Русская линия
Столетие.Ru Наталья Нарочницкая17.07.2006 

Завтрашний результат виден уже сегодня
Интервью президента «Фонда исторической перспективы» Наталии Нарочницкой интернет-газете «Столетие»

— Саммит «восьмерки» — главная тема. Коснулась ли она вашей работы и вас лично?

— На днях одна известная радиостанция приглашала меня для участия в дискуссии на «важнейшую» тему: сумеют ли Путин и Буш договориться? В такой ситуации логично задать встречный вопрос: договориться о чём?.. Не совсем понятно, в чем причины того, что некоторые люди таким странным образом формулируют для себя задачи саммита.

Я думаю, что не существует таких критических проблем, о разрешении которых Путин должен договариваться с Бушем, и неприменно на этом саммите. Кроме того, уже прошло то время, когда критерием «правильности» поведения России было покровительственное похлопывание плечу со стороны США.

— Допустим, руку с плеча мы сбросили. И что — встали в боевую позицию?

— Я не никогда не говорила, что нам нужна конфронтация. Наоборот, именно наши западные партнёры часто ставят этот вопрос в таком ключе, и необоснованно резко. Кстати, это, на мой взгляд, и есть наследие холодной войны: или объятия, или прямая конфронтация.

Тем временем, у нас в России происходит становление зрелой внешней политики, без этих былых крайностей. Мы не лезем на рожон и никому не бросаем вызов. Но освобождаемся от пут новой идеологизации, возникших в 1990-е годы.

— Насколько логично само образование «восьмёрки», при том, что национальные интересы отдельных стран, мягко говоря, не всегда совпадают?

— Именно из-за того, что есть национальные интересы, и создаются такие структуры, как «группа восьми». Для этого используют и другие многосторонние механизмы. Их создание продиктовано временем и конкретной ситуацией, поскольку экономика и финансовые системы не только связывают многие страны, но и требуют совместных взвешенных решений, нередко оперативных…

— До сих пор идут споры о правомерности членства России в «восьмёрке"…

— Есть много критериев, по которым Россия может и должна полноправно участвовать в этом «клубе», но нам почему-то всё время навязывают забавные спектакли, такие, как форум «Другая Россия». Ну, представься, что ваша мама пригласила гостей, а вы с ней в ссоре, выбегаете на улицу и, встречая гостей, кричите: «Зачем вы идете к моей маме, она негодяйка, не ходите к нам в дом, он очень плохой». Когда переведешь ситуацию на обычную человеческую жизнь, становится понятен весь смысл, в данном случае абсурдный.

Мы никогда не отрицали того, что в нашем собственном доме есть острые проблемы. И мы никогда не откажемся от права говорить в лицо власти о том, что мы считаем в её действиях неправильным. Но другое дело, когда речь идёт о международном положении страны и её национальных интересах, как правило, мало зависящих от того, какая власть на дворе. Судоходные реки и незамерзающие порты одинаково важны и для монархии XVII века, и для демократической республики XXI века, и для правового государства, и для тирании. Разница же состоит в методах достижении собственных интересов.

Сегодня наши методы удовлетворяют нормам демократических международных отношений. А вот методы некоторых самопровозглашенных менторов заставляют вспомнить о временах, когда всё решалось по праву сильного. Но они забывают при этом, что малые страны, не имеющие ядерного оружия, живут в покое до тех пор, пока сильный не сказал им: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

— Каковы же точные критерии членства в элитном международном «клубе»?

— Критерий, по которому оценивается государство — его совокупная мощь. Это и военно-стратегический аспект, — а Россия обладает вторым в мире ядерным потенциалом. Россия — постоянный член Совета безопасности ООН. Ну и к тому же огромный носитель энергоресурсов. А это по своему значению сопоставимо с золото-валютными запасами страны. Даже если мы не в полной мере участвуем в финансовой системе мировой экономики, то нашу роль в «кровеносной системе» европейской экономики преуменьшить невозможно.

Так что вовсе не обязательно быть во всем похожим на Америку, чтобы быть равноправным партнером.

— Но как раз за эту непохожесть нас постоянно кусают…

— В Уставе ООН вообще нет указания на то, что все страны должны стремиться к демократии западно-европейского типа. В главе первой Устава — «цели и принципы», — вообще не упоминается слово демократия. Там утверждается суверенное равенство всех субъектов мирового общения. Это означает, что и монархия, и республика, и религиозное общество, и секулярное абсолютно равны перед международным правом. Между ними нет и не может быть отношений высшего к низшему, «прогрессивного» к «отсталому».

— Возглавляемый вами «Фонд исторической перспективы» представил уникальное издание — доклад «Права человека в США». Почему выбрана именно такая тема?

— Что касается прав человека, то эта тема важна для всех обществ. Но именно в силу своей значимости эта сфера становится предметом недобросовестного политического использования, навешивания ярлыков. В ней можно обнаружить столько двойных стандартов, сколько трудно себе представить в других областях, которые измеряются более точными, рациональными мерками.

«Фонд исторической перспективы» вовсе не случайно занимается правозащитной тематикой. У нас действительно есть гражданское общество, и мы, как неправительственная организация, считающая себя его частью, уже подготовили серию докладов, посвященных соблюдению прав человека в иностранных государствах. Но это не значит, что мы не готовы обсуждать права человека в России.

…Доклад о нарушении прав человека в США нами приурочен именно к встрече «восьмерки». Причины очевидны. У американцев, несмотря на их замечательное гражданское общество, почему-то никто не составляет доклады о правах человека в собственной стране. А, как писал Алексис де Токвиль, некоторые истины американцы могут услышать только от иностранцев.

— В какой мере Россия и представители её гражданского общества могут претендовать на роль беспристрастных арбитров?

— Россия — это, в определенной степени, модель мира. В то время, как США на весь остальной мир совершенно не похожи…

Такому действующему лицу, как Америка, очень сложно понять и многообразие социально-культурного общества многих стран, и уровень экономического обеспечения, да и тех же прав человека. Они не осознают, что у того, кто живет в хижине, без горячей воды, вручную перетирая маис, совсем другие критерии в восприятии окружающей действительности. Россия же сочетает в себе множество аспектов, которые делают её способной понять проблемы и дворцов, и хижин. В нашей стране поразительные технологические и научные достижения сочетаются с бедностью, рядом с высокой культурой может существовать безграмотность, и так далее…

И очень хорошо, что такой представитель в восьмёрке сильных отстаивает многообразие нашего мира.

— Никогда еще перед встречей «восьмёрки» не было такой степени пафоса. Где его источник?

— Источник пафоса явно искусственного происхождения, — как со стороны оппонентов, так и со стороны тех, кто превозносит саммит. Обратите внимание: позиция прессы, даже западной, сильно отличается от нормальной и рационально обоснованной политики партнеров России. Я вижу, что Россия при всех ее недостатках, по суждению наших партнеров выходит из стадии полной зависимости в своих внешнеполитических действиях. И это вызывает недовольство. Идёт поиск предлога для упреков, чтобы обусловить нормальное партнерство с Россией какими-то требованиями. Но поскольку Россия ни перед кем не размахивает кулаками и нельзя проследить никаких попыток конфронтации, то вроде бы и нечего нам инкриминировать, кроме как тыкать в нос правами человека, или тем, что у нас зимой холодно…

Но главные межгосударственные решения разрабатываются без фанфар и без пафоса. Форумы «восьмёрки», в данном случае, фиксируют некую стадию во взаимных отношениях России и Запада. Вот это есть и будет главный результат саммита.

Беседовал Андрей Соколов

http://stoletie.ru/g8/60 714 173 213.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru