Русская линия
Русское Воскресение Дмитрий Жмуцкий24.07.2006 

Великий сын России и Украины
Последнее прижизненное произведение скульптора установлено в Крыму

Смерть настигла народного художника России Вячеслава Михайловича на 67-м году жизни, на пике творческой активности. На отпевании Клыкова в Сретенском монастыре собралась почти вся творческая интеллигенция Москвы. Скульптора похоронили на родине, в Курской области. Украина и Крым, где установлено немало памятников и памятных знаков работы Клыкова, скорбели о нем наравне с интеллигенцией России.

Клыкова называют одним из лучших российских скульпторов современности. Он родился в глубинке, в селе Мармыжи Курской области в крестьянской семье. Признание как выдающийся ваятель крестьянский сын Клыков получил в 40 лет, после создания бронзовой скульптурной группы для Центрального детского музыкального театра в Москве (1979).

Должно быть, Вячеслав Михайлович уходил в мир иной с уверенностью, что прожил жизнь не зря. Памятники его работы есть почти во всех крупных городах России. Лучшие творения ваятеля проникнуты национально-романтическим пафосом, славят Россию, русский дух и православную веру. Таковы памятники Василию Шукшину на Алтае, Кириллу и Мефодию в Москве, маршалу Георгию Жукову на Красной площади, Константину Батюшкову в Вологде, Ивану Бунину в Орле, Сергию Радонежскому в Радонеже, Петру I в Липецке, Илье Муромцу в Калуге, Александру Невскому в Курске, адмиралу Колчаку на Иртыше. По проекту Клыкова с соавторами на поле под Прохоровкой возвели храм-звонницу в память битвы на Курской дуге.

Многие монументы работы Вячеслава Клыкова украшают города Украины. Из-под его резца вышел большой памятник князю Святославу под Запорожьем.

Клыков очень тесно связан с Крымом. В середине 70-х молодой Вячеслав участвовал в оформлении гостиницы «Ялта-Интурист» — он создал панно, украшающее один из гостиничных холлов. С тех пор связь мастера с крымской землей не прерывалась. Особенное внимание Клыкова привлекал Севастополь — колыбель русского православия. Недалеко от входа в археологический заповедник Херсонес Таврический установлена одна из лучших работ скульптора — памятник святому князю Владимиру, а в городском Парке победы возвышается изваяние Георгия Победоносца. С Севастополем связан крупнейший проект скульптора, которому так и не суждено было воплотиться: по просьбе городских властей Вячеслав Михайлович создал эскиз и произвел технические расчеты крупнейшей в мире статуи Христа Спасителя высотой 50 метров (знаменитая статуя Христа в Рио-де-Жанейро на 13 метров ниже). Памятник Христу планировалось установить неподалеку от места крещения князя Владимира, но, по признанию самого Клыкова, у руководства Севастополя «не хватило денег и воли», чтобы реализовать этот амбициозный проект.

О личных качествах российского скульптора и о том, что он сделал для Крыма, рассказывает председатель Крымского общества русской культуры профессор Владимир Казарин:

— Благодарен судьбе, за то что она свела меня с Вячеславом Михайловичем. В течение пяти последних лет мы тесно общались. В этот период Клыков переживал настоящий взрыв творческой энергии. У него было очень много идей, задумок, — в том числе, связанных с нашим полуостровом.

Для Крыма предназначалась одна из последних работ Клыкова. По заказу крымских караимов он восстановил памятный знак в честь российского императора Александра Второго, который находился на территории караимских кенасс в Евпатории и был уничтожен в советское время. Вячеслав Михайлович успел сделать гипсовую модель памятника. То есть творческая часть работы уже выполнена: остается лишь изготовить памятный знак из бронзы и установить его. Думаю, это все-таки будет сделано в ближайшее время.

Мало того, у нас, в Крыму, находится последний памятник Клыкова, установленный при жизни автора. Это памятный знак, посвященный исходу «белых» с крымской земли. Он стоит в Керчи, недалеко от пристани, от которой отчалили последние пароходы белых. Памятный знак представляет собой трехметровый крест, установленный на ладье — символе мореплавания. На фронтальной части креста находится барельеф Николая Угодника (покровителя путешествующих) и образ младенца Христа. По изначальному замыслу Клыкова, знак предназначался для Севастополя и должен был быть установлен на Графской пристани. Эту идею поддержал владыка Лазарь, архиепископ Симферопольский и Крымский. Тогдашний глава Севастопольской городской администрации Леонид Жунько тоже «дал добро» на установку памятника. Однако потом разразились известные события 2004-го года («майдан», «оранжевая революция») и к власти в Севастополе пришло новое лицо — генерал милиции Сергей Иванов. Он отказался устанавливать Поклонный крест. По политическим мотивам, естественно. Заявил, что никакого памятника русским воинам (на кресте высечена надпись: «В память исхода русской армии») в Севастополе не будет. Между тем, крест уже был доставлен в Севастополь. Мы оказались в тупике. Тогда я предложил Вячеславу Михайловичу установить памятник в Керчи — ведь именно там, как известно, закончилась эвакуация Белой армии, оттуда отплывали последние корабли. Он согласился. Керченский мэр Олег Осадчий энергично поддержал эту идею — и в ноябре прошлого года мы освятили место установки памятника в сквере перед гостиницей «Керчь». Торжественное открытие памятного знака состоялось 7-го мая — за 25 дней до смерти Клыкова.

Вячеслав Михайлович собирался установить в Крыму несколько памятных досок, посвященных деятелям культуры: певцам, художникам, артистам. Они полностью готовы, стоят в московской мастерской скульптора. Надеюсь, мы закончим начатое Клыковым дело, и все памятные доски обретут место в городах Крыма.

— Владимир Павлович, вы ведь общались с Клыковым лично. Расскажите, каким он был человеком?

— Фанатично преданным России, русской культуре и православию. В этой преданности не было ничего шовинистического: он, как я уже говорил, с энтузиазмом воспринял и выполнил заказ крымских караимов, так что идея национального превосходства была ему абсолютно чужда.

Клыков был исключительно бескорыстным человеком. Все его работы, установленные в Крыму, — это подарки. Он не взял за них ни копейки. Больше того, Клыков сам искал спонсоров, которые покрывали расходы на «сырье». Ведь севастопольский памятник Святому Владимиру, выполнен из бронзы, а памятный знак в Керчи — из «вечного» материала на основе мраморной крошки. На их создание были затрачены немалые суммы.

Очень яркое впечатление у меня оставила инициативность Клыкова. Допустим, он видит, что России нужен хотя бы один памятник Василию Шукшину, берется и делает его. Видит, что нужен памятник адмиралу Колчаку или князю Святославу, берется и делает. Он не ждал ни государственных заказов, ни уговоров.

Будучи народным художником России, признанным мастером, Клыков входил в творческую элиту страны. При этом он абсолютно не кичился своей известностью, в нем не было фанаберии. Очень простой, открытый человек. Религиозность в нем сочеталась с полным отрицанием роскоши. Даже в обстановке мастерской, где он и его товарищи дни напролет творили, было что-то монашеское. Обаятельнейший, талантливейший, доброжелательный — очень красивый человек. Его смерть — огромная, невосполнимая утрата для всего русскокультурного мира.

В день похорон Вячеслава Михайловича — 5 июня — мы проводили в Гурзуфе в рамках XXX Международного Пушкинского праздника поэзии круглый стол пушкинистов. Все участники этого торжества почтили память Вячеслава Клыкова минутой молчания.

http://www.voskres.ru/info/jzmuzkii.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru