первым десятилетиям прошлого века. Как обычно случается в межнациональных сварах, выяснение ответа на вопрос «кто первый схватился за дубину» вызывает взаимные упреки и не приводит ни к какому внятному результату. Достаточно понимать, к 40-м годам отношения между еврейской и арабской общинами были далеко не безоблачными и обросли богатой историей взаимных погромов. Обе стороны обзавелись и вооруженными отрядами, из которых позднее формировались противостоящие друг другу армии.

Разделяй и уходи

Лондон, от позиции которого во многом зависела судьба палестинского мандата, и другие великие державы-победительницы сошлись на том, что эту территорию придется делить. Хотя евреям давно была обещана возможность создать свое государство, но на тот момент арабы все еще составляли большинство населения региона. К 40-м годам Западная Палестина стала для Британии большой обузой (заниматься постоянным замирением обеих конфликтующих сторон не такое уж интересное занятие). И Лондон спихнул этот «чемодан без ручки» на ООН, которая в 1947 году и приняла, как тогда казалось, разумное решение дать каждому из семитских народов региона по своему государству. Вечный камень преткновения — «святой город трех религий» Иерусалим — оставался международной зоной.

Возможно, если бы великие державы озаботились дальнейшей судьбой свежеиспеченных государств, то военное присутствие «больших дядей» в Палестине на какое-то время сохранилось бы, а история могла бы и не узнать, что такое арабо-израильские войны. Позже мудрая идея о том, что не стоит отпускать государства-подростки во взрослую жизнь без какого-либо пригляда, стала чаще посещать вершителей судеб мира. Эта благотворная мысль в данный момент позволяет, например, трем боснийским общинам не стрелять друг в друга, а худо-бедно сосуществовать в рамках очень условной федерации (пусть даже сама мысль о том, что сербы, хорваты и мусульмане-боснийцы способны когда-либо научиться общению друг с другом без посредства огнестрельного оружия, кажется горячечным бредом). А вот евреям и арабам дали возможность строить свою судьбу самостоятельно, и мир немедленно получил горячую точку.

Раздел Западной Палестины был проведен своеобразно: евреи по плану ООН получили узкую полосу средиземноморского побережья от Хайфы почти до Газы, кусок территории к западу от Тивериадского озера и большую часть пустыни между Египтом и Трансиорданией. Оборонять страну такой необычной формы довольно трудно. С другой стороны, арабское государство должно было состоять из двух кусков (будущий сектор Газа и Западный берег реки Иордан), между которыми лежал Израиль.

Один на всех и все на одного

Атака на еврейское государство случилась на следующий день после того, как Израиль провозгласил независимость, — в ночь на 15 мая 1948 года. Арабская коалиция включала Египет, Сирию, Трансиорданию, Ливан, Ирак, Саудовскую Аравию, Йемен, а также организации палестинских арабов. В такой расстановке Израиль выглядел обреченным, против него совокупно ополчился весь арабский мир. Но на деле выкинуть иммигрантов оказалось не так просто.

Большинство арабских стран, вступивших в войну, были почти столь же юными государствами, как и Израиль. Европейские мандаты на Сирию, Трансиорданию, Ливан закончились всего двумя годами ранее, в 1946 году. В результате армии этих стран к 1948 году не сильно превосходили израильские отряды самообороны «Хагана». Серьезного вооружения у конфликтующих государств тоже не было, и в военных действиях обеим сторонам приходилось полагаться на ручное стрелковое оружие.

У арабов отсутствовало единое командование, их подразделения действовали не слишком скоординированно, что облегчало задачу Израиля. А уже через пару недель после начала войны еврейское государство приняло решение о создании ЦАХАЛ — вооруженных сил, которые должны были объединить и заменить разнородных ополченцев. По численности армий этот конфликт не относится к числу крупных: количество солдат с обеих сторон составляло поначалу всего несколько десятков тысяч. Все отряды Израиля насчитывали около 30 тыс. человек, общая численность арабских соединений составляла порядка 40 тыс. человек. К концу войны численность ЦАХАЛ выросла более чем в три раза, и армия Израиля стала превосходить по мощи арабские силы.

Первые недели войны были успешными для арабов: войска Трансиордании и Ирака вторглись на Западный берег реки Иордан, египтянами был захвачен юг Израиля, Ливан и Сирия наступали на севере. Израилю удавалось контролировать Иерусалим и трассу между этим городом и Тель-Авивом. В июле началось контрнаступление еврейских войск, были захвачены территории вокруг Иерусалима, Рамалла, Назарет.

Военные действия различной напряженности продолжались с перерывами на ненадежные перемирия еще несколько месяцев, но Израиль понемногу увеличивал контролируемую территорию. В 1949 году арабское единство распалось: главные участники интервенции стали выходить из войны. Первым откололся Египет, заключивший сепаратный мир с Израилем, в марте этому примеру последовал Ливан, в апреле — Трансиордания. В июле на мир согласилась Сирия. Войска этих стран покинули театр военных действий, а Израиль взял под контроль почти всю территорию несостоявшегося арабского государства, в том числе Западный Иерусалим. Лишь Западный берег Иордана и Восточный Иерусалим остались под контролем Трансиордании, а узкую полоску побережья у Газы заняла армия Египта.

«Война за независимость» создала в Палестине еврейское государство, которое за несколько месяцев отвоевало куда большую территорию, чем предназначала ему ООН. Вдобавок этот конфликт породил проблему палестинских беженцев: часть арабов покинула территорию Палестины, спасаясь от войны, часть была интернирована евреями в ходе зачисток захваченных земель. Безземельные и нищие беженцы, укрывшиеся в соседних государствах, на долгие годы стали дестабилизирующим фактором для Ближнего Востока. В свою очередь, Израиль в последующие годы получил большое количество новых граждан — еврейских беженцев из исламских стран, отношение к которым в их родных местах резко ухудшилось.

Заграница нам поможет

С 1949 года Израиль жил без большой войны всего семь лет — до тех пор, пока не случился Суэцкий кризис 1956 года. Это был первый случай после второй мировой, когда ситуацию на Ближнем Востоке намеренно отыграли по военному сценарию великие державы. Этот кризис стал началом долгого периода региональных войн, завершившихся признанием того, что арабский мир не в состоянии бороться с государством евреев военными методами.

Египет при Насере резко увеличил мощь армии, потенциальной целью которой был Израиль. Впрочем, и ЦАХАЛ за прошедшие годы резко укрепился. Каир поддерживал палестинских повстанцев, устраивавших теракты и нападения на еврейской территории. Ситуация резко обострилась после того, как Насер в июле 1956 года решил национализировать Всеобщую компанию морского Суэцкого канала, принадлежавшую Британии и Франции. Противостоять решению президента Египта мирным путем было трудно: Каир не экспроприировал чужое имущество, а собирался выкупить акции компании, приносившей огромные доходы. В результате сложился антиегипетский альянс Лондона, Парижа и Тель-Авива. Бывшие владельцы канала были готовы дать зеленый свет войне за возвращение канала, а Израиль получал международную поддержку в деле ликвидации египетской угрозы.

Союзникам удался блестящий блицкриг, к началу ноября израильтяне заняли почти весь Синайский полуостров, британцы и французы высадили в этой зоне десант. Однако потом началась весьма занимательная политическая игра: против успехов англо-франко-израильского союза одновременно выступили и США, и СССР. В итоге победителям пришлось свернуть свое военное присутствие на полуострове. На их место пришли «голубые каски» ООН. Единственным плюсом для Израиля, заработавшего славу «агрессора», стало то, что ЦАХАЛ продемонстрировал свою растущую силу и нанес существенный ущерб экономике и военной мощи Египта. Ближневосточные границы остались прежними.

Сделаем это по-быстрому

Второй синайский конфликт стал, пожалуй, самой успешной операцией израильской армии за всю ее историю. В ходе «шестидневной войны» 1967 года еврейское государство провело успешную операцию на два с половиной фронта, захватило Газу, Синайский полуостров, Голанские высоты, Западный берег реки Иордан, максимально расширило свою территорию и вконец деморализовало арабских соседей. В отличие от кампании 1956 года все эти подвиги были совершены в одиночку, без прямой военной помощи других стран, а на стороне противника активно играла одна из сверхдержав того времени.

Против Израиля на этот раз выступал не только Египет, но и его союзники — Сирия и Иордания. Арабскую коалицию поддерживали (большей частью морально) другие исламские государства. Создание предвоенной обстановки началось в мае 1967 года, когда Египет и Сирия начали подтягивать войска к израильским границам. Каир добился вывода миротворцев ООН с Синайского полуострова и блокировал Тиранский пролив для израильских судов, закрыв порт Эйлата. Тель-Авив в ответ провел мобилизацию и заручился поддержкой США. Египет был поддержан Советским Союзом, поставлявшим Насеру оружие, и странами соцлагеря.

Формально войну, как и в прошлый раз, начал Израиль: 5 июня его ВВС атаковали египетские аэродромы и ликвидировали потенциальную угрозу с воздуха. Сухопутное наступление в Газе и на Синае прошло по мотивам 1956 года, только быстрее — к Суэцкому каналу ЦАХАЛ вышел уже 8 июня, потратив на всю операцию четыре дня. Вопрос с египетским фронтом был закрыт.

По аналогичной схеме была проведена и кампания на севере. После авианалета на аэродромы Сирии ВВС Дамаска были резко ослаблены. Сухопутное наступление на Голанских высотах Израиль начал лишь 9 июня, когда на Синае уже начали действовать договоренности о прекращении огня. С момента атаки на позиции сирийцев до захвата Голанских высот прошло менее двух суток: арабские войска не смогли оказать достойного сопротивления. А кроме этого 5−7 июня Израиль аннексировал у Иордании, не слишком жаждавшей этой войны и не уклонившейся от союза с Дамаском и Каиром, весь Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим.

В отличие от предыдущей войны дипломатические трения между великими державами сработали в пользу Израиля. Соцстраны разорвали дипотношения с еврейским государством, США и НАТО поддержали Тель-Авив, и, как следствие, ООН не смогла быстро принять решение по арабо-израильскому конфликту. К тому моменту, как СССР и США обменялись дипломатическими угрозами и побряцали оружием, ЦАХАЛ уже сделал свое дело, но уходить никуда не стал. Сверхдержавы застыли в патовой ситуации, а «царь горы» Израиль остался на завоеванных позициях.

Непреодолимая вооруженная сила

«После прекращения огня потребовалось немного времени, чтобы весь мир осознал, что Израиль стал самой большой силой на Ближнем и Среднем Востоке. Израиль показал, что, вероятно, за исключением Турции, он обладает самой боеспособной армией в этом районе… Ясно, что военное превосходство Израиля останется еще долгое время доминирующим фактором ближневосточной политики. Только открытая интервенция России или Соединенных Штатов — этих двух сверхдержав — может изменить такое соотношение сил». Эта мажорная цитата взята из «Шестидневной войны» Уинстона Черчилля, нобелевского лауреата в области литературы. Черчилль оказался прав: превосходство еврейской армии было еще раз подтверждено в 1973 году, в войне Судного дня (о ней чуть ниже), когда арабские страны не только не смогли вернуть захваченные Израилем территории, но и были вынуждены впервые сесть с ненавистными врагами за стол переговоров. Как показала история, в последней трети XX века, обладая лучшей армией в регионе, Израиль при желании мог захватить и контролировать в течение произвольного периода практически любую из приграничных территорий от Малой Азии до Суэцкого канала. Развитие военных сценариев в этом регионе сдерживало лишь противостояние сверхдержав, которые чаще предпочитали вести на Ближнем Востоке политические, а не военные игры.

Но это же превосходство одновременно резко изменило политику Тель-Авива. Эпоха войн за выживание кончилась, началась борьба за безопасность. Главной заботой ближневосточных евреев стала не военная победа (ЦАХАЛ блестяще доказал, что может делать с армиями арабских соседей все, что захочет), а обеспечение собственного спокойного существования. В идеале требовалось добиться такого положения, когда никакому арабу попросту не придет в голову соваться с оружием в руках в зону, контролируемую евреями. И именно армия стала постоянно используемым инструментом политики Тель-Авива: она обеспечивала Израилю ту территорию, которая требовалась для того, чтобы по возможности обезопасить себя от военных или террористических ударов. Если требовалось отодвинуть фронт подальше, ЦАХАЛ был готов захватить нужное количество квадратных километров. Если начинался торг по принципу «мир в обмен на территории», то армия оставляла взятые с боем территории. Если нужно было опять зачистить беспокойное приграничье, войска поднимались по тревоге и делали свое дело.

Суета вокруг канала

Последней серьезной попыткой арабского мира решить еврейский вопрос военным способом стала война Судного дня (она же война Йом-Киппур), начавшаяся 6 октября 1973 года, когда в Израиле отмечали один из главных иудейских праздников. Ей предшествовала странная «война на истощение», объявленная Гамалем Насером в 1968 году. В течение двух лет Египет, не делая попыток перейти в наступление, вел обстрелы израильских войск, располагавшихся на Синайском полуострове, те отвечали огнем и авианалетами.

Во время этих боев местного значения Насер наращивал военную мощь Египта, для чего было налажено полномасштабное военное сотрудничество с Советским Союзом. Москва поставляла Каиру самолеты, средства ПВО, бронетехнику, предоставляла военных инструкторов, тренировавших арабских солдат. Однако постепенно между СССР и его арабскими союзниками нарастали трения, поскольку в Кремле не приветствовали обострение на Ближнем Востоке, тогда как президент Египта Анвар Садат, пришедший на смену Насеру, считал, что его армия способна отнять у Израиля Синайский полуостров. В 1972 году советские инструкторы были выведены из страны, Садат начал готовиться к войне.

Война Судного дня длилась лишь немного дольше двух предыдущих неудачных для арабов кампаний. Как и в 1967 году, против Израиля вместе с египтянами выступили и другие арабские государства, в первую очередь Сирия, которая развернула наступление на Голанских высотах. Но на этот раз блицкрига не получилось: и египтяне, и сирийцы, прорвав оборону ЦАХАЛ, завязли в позиционных боях, продвинувшись всего на несколько километров. Более того, ответные удары еврейских войск отбросили арабов назад, а на Голанах Израилю удалось глубоко вторгнуться на территорию Сирии.

Как и раньше, судьбу войны решил спор великих держав. С началом конфликта США и СССР начали активные поставки вооружений своим протеже, опасаясь, что их противник сможет переломить ход военных действий в свою пользу и чересчур усилится. 20 октября в Москву на переговоры прилетел госсекретарь США Генри Киссинджер, а на следующий день две сверхдержавы совместными усилиями продавили резолюцию Совбеза ООН о прекращении огня. Но война в районе Суэцкого канала остановилась лишь 25 октября, когда обе сверхдержавы уже были готовы лично вмешаться в синайские разборки. К тому времени затихли и военные действия в Сирии: Дамаск ничего не смог поделать с израильской армией. После этого вплоть до следующего года между воюющими сторонами, Москвой и Вашингтоном велись долгие переговоры, которые свелись к возвращению израильских, сирийских и египетских войск на довоенные позиции.

После 1973 года арабо-израильские войны остановились. Израиль, не найдя общего языка с Дамаском, остался на Голанских высотах до сегодняшнего дня, а Египет во второй половине 70-х годов согласился на мирные переговоры при посредничестве США. Так египтяне добились возвращения Синайского полуострова в обмен на лояльность к Тель-Авиву и признание Израиля. Сектор Газа остался под контролем Израиля.

Интервенция в гражданскую войну

Последним крупным военным межгосударственным конфликтом прошлого века стало израильское завоевание Ливана в 1982 году. К тому моменту на территории этой страны уже несколько лет шла гражданская война между различными религиозными группами. Для Тель-Авива главной проблемой были отряды Организации освобождения Палестины, базировавшиеся на ливанской территории и регулярно совершавшие вылазки против Израиля. Для вытеснения ООП было использовано прямое военное давление на Ливан.

Поводом к войне стало покушение на убийство израильского посла в Лондоне Шломо Аргова, предпринятое палестинскими радикалами из Революционного совета Фатх 3 июня 1982 года. На следующий день Израиль начал бомбардировки палестинских лагерей беженцев, а ООП ответила обстрелами северных районов Израиля. После этого 6 июня давно готовившиеся к зарубежной кампании части ЦАХАЛ вошли в Ливан, начав операцию «Мир Галилее».

В ходе военных действий Израиль занял южную часть Ливана и осадил Бейрут, где находились руководители палестинских организаций. В процессе вторжения ЦАХАЛ в очередной раз столкнулся с сирийскими войсками, контролировавшими часть страны. Активные военные действия шли до августа, когда была достигнута договоренность о выводе из Ливана отрядов ООП. Однако Израиль оставил за собой контроль над т.н. зоной безопасности на юге страны. Эта территория оставалась под контролем ЦАХАЛ вплоть до 2000 года, хотя понемногу и сузилась до весьма узкого коридора. Кроме того, в Южном Ливане действовали европейские миротворцы и союзные Тель-Авиву подразделения ливанских христиан.

Несмотря на то что война в Ливане достигла поставленной цели, она обострила ситуацию в этой стране и привела в итоге к усилению антиизраильских группировок. На смену ООП пришла шиитская «Хизбалла», которая продолжает докучать Израилю. А вывод войск из Южного Ливана привел к тому, что в вакууме власти контроль над этим регионом захватили радикальные ливанские исламисты.

Тем не менее операция «Мир Галилее» с военной точки зрения несомненно была успешной, поскольку армия выполнила свою задачу и в краткие сроки завоевала почти половину Ливана. После этого вплоть до нынешнего времени действия ЦАХАЛ ограничивались операциями на арабских территориях Палестины: при необходимости войска еврейского государства проводили рейды в сектор Газа и на Западный берег Иордана. Однако постепенно арабское противостояние сменило профиль и вместо традиционных войн перешло к интифадам (восстаниям) и терроризму, против которых армейские части, как правило, почти бессильны. Лишь в этом году ЦАХАЛ начал боевые действия за пределами границ Израиля — в Ливане мы видим ремейк операции «Мир Галилее». И как и во всех предыдущих войнах, армия Израиля свою задачу выполняет пока вполне эффективно.

http://www.vremya.ru/2006/131/13/157 349.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru