Русская линия
Русский вестникИнок Всеволод (Филипьев)26.07.2006 

Толерантность, теплохладность и… отступление от Христа
К итогам Всемирного саммита религиозных лидеров

В настоящее время в России и во всем мире стала актуальной тема «толерантности». Современное понятие «толерантность» — терпение и толкуется, как «веротерпимость». Тема толерантности усиленно вводится в массовое сознание: о толерантности пишутся книги, под ее знаком проводятся разномасштабные мероприятия.

Апофеозом политики толерантности стал для российской общественной жизни Всемирный саммит религиозных лидеров, проходивший в Москве 3−5 июля сего года при активной поддержке правительства. Саммит собрал лидеров и посланцев христианских, мусульманских, иудейских, буддистских, индуистских и синтоистских общин из 49 стран. Итогом работы этого панрелигиозного собрания стало совместное «Послание саммита религиозных лидеров». На сегодняшний день это «Послание» является наиболее откровенным и показательным документом политики толерантности.

Приведем его основные мысли, интересные в первую очередь для православных христиан.

В первом параграфе «Послания» подчеркнуто, что документ обращен помимо прочих представителей человечества и к «религиозным общинам», лидеры которых собрались в Москве. Так к чему же призывают своих пасомых официальные представители Православия, участвовавшие в саммите?

Новый миропорядок

В документе говорится: «Нам нужно построить такой миропорядок, который сочетал бы демократию — как способ согласования различных интересов и как участие людей в принятии решений на национальном и глобальном уровне — с уважением к нравственному чувству, образу жизни, различным правовым и политическим системам, национальным и религиозным традициям людей». То есть надстройки могут быть разными, но база одна — демократия. Сразу же вспоминаются слова св. прав. Иоанна Кронштадтского о том, что «демократия — в аду, а на Небе — Царство». Как бы дико ни звучали эти слова для современного «цивилизованного» христианина, но если дать себе труд поразмыслить, то придется прийти к выводу о верности, по крайней мере, второй части высказывания. Действительно, на Небе, там, куда стремятся все христиане, — Царство Божие, а не республика и не демократия.

Построить Царствие Божие на земле, согласно православному учению, нельзя. На земле ближе всего к небесному первообразу — православная самодержавная монархия. Разумеется, и она бесконечно далека от небесного Царствия. В земной жизни искать Царствие Божие нужно не в государственных институтах, а в собственном сердце, то есть внутри себя (Лук. 17, 20−21). Там это Царствие действительно достижимо!

Что же касается личных политических взглядов, то они у православных христиан в зависимости от эпохи и обстоятельств могут быть разными или их может вовсе не быть… Но не так считают лидеры мировых религий. В вышеприведенной цитате они прямо указывают (интересно, кто указал им?), какой, оказывается, миропорядок нам нужно построить, и далее объясняют, что «мир должен быть многополярным и многоукладным, удовлетворяющим всех людей и все народы». Таким образом, не только на любую религиозную ревность, но и вообще на всякую монокультуру (которой в некотором роде является и христианство) падает тень подозрения в неблагонадежности. То, что с приходом на землю Христа окончилась эра язычества и началась христианская эра, прежде считалось положительным историческим и духовным фактом. Похоже, что ныне положительное качество этого факта ставится под сомнение.

Веротерпимость христианская и нехристианская

Нам представляется, что ныне происходит подмена понятий: подлинную веротерпимость и человеколюбие пытаются подменить религиозным безразличием и теплохладностью. Христос учил терпимости и любви ко всякому человеку, какой бы веры он не был: если человек нуждается в помощи, его нужно накормить, одеть, посетить в тюрьме или просто оказать сострадание. Но Христос не учил терпимости к ложному верованию этого человека. Нужно любить человека, но при этом отрицаться его ложной веры. Евангелие не дает повода ссылаться на «религиозный конформизм» Христа. Господь наш Иисус Христос прямо говорит: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоан. 14, 6); «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется» (Иоан. 10, 9); «Истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Иоан. 6, 53).

Отсюда ясно, что за призывами к некоей отвлеченной толерантности скрывается попытка прикрыть термином «веротерпимость» языческий по сути древний дух религиозной всеядности.

Греко-римскому имперскому язычеству, как известно, не нужно было смешивать разные верования в одно. В языческий пантеон автономно входили верования разных народов. Подобным образом будет построена и религия новосозидаемого миропорядка. В «Послании саммита религиозных лидеров» читаем: «Мы… осуждаем попытки искусственно „смешать“ веры или изменить их без воли на то их последователей». А если веры смешаются не искусственно, а очень даже естественно? Или упомянутые «последователи» по собственной воле склонятся на изменение своих вер? Ведь современная толерантность как раз и ведет к потере вероучительных ориентиров и постепенному размыванию религиозных границ. Однако полное «смешение» вер не понадобится, потому что будущий правитель объединенного человечества — антихрист — станет прежде всего политическим лидером, которому между тем в лоне каждой «официальной» религии будет отведено свое «божественное» место.

Не диалог, а миссия

Упомянут в «Послании саммита религиозных лидеров» и пресловутый «межрелигиозный диалог», который, по мнению «лидеров», непременно должен продолжаться. Но если Христос есть единственный Путь спасения и, следовательно, Православие — единственная истинная вера, то о каком межрелигиозном диалоге может идти речь? Диалог предполагает равное соотношение сил, он подразумевает, что каждая из сторон теоретически может почерпнуть у другой нечто положительное. Однако православное христианство самодостаточно, оно обладает полнотой Истины, и, следовательно, для Православия возможен лишь монолог, чему дал пример еще св. апостол Павел в афинском ареопаге.

Православное миссионерство — это откровение и монолог, исполненный кротости, мудрости и любви, монолог, не допускающий межрелигиозных вероучительных компромиссов.

Спасение человечества без покаяния — утопия

Кроме приведенных цитат в «Послании» имеется еще много общих слов и утопических лозунгов, но венчает их прямо-таки апокалипсический, с православной точки зрения, призыв: «Будем помогать друг другу и всем благонамеренным людям в созидании лучшего будущего для всечеловеческой семьи».

Вера в лучшее будущее здесь, на земле, для всечеловеческой семьи — это в лучшем случае осужденная Церковью ересь хилиазма, а в худшем — сознательное стремление участвовать в создании всемирного государства единого правителя, которым, по Писанию, станет антихрист. Такой призыв — уже явное отступление от христианской доктрины, выраженной в Символе веры: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Нигде в Символе веры не говорится об ожидании земного счастья для всечеловеческой семьи, зато ясно сказано об ожидании грядущей вечной жизни во Христе.

Вообще вся современная толерантность с ее плодами, подобными нынешнему московскому саммиту, — очень земная-земляная. Неистощимы наивные (или лицемерные?) речи о светлом будущем, об общечеловеческом противостоянии стихийным бедствиям, болезням, войнам. И ни слова о покаянии, действительно необходимом для спасения человечества! Как будто не приходил две тысячи лет назад Христос на землю и не говорил: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4, 17); «Если не покаетесь, все… погибнете» (Лук. 13, 3).

Догматическое отступничество

Нельзя оставить без внимание и самый последний призыв «Послания»: «Будем хранить мир, заповеданный Всевышним». О каком «Всевышнем» идет речь? Ведь наш Всевышний, воплотившийся Сын Божий, ясно сказал падшему человечеству: «не мир пришел Я принести, но меч», указуя этим, что отныне человечество навсегда разделится на тех, кто принял Спасителя, и на тех, кто Его отверг.

Поражает, с какой легкостью православные участники саммита едиными устами с иноверными провозглашают свою приверженность заповедям Всевышнего. Могут ли мусульмане, иудеи и язычники исповедовать единого с православными Отца Небесного? Нет, не могут, ибо обязательным условием познания Отца является Сын — это было предвещено еще в Ветхом Завете: «Почтите Сына,. чтобы вам не погибнуть в пути вашем… Блаженны все уповающие на Него» (Пс., 2, 12), и окончательно утверждено в Новом Завете воплотившимся Сыном Божиим: «Видевший Меня видел Отца» (Иоан. 14, 9), «никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоан. 14, 6). Иноверцы и язычники, отвергающие Сына Божия, отвергают и Отца Небесного, ибо Сын и Отец одно (Сравни: Иоан. 10, 30). Православные веруют во Единого Бога Троицу, а иноверцы Троицу отрицают.

Потому православные участники подобных саммитов своим совместным исповеданием с иноверцами и язычниками некоего общего «Всевышнего» тем самым отвергаются от Сына Божия и, следовательно, от истинного Всевышнего. «Отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня» (Лук. 10, 16), — сказал Господь.

Выбор пути

И, наконец, несколько слов о российском контексте современной политики религиозной толерантности. Политические лидеры страны — это люди, а всякий человек, как справедливо отмечено в «Послании саммита религиозных лидеров», «по природе своей религиозен». В какой именно религии осуществить свою религиозность, зависит от выбора самого человека. Быть православным политиком, а тем более политическим лидером, очень и очень трудно. Это значит фактически действовать против законов политической игры, быть не от мира сего, следовать за Христом тесным путем, быть ненавидимым врагами, но самому их любить, отказываться от поклонения «чужим богам», а всех неверующих искренне и неутомимо призывать к спасению во Христе. Такой политический лидер и его последователи скорее всего потерпят поражение здесь на земле, но зато одержат победу над злом в собственных сердцах и войдут победителями в жизнь вечную!

Поэтому современным православным политическим лидерам России стоит серьезно подумать, не ошиблись ли они после «перестройки» с выбором веры для себя и своего народа. И если все-таки не ошиблись, если этот выбор сознательный, то уже не заигрывать с падшим, лежащим во зле миром, а стоять в правой вере до конца, до смерти, помня о сказанном в Писании: «Сия есть победа победившая мир — вера наша» (1 Ин. 5, 4).

Что делать?

В заключение вспомним классический русский вопрос: «Что делать?», на который Господь дает православным христианам четкий и отрезвляющий ответ: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие… Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Марк. 16, 15−16).

В нынешней ситуации «проповедовать Евангелие» — это значит не только миссионерствовать, но и хранить уже утвержденную православную веру во всей ее чистоте. Такое охранительство необходимо, потому что движение экуменизма, синкретизма и толерантности посягает на святое святых, на сердцевину христианства — на веру во Христа, Сына Божия, единственного Искупителя и Спасителя человечества.

Православная совесть обязывает всех нас, в меру своих возможностей, встать сегодня на защиту Святого Православия!

Инок ВСЕВОЛОД (Филипьев)
Джорданвилль, США

http://www.rv.ru/content.php3?id=6419


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru