Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Виктор Антонов18.07.2006 

Молебен на Сенатской

Восстание декабристов закончилось поражением офицеров-заговорщиков. Страшно далеки были они от народа… У «Медного всадника» пролилась кровь.
Ровно через семь месяцев после 14 декабря 1825 года (кстати, эту дату почему-то до сих пор отмечают по старому стилю), а именно 14 июля 1826 года, это печальное событие было помянуто, согласно церковным правилам. Они требовали поминального, благодарственного и очистительного обряда.


13 июля после вынесения приговора и казни вождей восстания на кронверке Петропавловской крепости вышел царский рескрипт, в котором говорилось: «на том самом месте, где в первый раз…среди мгновенного мятежа, явилась пред Нами тайна зла долголетнего, совершить последний долг воспоминания, как жертву очистительную за кровь русскую, за веру, Царя и Отечество, на сем самом месте пролиянную, и вместе с тем принести Всевышнему торжественную мольбу благодарения».

Воспоминание началось в Адмиралтейской церкви, которая располагалась в юго-западном ризалите Адмиралтейства и заменяла собой Исаакиевский собор, находившийся в то время в лесах. В церкви за ранней литургией молились сам император Николай I, «все знатные обоего пола особы, а также гвардии и армии штаб- и обер-офицеры», все архиереи, протоиереи и придворное духовенство. Дамы были «в белом русском платье», кавалеры в праздничных мундирах и кафтанах. Из Казанского собора привезли чудотворную икону Божией Матери.

Во время литургии служилась лития с возглашением вечной памяти «болярину графу Михаилу (Милорадовичу) и с ним за веру, Царя и Отечество живот свой положившим». После многолетия Царствующему Дому духовенство провозгласило многолетие «победоносному и верному воинству». В тот же день Император отдал приказ по армии: «… верными грудями вашими заслонен престол, спасена святыня православной веры, избавлено отечество от ужасов бунта…»

Когда литургия закончилась, крестный ход с иконой вышел из церкви и под колокольный звон направился на Сенатскую, или Петровскую, площадь, «на то самое место, где были мятежники и где… призывали их к порядку, но они остались непреклонны». Там около памятника Петру Великому был установлен шатер для молебна. Пошел дождь, но зонты никто не открывал, в том числе Государь, ехавший на белом коне вслед за духовенством. Императрица следовала в экипаже. Хор громко пел тропарь «Спаси, Господи, люди Твоя».

По сторонам площади шпалерами уже были выстроены войска столичного гарнизона. Начался водосвятный молебен. Его чин составил Высокопреосвященный Серафим, митрополит Санкт-Петербургский. Текст размножили и разослали по всем храмам России, «чтоб по получении немедленно был таковой молебен совершен». На молебне прежде всего прозвучала благодарственная молитва за избавление «от неистовствующей крамолы, злоумышлявшей на низвержение веры православной и престола и на разорение всего царства Российского». Все присутствующие встали в этот момент на колени.

Когда под орудийный салют с Петропавловской крепости крестный ход обходил площадь, митрополит Серафим окроплял ее и воинов святою водою. Еще недавно митрополита мятежники встречали на этой же площади бранью и угрозами.

В воспоминаниях декабриста Н. И. Лорера, который находился в каземате Петропавловской крепости, о молебне есть всего одна фраза: «На другой день гром пушек возвестил какое-то чрезвычайное торжество; на Сенатской площади было молебствие; духовенство кропило святою водою, а вечером кавалергардский полк дал праздник шефу своему, императрице Александре Федоровне, на Елагином острову».

Наказав заговорщиков, правительство не репрессировало их близких. «Да не дерзает никто вменять их по родству кому-либо в укоризну: сие запрещает закон Гражданский, а более еще претит закон Христианский», говорилось в вышеназванном рескрипте. Через сто лет этот закон в стране не соблюдался.

http://www.spbvedomosti.ru/print.htm?id=10 237 464@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru