Русская линия
Русский вестник А. Щербаков26.07.2006 

Мутное время и политкорректный «толерантиш»

Наконец-то свершилось. В Ингушетии убит Шамиль Басаев — один из главных чеченских людоедов, неоднократно похвалявшийся на весь мир количеством убитых им лично русских людей. Долгая охота на него завершена. Сознательно не говорю «успешно завершена». Уж слишком — подчеркиваю, «слишком» долго она шла. Не стоит забывать, что действовал Басаев в весьма ограниченном районе — Чечня, Ингушетия, Дагестан. Территория, хотя и горная, но по площади сопоставимая с половиной Московской области, с населением примерно 2−3 млн. Да и горы там — не Гималаи или Тибет с Памиром. К тому же последние 6 лет Басаев, потерявший одну ногу, был привязан к автомобильному или вьючному транспорту, что заметно ограничивало ему число доступных путей в горах. Вот почему предыдущее «слишком» вполне сочетается в смысловом отношении с определением «долго».

У этого «слишком» есть и другая, ныне скрываемая сторона — нечто вроде обратной стороны Луны. Так долго Басаев мог прятаться на Кавказе только при совпадении двух условий: нужности своей верхам властей России, с одной стороны, и всенародной любви к нему и поддержке, с другой, — со стороны практически всех кавказских народов, т. к. действовал он не только в одной Чечне.

В связи с этим приходится с огорчением констатировать, что практически все кавказцы настроены откровенно антирусски. Басаев за время своей разбойничьей карьеры наверняка нарушил какие-нибудь «законы гор», за что полагается кровная месть. Но оставался жив-здоров. Это можно объяснить только тем, что очень многие на Кавказе его любили, а очень немногие — ненавидели, но ненавидели меньше, чем русских и Россию, считая его меньшим злом. Кавказские диаспоры в России дружно и охотно отдавали долю своих неправедных прибылей «в горы». К тому же за время своей деятельности Басаев при попустительстве властей России сумел создать — именно в России — целую сеть учебно-тренировочных баз по подготовке террористов. Пока мы что-то не слышали о серьезном разгроме ни одной из подобных баз с перестрелкой и уничтожением обучаемых.

Находят, конечно, всякие схроны с оружием, а вот их истинных владельцев почему-то обходят стороной. Все это наводит на невеселые размышления о том, что Басаев-то убит, но дело его живо. Недаром среди уничтоженных за последнее время боевиков очень много молодежи лет 20-ти от роду: в середине 1990-х они были еще детьми.

О том, что у Басаева была действительно «всекавказская» поддержка, ясно и убедительно свидетельствует тот факт, что власти снова обратились к бандитам с предложением сложить оружие до 1 августа 2006 г. за очередную амнистию. Как и прежде, было оговорено, что некоторых из них могут посадить (однако раньше не посадили).

Понятно, что ради 50−100 человек амнистию затевать не станут. Но были вокруг Басаева только убежденные «проверенные на крови», а не какие-то несмышленыши. Так что вопрос надо ставить иначе — большинство из басаевских боевиков надо не амнистировать, а сажать от 20 лет и выше (среди кадыровских таких тоже немало — но они уже прощены). Кроме того, обязательно надо в буквальном смысле уничтожить базы боевиков, включая идейно-политические центры по всей стране, и хорошо почистить все мусульманские диаспоры и территории — чтоб неповадно было. Надо понимать, что если первая путинская амнистия боевикам привела их к власти в нынешней Чечне, то вторая может привести только к раздорам и усилению внутренней напряженности в Чечне и всей России. Дело в том, что «сладкие места» разделены между «бывшими» (Кадыров) и теми немногими, кто сотрудничал с центральной властью (Алханов). «Вновь прибывшим» к дележу пирога достанутся только крохи со стола — вот и готовый конфликт в Чечне. А поскольку чеченцы живут по всей России, конфликт этот перекинется и на русские территории. Несдавшиеся и недопущенные к власти боевики начнут доказывать исламскому миру свою состоятельность через новые буденновски и норд-осты.

Естественным ответом со стороны русского населения на это станет активная борьба против всех и всяческих инородцев, заполонивших Россию в последние 5−6 лет и — от безнаказанности — обнаглевших донельзя.

Я имею в виду два типа наглости — одну почти вежливую: летом открылись уличные кафе, откуда громкая кавказская музыка бесплатно-принудительно разносится по всем улицам и домам. Но далеко не все являются ее поклонниками, а местные власти в этом направлении ничего не делают. Так исподволь подогревается русское недовольство. В случае с артистом Тутовым (см. «РВ» v 8, 2006 г.) все начиналось с репетиций ансамбля «Адыге» и громкого боя кавказских барабанов.

Второй тип наглости — криминальный: с 10 по 12 июля кавказцы в Москве дважды стреляли в милиционеров (салют памяти Басаева?). Милиционеры ответили хоть не очень метко, но одну преступную голову продырявили, другого бандита просто ранили. А раненый милиционер жив и угрозы его здоровью нет.

Теперь другой случай. Женщина захотела поставить панель на батарею отопления, связалась с коммерческой фирмой, откуда пришел рабочий-азербайджанец, который работу до конца не выполнил. Женщина позвонила в фирму, пришелец явился опять, задушил женщину и унес деньги и ценности… Интересно, что публикация названа неопределенно-лицемерно: «Рабочий убил москвичку из-за панели». Мерзость автора заметки очевидна — название говорит об одном, текст — о другом. Но таково уж свойство нашего не в меру толерантного времени — о преступлениях русских говорить громко и с пафосом, а о преступлениях инородцев — негромко и приглаженно. Создается впечатление, что на одни явления смотрят через увеличительное стекло, на другие — через уменьшительное, к тому же мутное… Так и хочется повторить известное: «Бывали хуже времена, но не было подлей».

Оба указанных типа поведения представителей кавказских диаспор за последние 5−6 лет стали традиционными, им мало кто удивляется. Доходит до идиотизма. Месяца полтора назад гендиректор студии «Мосфильм» г-н Шахназаров по телевизору удивлялся и даже возмущался, откуда, мол, берется ксенофобия?! Но он, наверное, запамятовал, что не так давно руководитель АЗЛК — некто Асатрян — кричал на инженеров: «Вы, русские, работать не умеете!» И привез тысячи 2−3 соплеменников, устроил их в Москве, после чего АЗЛК окончательно остановился. Я вполне с Асатряном согласен, что русские инженеры не умели работать на угробление своего завода… Возникает вопрос: а если бы русский директор в Армении (чего и представить нельзя!) довел до банкротства один из промышленных гигантов, к тому же высказался бы неуважительно об армянских инженерах и привез русских на их места, сколько бы он прожил после этого? Думаю, что недолго… Ну, а если г-н Шахназаров ответит мне, что это — нехарактерная частность, то пусть обратится к собственному примеру и ответит на вопрос: может ли стать руководителем главной армянской киностудии русский режиссер? А он все удивляется, откуда ксенофобия? Да оттуда, из дискриминации русских в собственном отечестве, только это — ксенофобия по отношению к чужеземным захватчикам, которых не любят и не любили — никогда и нигде. И никогда никакой толерантности не достигнуть при откровенном подавлении одних национальных групп, тем более на их Родине, в угоду другим. Раньше подобное называлось оккупацией, не знаю, как сказать теперь, на политкорректном «толерантише"…

Стараются не отставать от кавказцев и среднеазиаты. Недавно всемером они изнасиловали и ограбили двух молодых женщин. Оказалось, что это были милиционерши в гражданском. Вот на такие работы и приезжают в Россию «гастарбайтеры».

Были надежды на законы в защиту государствообразующего русского народа. Да куда там при нынешней Госдуме, оккупированной «Единой Россией». Этим народным избранникам милей пришельцы, для которых они штампуют законы, по которым вся Россия скоро будет заполонена до краев. А для русских — закон об экстремизме. Если СФ или Президент не завернут его «на доработку», при его формальном соблюдении в экстремизме можно будет обвинить процентов 80−90 русского населения. И наказать тоже: «Цыц, великодержавные шовинисты! Совсем распоясались!» Кстати, суд по делу теледеятеля Мирзоева, ударившего русского человека и получившего сдачу, кончился тем, что двум обвиняемым — Голикову и Баркетову — дали по 1,5 года колонии-поселения — гораздо больше, чем запрашивал прокурор, хотя их действия носили характер вынужденной самообороны!

Такие чрезмерные усилия исполнителей вполне могут превратить наше мутное время в смутное.

http://www.rv.ru/content.php3?id=6430


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru