Русская линия
Столетие.Ru Андрей Дмитриев21.07.2006 

Основатель Великороссии Андрей Боголюбский
Он заложил основы русского централизованного государства

Андрей Юрьевич Боголюбский, сын суздальского и великого князя киевского Юрия Владимировича Долгорукого, стал первым настоящим хозяином Северо-Восточной Руси — жестким, властолюбивым, энергичным. Историк Н. Костомаров назвал его первым великорусским князем.

Путь на север

Политическая биография князя Андрея началась в Южной Руси, где он участвовал в борьбе своего отца за старшинство в русской земле; именно в связи с этим он впервые попал на страницы летописей. В 1149 году, овладев Киевом, Юрий посадил Андрея на княжение в Вышгороде.

Здесь, на юге, Андрею пришлось увидеть еще незнакомые ему нравы удельной усобицы. Это оказалось невыносимо для него. «Князь Андрей, — говорит летопись, — смущался о нестроении братии своей и братаников, и сродников, и всего племени своего, яко всегда в мятеже и волнении все бяху и мнози крови лияше». Андрей «скорбяше о сем и восхоте идти в Суздаль и Ростов, яко там, рече, спокойнее есть». Он не взлюбил удельных порядков, и сначала удалился от них, а затем, когда настала возможность, начал «ломать старину».

В 1156 году Андрей бросил свой Вышгород и без отцовского благословения уехал в Суздальскую землю. Из Вышгородского женского монастыря он увез с собой знаменитую икону Богородицы, которая впоследствии стала почитаться как величайшая русская святыня. Как гласит легенда, путь иконы на север сопровождался многими чудесами, а неподалеку от Владимира кони под иконой вдруг встали. Князь велел здесь заночевать. Ночью Богоматерь явилась ему во сне и запретила везти икону в Ростов, как он прежде собирался, а велела оставить ее во Владимире. Андрей так и поступил. А на месте видения построил село, названное им Боголюбовом. Позже Андрей построил там богатую каменную церковь и терем. Со временем Боголюбово сделалось его любимым местопребыванием, так что историческое прозвище князя «Боголюбский» связано с названием его любимой резиденции.

Князь Андрей «приобрел» святыню для усиления самостоятельности и значимости, а в дальнейшем и процветания его родины — Северо-Восточной Руси, куда он и направлялся с «нелюбимого» юга. Позже икона Владимирской Божией матери, украшенная драгоценностями, составит главную святыню владимирского Успенского собора, города Владимира и всей Залесской земли, а в последующие века и всей Руси.

Время для представления собственной политической линии наступило очень скоро. В мае 1157 года Юрий Долгорукий умер в Киеве.

Андрей принял власть в Суздале и в Ростове, но не поехал в эти старые города, а сделал стольным городом Владимир.

Особенностью Суздальской земли было то, что старое боярство, стоявшее во главе народного представительства, было сосредоточено в древних городах Ростове и Суздале. Но новый князь в своей политике опирался не на них, а на преданных лично ему младших дружинников и массы пришлого населения с юга, которые еще не попали в зависимость к суздальским боярам и больше зависели от княжеской администрации.

Уже с 1157 года князь Андрей начал сосредотачивать власть в своих руках. Он изгнал своих младших братьев и племянников. Это было сделано для предотвращения усобиц между родственниками и для укрепления своего единовластия. «Се же сотвори, желая быть самовладцем в Суздальской и Ростовской земле», — поясняет летопись. Затем князь провозгласил столицей относительно новый город — Владимир на Клязьме, население которого составили, в основном, недавно пришедшие на эти земли переселенцы из Южной Руси.

Андрей Боголюбский сделал все возможное, чтобы затерянный в лесах городок превратился в настоящую столицу великого княжества, которая затмила бы своей красотой и величием даже Киев. Во Владимире были выстроены новые укрепления, возведены церкви, сооружены, в подражание Киеву, Золотые и Серебряные ворота. Тогда же заложили и белокаменный Успенский храм, который задумывался как кафедральный собор отдельной митрополии. Князь потратил много усилий, упрашивая константинопольского патриарха основать во Владимире новую, независимую от Киева, митрополию. Но просьба его была отвергнута.

В 1168 году Андрей посылает суздальского игумена Феодора на большой собор в Киев с целью добиться смещения киевского митрополита Константина. Не найдя поддержки у русских епископов, Феодор направился в Константинополь, надеясь уговорить патриарха назначить митрополитом себя, однако добился лишь поставления ростовским епископом. Несмотря на это, епископ Феодор расположил свою кафедру не в древнем центре епархии — Ростове, а в новой столице — Владимире. В 1169 году у Андрея Боголюбского возник конфликт с неуживчивым и честолюбивым Феодором, который закончился тем, что князь выдал епископа на суд митрополита в Киев, где Феодор был казнен по обвинению в ереси. Неизвестно, был ли он в чём-либо виноват, но ясно, что казнившие епископа хотели продемонстрировать свою силу князю Андрею. Князь использовал это как один из поводов для нападения на Киев.

Начиная с переселения из Вышгорода на север, всё поведение Андрея стало не только преднамеренно, но даже демонстративно «самовластительским».

Он как будто старается не пропустить ни одного случая показать всем «сословиям», что нет иной власти, кроме его, великого князя. В правление Андрея Боголюбского наметились важнейшие изменения в отношениях князя с его ближайшим окружением, а именно с дружиной. Раньше дружинники были друзьями, соратниками и ближайшими советниками князя. Теперь же они стали постепенно превращаться в княжеских слуг. Для осуществления этих изменений Андрей Боголюбский изгнал дружину своего отца, которая хорошо знала старые порядки и, придерживаясь их, не одобряла нововведения Андрея. А младшая дружина, на которую и опирался князь, оказалась в гораздо большей зависимости от князя. Именно тогда, в конце XII века, младших дружинников стали все чаще называть дворянами, т. е. людьми, служащими в княжеском дворе.

Зона стратегических интересов

Но стремления Андрея к «самовластию» шли гораздо дальше. Северо-Восточная Русь начинает оказывать все более возрастающее влияние на жизнь окружающих земель. Свое политическое влияние князь Андрей стремился распространить на все четыре стороны света, продолжая в этом смысле начинания своего отца Юрия Долгорукого. Только руки Андрея Юрьевича простерлись куда дальше отцовской длани. Помимо киевского юга, зона жизненных интересов владимирского князя на востоке провоцировала конфликт с Волжской Булгарией, а на севере и северо-западе требовала подчинения Новгорода.

В 1160 году Андрей Боголюбский, пользуясь званием старшего князя, предъявил права на Новгород. «Да будет вам ведомо, — объявил он вече вольного города, — что я хочу покорить Новгород добром или лихом, чтобы вы мне целовали крест, иметь меня великим князем, а мне вам хотеть добра». Добившись власти в Новгороде, Андрей пользовался ею с широтой настоящего царя, действующего исключительно по своей воле, в интересах справедливости. Он менял своих посаженников — князей в Новгороде, иногда, как будто нарочно давая не тех, кого желали новгородцы. Один раз он сменил князя, потому что нашел посадника правым в одном из конфликтов того с княжеской властью. Когда в угоду Андрею новгородцы изгнали от себя Святослава Ростиславича, Андрей дал им своего племянника, но потом, помирившись с Ростиславом, снова дал Новгороду недавно изгнанного Святослава, и притом Новгород должен был принять его «на всей его воле». Когда у Святослава начались ссоры с новгородцами и он вынужден был бежать, то Андрей, на просьбу города назначить другого, отвечал: «Нет вам иного князя, кроме Святослава».

Своими притязаниями Андрей довел Новгород до отчаянного сопротивления.

В 1168 году новгородцы перебили сторонников Святослава и взяли себе в князья Романа Мстиславича, сына ненавистного Андрею Мстислава Изяславича. Это было знаком открытого неповиновения, и зимой 1169 года владимирский князь отправил на Новгород огромное войско во главе со своим сыном Мстиславом. Опустошив окрестности Новгорода, суздальская рать должна была отступить, ничего не добившись. Но князь Андрей запретил подвоз хлеба к Новгороду, в городе начался голод. И новгородцы сдались, пошли на уступки, главной из которых было то, что отныне вече обязано было приглашать к себе князей выходцев из Владимиро-Суздальского княжеского дома.

В 1164 году Андрей с сыном Изяславом, братом Ярославом и муромским князем Юрием, взяв с собой икону Владимирской Божией Матери, удачно воевал с камскими булгарами. Булгары хотя и не были ближайшими соседями суздальской земли (между ними простиралась мордовская земля), стали соперниками в осуществлении контроля над волжским торговым путем. Князь булгарский с малой дружиной едва успел убежать в Великий город (Булгар). После этого Андрей взял булгарский город Бряхимов и пожег три других города. В память об этой победе был установлен праздник Спаса 1 августа. Этого праздника не было в греческих святцах и нововведение стало лишним символом «самовластья» Боголюбовского правителя.

Заговор

Главной и постоянной целью Андрея было стремление принизить значение Киева, лишить его древнего старшинства над русскими городами, перенести это старшинство во Владимир на Клязьме.

Десять лет он укреплялся в своем Суздале, а в Киевской Руси шли усобицы. В 1168 году наступил любопытный момент определения прав на первое место. О старших линиях уже никто не думал, претендентами выступали только Мономашичи. Было три кандидата, имеющих права: Владимир, Мстислав и Андрей. Мстислав занимал Киев, но спорный вопрос о старшинстве стал решаться избранием. Коалиция из 10 князей признала старшим князя Андрея. Боголюбский воспользовался своим избранием для того, чтобы начать радикальную ломку старого строя на началах единодержавия. Мстислав не мог устоять против коалиционной рати, возглавляемой сыном Андрея. В 1169 году Киев, упорно защищавший своего князя, был взят «на щит», и войско победителей подвергло его двухдневному грабежу. Были в Киеве тогда, говорит летописец, во всех людях стон и тоска, печаль неутешная и слезы непрестанные. Город сожгли, разграбили его церковные сокровища, причём Андрей считал, что это всё — справедливое наказание за грехи киевлян. Обращение Андрея со стольным Киевом, как с завоеванным городом, было, очевидно, преднамеренным уроком. Довершил унижение удельной столицы Андрей тем, что, оставшись великим князем, не поехал в Киев, и даже не взял его себе, а отдал младшему брату Глебу с намерением и впредь сажать там такого князя, какого ему угодно будет. Боголюбский достиг своей цели. Древний Киев потерял свое вековое старейшинство. Некогда богатый город, заслуживавший от посещавших его иностранцев название второго Константинополя, теперь был ограблен, сожжен, лишен значительного числа жителей, перебитых или уведенных в неволю. С тех пор Киев фактически утратил значение общерусской столицы, а Владимирское княжество стало называться великим.

Историк С. Соловьев оценил значение этого события так: «Поступок Андрея был событием величайшей важности, событием поворотным, с которого начинался на Руси новый порядок вещей». Это был акт величайшего самовластия великого князя в отношении как остальных князей, так и русской земли.

Андрей собственной волей, вопреки общему мнению князей и земли, заявил фактически, что власть в нем самом, а не в земле и не в князьях.

…Слишком широкие военные замыслы князя Андрея, не связанные ни с потребностями обороны, ни с интересами боярства, должны были обострить взаимоотношения внутри княжества. По всей вероятности, конфликты с боярством были вызваны и внутренней политикой Андрея Боголюбского, пытавшегося прибрать боярство к рукам. Именно здесь, в Северо-Восточной Руси, писатель Даниил Заточник давал совет боярину ставить свой двор и села подальше от княжеской резиденции, чтобы князь его не разорил.

В 1173 году Андрей задумал новый поход на Волжскую Булгарию. В походе, кроме основных владимирских сил, участвовали муромские и рязанские войска. В Городце на Волге в устье Оки (Нижний Новгород) был назначен сбор всем дружинам. Две недели князья безуспешно ожидали своих бояр: путь им был «не люб», и они, не выказывая прямого неповиновения, нашли хитроумный способ уклониться от нежелательного похода — они «идучи не идяху» (идучи не идти).

Все эти события свидетельствовали о крайней напряженности взаимоотношений между самовластным князем и боярством. Рано или поздно этот конфликт должен был разрешиться в пользу той или иной стороны.

В 1174 году Андрей казнил одного из ближайших родственников своей жены, Кучковича. Тогда брат казненного, Яким вместе со своим зятем Петром решили избавиться от своего господина. К заговору вскоре пристали домашние слуги князя — некий яс (осетин) по имени Анбал и еще какой-то иноземец по имени Ефрем Моизич. Всего же заговорщиков было двадцать человек. Они говорили: «Нынче казнил он Кучковича, а завтра казнит и нас, так помыслим об этом князе!» 28 июня 1175 года в селе Боголюбове, где обыкновенно жил Андрей, собрались они в доме кучковского зятя Петра и сговорились убить князя на другой день, 29-го ночью.

…Последними слова князя Андрея были: «Господи! В руци Твои предаю дух свой».

Память

Та часть дворца, где разыгралась кровавая трагедия, сохранилась до сих пор в Боголюбове. Антропологическое исследование скелета Андрея Боголюбского, проведенное в 1935 году в Ленинграде, подтвердило слова летописи о физической силе князя и о ранах, нанесенных ему. Победив внешних врагов, князь оказался не готов к заговору среди приближённых и родственников. Он пытался отчаянно сопротивляться, и если бы уцелел, то жестоко расправился бы с бунтовщиками, что было в его характере. Тем не менее, в народе разглядели в Андрее нечто светлое и стали почитать его святым, простив жестокое разграбление киевских святынь, властолюбие, агрессивность, подчинение церкви политическим интересам, — всё то, что не смогли простить ему домашние, ставшие убийцами.

Андрей Боголюбский, по наблюдению Л. Тихомирова, «представляет князя, значительно опередившего свой век, но идея, развитая им очень круто и последовательно, была уже у Мономаха и у Юрия Долгорукого, и точно также продолжала развиваться, только более осторожно, у преемников Андрея Боголюбского… Насколько эта семейно-самодержавная идея развивалась, показали смутные времена Василия Темного».

Именно в суздальщине времен Андрея Боголюбского на смену отношениям «князь — дружина» начали приходить отношения «государь — подданные».

Отсюда понятно возмущение южного летописца поведением Андрея Боголюбского, изгнавшего своих братьев и племянников из Северо-Восточной Руси и желавшего «самовластец быти всей Суждальской земли». Соответственно начались изменения и в менталитете. Не случайно именно в Северо-Восточной Руси возникли «Моление» и «Слово» Даниила Заточника — подлинный гимн княжеской власти.

Историческая заслуга князя состояла в том, что он показал способ прекращения распада Руси. Ему удалось, пусть ненадолго, но решительно разорвать замкнутый круг княжеских усобиц в Русской земле. По сути, он предначертал Суздальскому княжеству, в котором зародилась великорусская нация, роль нового центра ее объединения. Андрей стал основателем нового государства. Князь объявил себя единодержавным великим князем всей земли Русской, а город Владимир провозгласил престольным городом. Андрей явился зачинателем нового государственного порядка — русского централизованного государства, идея которого позднее была воспринята и с успехом воплощена Москвой. Перенеся великокняжеский престол из Киева во Владимир, канонизированный церковью, князь Андрей стал первым великорусским государем.

http://stoletie.ru/zodchiy/60 720 135 653.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru