Русская линия
Псковское агентство информации17.07.2006 

Отец Благочинный

Кто читает форумы раздела ПАИ «Церковь», тот знает типичные высказывания «о попах, рассекающих на иномарках», которым дела нет до страждущего человечества. Обычно такие незамысловатые характеристики дают люди, которых раздражает Церковь, которые не понимают и не знают живой жизни Церкви, но бойко и безапелляционно судят о ней. Ведь никто из таких критиков не задастся вопросом, а где батюшка берет десятки тысяч на оплату света и отопления в храме, на свечи и лампадное масло, на благоукрашение церкви, или сотни тысяч на дорогостоящую реставрацию и восстановление храма? Кто ему это дает, если в храме на Литургии пять-десять человек прихожан по воскресеньям со скромными рублями? Никто не видит священника на лесах храма, не видят его молитвы. А батюшки у нас разные: есть строители, есть молитвенники, есть собиратели крепкой сплоченной приходской жизни, есть богословы. Только священнику ведомо его собственное бытие, но чужой, и даже посвященный взгляд, не может заглянуть в глубь этой жизни. В Церкви много сокрыто, о чем говорит Священное Писание: сокрытое — Богу, а открытое — человекам.

Церковь — явление древнее и сакральное, Церковь — Тело Христово, и все, что в ней происходит, происходит или по воле Господа, или по Его попущению. Здесь несложно увидеть своим недобрым глазом видимое, и сделать обличительные выводы. Церковь, которую не знаешь, не понимаешь и не чтишь, оскорблять не сложно. Мы привычно и весьма легкомысленно раздаем уничижительные оценки всем, кроме себя. Только к самим себе мы не имеем претензий — таков печальный житейский закон.

В очередной раз Информационная служба Псковской епархии делает попытку рассказать о жизни приходов и приходских батюшек маленьких районных городков Псковской епархии и предлагает вам доброжелательно прочитать наши материалы, которые появились после небольшого путешествия по приходам Невельского и Великолукского благочиний. Мы проехали по южным территориям псковской земли, еще раз убеждаясь в ее удивительной красоте: на пространстве в сотни километров только гладь озер, нежная зелень берез и солнечные холмы, сквозь пейзаж которых то там, то тут выглядывают уютные купола беленых храмов, и кажется, что церкви появились здесь вместе с этими березами, этими полями, этой речкой. Такая щемящая и трогательная красота русской природы. Невельское благочиние расположено в четырех районах области: Себежский, Опочецкий, Пустошкинский и Невельский — четвертая часть Псковской области.

Начинаем мы наш рассказ с отца Благочинного Невельского округа — протоиерея Петра Нетребы. 12 июля на свв. Петра и Павла батюшке исполняется 45 лет. От души поздравляем отца Петра, желаем ему Многая лета и Божьей помощи.

Невельское благочиние дружное, сплоченное, отец Петр Нетреба Благочинным здесь с декабря 1995 года. Ответственность на нем лежит за все приходы округа, а надо еще и свой приход содержать в образцовом порядке: протоиерей Петр Нетреба — настоятель Свято-Троицкого храма в Себеже.

1. Отец Петр — человек красивый и мудрый, говорит неспешно, взгляд улыбчивый и проницательный. Родился протоиерей Петр Нетреба на праздник Петра и Павла в 1962 году, в многодетной верующей семье. «Отец воспитывал нас в будничном труде, которым человек и должен приобретать спасение в вечной жизни, — говорит отец Петр. — Этот будничный постоянный труд в меня был заложен, и я не жил в ожидании чудес, которые сейчас ищут в Православии, понимая, что Православие — это ежедневный труд для достижения вечной жизни. Ощущение это отпечаталось, отложилось во мне навсегда, и даже возрастные какие-то колебания, школа, армия не помешали этому, потому что всегда понимал и чувствовал, что человек вечен по своему предназначению. Как эти понятия удалось дать нам моим родителям — не знаю. Собственно, эта мысль, эта уверенность меня и понуждала трудиться ради этого. Ради спасения. Я очень благодарен родителям, которые во мне вырастили такое житейское православное мировоззрение, хотя были очень сложные ситуации, и нас всех очень поддерживал отец. У нас в семье восемь человек детей, каждый учился в каком-то классе, помню, был я в шестом классе, а в школу приехала комиссия, которая собиралась отобрать нас от родителей в интернат, потому что дети воспитываются в Православной вере. Я учился на четыре и пять, у меня было примерное поведение, как и у остальных моих сестер и братьев, но насмешки в школе были постоянными, а учителя всегда указывали на нас, как на темных людей, которые верят в Бога, хотя „уже в космос летали, и Бога там никто не видел“. В 1979 году мы из Белгородчины переехали в Печоры, я и знать не знал тогда, что в советской стране есть монастыри, и там живут люди, оставившие мир. Перед армией моим местом работы был Псково-Печерский монастырь, и, когда замполит беседовал со мной, спрашивал, почему в стройбат направили, вроде не судим: „А, — говорит, — ты же из монастыря“. Верующих православных отправляли служить в стройбат.

После армии было желание монастырской жизни, мне близок монастырский уклад, может, и не очень я тогда понимал, что в монашестве не столько внешнее делание важно, сколько внутреннее, духовное. В монастыре 11 марта 1984 года меня рукополагал в диакона Митрополит Иоанн (Разумов), а в священника 28 августа 1988 года, тоже рукополагали в монастыре». У отца Петра Нетребы и матушки Марины четверо сыновей. Но это уже другой разговор.

2. В Себеже есть детская колония, колония для малолетних, не достигших совершеннолетия, преступников. Отец Благочинный оборудовал в колонии часовню, есть там престол и иконостас, храм небольшой во имя Преподобного Сергия Радонежского, находится в одной из комнат, но его называют часовней. Организованы в ней утренние и вечерние молитвы, совершаются крещения, когда поступают новые дети, они причащаются или там, или в Троицкий храм приходят. Рядом с Себежем, в поселке Сосновый Бор, была воинская часть, а когда ее расформировали, то организовали еще одну колонию строгого режима (в районе три колонии — прим.). Батюшка совершает и там Богослужения, для чего есть специальная комната, уже заложили фундамент храма св. Георгия Победоносца, завезли лес, есть некоторые трудности, конечно, но, как говорит отец Петр, «есть и желание, и надежда, что мы храм построим. Для осужденных людей — это воплощение их мечты, сейчас двадцать человек стабильно посещают службу, и у этих людей, которые бывают на Литургии, нет замечаний по режиму. Стараюсь настраивать их, если уж встали на путь Православия, то надо быть не только верующим, но и верным Богу».

3. Как вспоминает отец Благочинный начало своего служения на приходе в Себеже: «Заботы перезнакомили меня с Себежем, с людьми. Многое народу было поначалу в диковинку, хотя бы то, что я везде ходил в подряснике: по городу, на рынок, в школу, в колонию… Я же священник, и меня должны отличать от других людей, а заботы церкви сроднили меня с городом. Я здесь прожил восемнадцать лет, и почти сразу, как приехал, почувствовал — это мое, родное.

Благочиние — это, говоря по-мирскому, общественная нагрузка и ответственность. На Пасхальной седмице обычно служу в понедельник в Невеле и Пустошке, во вторник служил в Идрице, в пятницу в Опочке, на престольных праздниках служу в храмах благочиния. Священство нашего благочиния собирается на Всех скорбящих радости (день освящения Троицкого храма) — наш второй праздник после Троицы, а Архиерей приезжает к нам в Себеж на свв. Петра и Павла. О каждом храме Благочиния переживаешь, в них есть частица моей души, а храмы у нас прекрасные, и священство, в основном, достойное, живем дружно, любовь не перестает, Слава Богу!

Когда я начинал, в нашем Благочинии было всего восемь, а сейчас уже двадцать. Какие-то храмы открылись снова, какие-то вновь построены нами в Идрице, Пустошке, Опочке, Усть-Долысцах, Опухликах, деревне Шульги, в поселке Красном, поселке Пищивка, построены часовни. К сожалению, есть у нас проблема — не хватает священников, в частности, храмы в Опухликах и Усть-Долысцах строили миряне, и там нет священников, а окормлять народ нужно, без священника храм не может существовать. Поэтому надо координировать так, чтобы священник смог служить и на своем приходе, и послужил когда-то в этих храмах, по возможности.

Наш Троицкий храм — самый первый храм, который был открыт после советской власти в Псковской епархии. Он освящался 6 ноября 1988 года. До этого я служил в Опочке диаконом почти пять лет, и себежане приезжали в Опочку молиться, попросили, чтобы восстановили Себежский храм Святой Троицы — храм был полуразрушенным. Я был тогда молодой и рьяный, решился им помочь: в 1987 году написал прошение, заявление в райисполком, но нам отказали. Мы обратились в облисполком, и тогдашний уполномоченный по делам религии Н. Юдин так представил вопрос о необходимости открытия храма на областной сессии, что прошение направили в Москву, а Москва утвердила. 27 сентября 1987 году пришел из Москвы указ: зарегистрировать в Себеже храм и обеспечить общину культовым зданием.

Себеж — город приграничный, переходил из рук в руки: то к полякам и литовцам, то к России, и в 1618 году здесь, на Замковой горе, основали поляки свой монастырь и поставили на месте православного храма деревянный костел в 1625 году, который сгорел в 1648 году, а земли стали собственностью польского магната Иеронима Радзивилла. Радзивилл построил костел в камне в 1654 году. В это время Себеж отходит к Московскому государству, и костел с 1654 по 1672 год использовался как православный храм. Рядом с ним был поставлен Православный Собор Рождества Христова, пятикупольный, от него доныне сохранилась колокольня, а Троицкий собор использовался как костел монастырем базилианок, и просуществовал до 30-х годов XX столетия, затем был закрыт. В Троицком храме были общежитие, продовольственный склад, но потом сгорела крыша, и до 1987 года Собор руинировался. В ноябре 1887 года я пришел в райисполком, и мне дали такое задание: „восстановить переданный Церкви костел базилиан до 1 января 1990 года“. Ни копейки денег, ни материалов, ни строителей не дали. Поехал к отцу Иоанну Крестьянкину в Псково-Печерский монастырь, попросил его молитвы, он посоветовал, чтобы у нас был хоть какой-то домик, где можно было совершать службу, причащать людей. Купили домик, оборудовали под молитвенный дом, и служили год в нем с 4 ноября на Казанскую, а через год уже освящали наш Троицкий храм: положили потолочные балки, поставили стропила, накрыли жестью, работали днями и ночами, нужно было выносить грунт из храма тачками. Когда мы начали восстанавливать наш Троицкий собор, крыши не было, потолка не было, сохранились фрагменты окон, мы их такими и восстановили, какими они были раньше. Вообще старались восстанавливать все, как было, у нас есть фотографии прежнего храма.

Я хоть и в строительных войсках служил, но стройки до этого не касался, и опыта у меня строительного не было, тем более, по восстановлению храмов, а было мне 26 лет. Деньги, правда, тогда у народа были, и сами прихожане клали на тарелку и 10, и 20 рублей, а лист железа стоил десять рублей, на деньги прихожан можно было в то время строиться, поэтому храм строился только на средства наших прихожан. Когда сюда приезжал Митрополит Владимир (Котляров), сказал: „Ну, тебе десять лет его строить“, и он усомнился, правда, приятно усомнился. А в октябре 1989 года я уже просил Владыку назначить день, когда можно храм освятить: стоял престол, иконостас, а позолоту иконостаса мы выполнили позже к 350-летию храма.

Икону Божией Матери Себежская освящал на 350-летие храма наш Владыка Евсевий, освятил ее и колокол. Интересна история этой иконы: как-то услышал я, что есть икона „Себежская“, которая находится в Смоленской епархии, деревня Липки, но ее там мы не обнаружили, нам прислали прориси иконы и фотографии с описанием. Есть этой чудотворной иконе служба в Минеях под 27 марта, она известна с 1634 года, почти ровесница храму. Жители, которые защищали Себежскую крепость, были стрельцы, и она им покровительствовала: на полях „Себежской“ изображен архидиакон Стефан и Семен Богоприимец. Архидиакон — покровитель стрельцов, и когда Себеж по договору перешел Польше, стрельцы ушли в Опочку, не захотели здесь оставаться, и унесли в Опочку Себежскую икону Божией Матери. Была она поставлена в Преображенском Соборе Опочки, и дважды от нее было знамение: из очес проистекали слезы на первой седмице Великого поста и в июле. В Опочке ее называют Опочецкой, и недавно один благотворитель подарил опочецкому храму новую икону Божией Матери Опочецкая (Себежская), как икону — покровительницу города Опочки, а где сейчас первая икона Себежская (Опочецкая) — ее история теряется. Мы в Себеже теперь специально совершаем ей службу и Крестный ход в ее честь. Любопытно, когда Себеж был пограничным городом — была икона Себежская, теперь он опять пограничный город и к нам вернулась икона: храм возрожден — и икона, написанная по старому списку, у нас в храме. Таможня передала нам и икону Илии Пророка, в розетках алтаря сохранившиеся живописные полотна икон Апостолов.

К юбилею храма мы сделали отопление, пристроили кочегарку, топим храм дровами. Колокола храма у нас отлиты на средства наших людей, прихожан. Первый колокол собирали общими усилиями, он весил 240 килограммов, а к юбилею мы приобрели колокол в 530 килограммов, отливали в Минске и на колоколе сделали надпись „В Дар Богу для храма Святой Троицы“ и далее перечислены имена тех людей, которые помогли отлить колокол.

Иногда вспоминается, как все начинали, и понимаешь, что это могло происходить только в молодости, когда не опираешься только на практичность ума. Надо — послали — пошел, а Господь все управляет. Появились люди, стали восстанавливать, но было и много моментов, когда думал, остановлю стройку — и все, денег не было, но вдруг появляется возможность продолжать работы, приходили люди с деньгами и жертвовали.

Начинал и строительство храма в Пустошке, но не строил, а „пробивал“ разрешение на его строительство. Помню, наш Владыка говорил мне: „Проезжаю мимо Пустошки, что за пустошь? Ничего нет, и храма нет?“ Добивались места для храма, вел подготовительную работу для его строительства, а сейчас стоит в Пустошке храм Преподобного Сергия Радонежского. Затем в Идрице построили храм до крестов, направили туда священника служить, доводить уже до окончания внутренние работы. Построили часовню на источнике Казанской Божией Матери в Себеже, часовню Петра и Павла, Воскресную школу рядом с Троицким храмом построили. А с часовней получилось так: в Москве строился храм Бориса и Глеба, в честь тогдашнего Президента Бориса Ельцина. Произнес я Главе районной администрации Петру Ивановичу Штылуну, не надеясь на успех, вот, мол, Борис Николаевич строит своему покровителю Небесному храм, а, Петр Иванович, почему бы и нам не построить святым Апостолам? В наш Троицкий Собор добираться из города в начале 90-х было трудно, храм на окраине, автобусы тогда почти не ходили, и прихожане не добирались до храма.

Вот у подножия Петровской горы к событию 2000 тысячелетия от Рождества Христова стали строить часовню Апостолам Петру и Павлу. Строили чуть больше года, и сейчас мы там служим чаще, чем в Троицком храме, потому что часовня в центре города, возле базара, людям удобно. В часовне с 10 до 12 часов священник находится в храме, мало ли какая нужда на требы, и служим там вечером в пятницу, утром и вечером в субботу».

Что Вы, отец Петр, переживаете, наблюдая нашу современную жизнь?

Меня больше всего поражает и удивляет реакция нашего государства на то, чем мы живем. Наша молодежь, к большой печали, разлагается через телевидение, рекламу потребительских отношений, низменных потребностей — это нам навязывается целенаправленно, разрушая личность человека. Если нашим правителям дана власть от Бога, пусть человек этого не осознает, но имеющие власть должны ответить за народ. И если губятся миллионы людских душ, я не знаю, как власть будет отвечать за это перед Богом. Надо сейчас заниматься, прежде всего, с молодежью, чтобы в школах постепенно звучало слово Божие. Нельзя рассчитывать на то, что если священник один раз появился в классе — все стали другими, но звучать оно должно, чтобы человек мог слышать слово Божие и привыкать к нему, чтобы оно входило в его жизнь. Даже картошка растет три месяца, так и семя, которое посеет священник в детских душах, взойдет, пусть не сразу, но взойдет. Как тот блудный сын — человек уйдет в страну далече от родного дома, но потом вспомнит, что есть отец родной, есть Православная вера, есть живые корни, на которых рос — и вернется. Если человек не получит этого в школе, он не будет знать к чему обратиться, на что опираться в этой жизни. Когда я встречаюсь с людьми, от которых что-то зависит, всегда говорю: необходимо посещение священника в колонии, в школе. У нас в нескольких классах преподаются Основы Православной культуры, к нам в храм ходят учителя, и они говорят, что на эти занятия не хватает времени, школа очень загружена всевозможными предметами.

В Себеже с прошлого года появилась семья, которая проповедует, сектанты. Пришел их представитель на репетицию хора ветеранов и говорит: «К нам приехали люди из Англии, четыре человека и они хотят устроить вам праздничный стол». Тут я вспомнил одну историю: новому русскому бесы предлагают все, чего он хочет: дачу — пожалуйста, квартиру — пожалуйста, машину — тоже. Тот спрашивает у лукавого, а что взамен хотите? Отвечает: Да маленький пустячок — душу твою. И вот прихожанка моя, спрашивает, как быть с этими людьми, англичанами, что им сказать?

Говорю ей, Вы задайте вопрос, что принесла западная культура русскому народу? Принесла один хаос, негатив. Если вы, верующие люди, и проповедуете Христа, и у вас в Англии нет для вас духовной работы? Или вы считаете, что у вас там нормально? Но нам такого не надо, что у вас там сейчас есть. Если же вы приехали сюда и считаете, что там не нормально, так занимайтесь собственным народом, проповедуйте своим людям.

Отец Благочинный, вот «священник должен», «школа должна» возвращать нас блудных, а что должны родители своим детям, скажите, батюшка?

Иной раз я понимаю родителей наших детей и думаю, что они пережили, на чем они воспитывались? И понимаю, что им трудно перестроить себя, поменять свои ценности, но человек в душе уже осознает, что есть Истина. Мне приятно было услышать, когда мы колядовали, прославляли Христа в эти Рождественские празднования, одни люди попросили у меня Православный календарь, чтобы знать, когда посты и не посты. Сказали, что хотят и сами поститься и знать, когда начинаются посты, чтобы завозить в магазин нужную продукцию. Оказывается, для магазина сейчас посты ощутимы, люди постятся, особенно в Великий пост, многие постятся и покупают меньше продуктов питания: мяса, молока и т. д. Значит, начинают уже переосмысливать свою жизнь, но еще боятся, что скажут другие о том, когда они пойдут в храм. Особенно начальство стесняется зайти в церковь, но для этого нужно иметь веру и быть сильными духом, чтобы войти принародно в церковь. Я уже прошу, вы хоть дома молитесь утром и вечером, молитва ведь изменяет человека, хотя скажу, что человек — разумное существо и должен сопоставлять, чему его учат сейчас, и чему учили раньше. Зная теперь о Боге и религии, мы должны понимать, что атеизм строился на насмешках и издевательствах над Православной церковью, вспомните, что тогда говорили? А в Православной вере есть много свидетельств тому, что есть Творец — Основоположник всему. Каждый человек может это на себе испытать, и это доступно: перекреститься, приложиться к святыням, принять святой воды, просфоры и убедиться, какая помощь приходит. Можно для себя проверить, чтобы понять и сказать себе «да». Но одним разумом к вере не придешь, нужна и благодать Божия, которая касается человека и рождается через молитву. Поэтому и говорю, если соблюдаете пост — хорошо, а если по пять минут утром и вечером помолитесь, это будет внутренне наставлять, и не столько от ума, сколько от сердца будет исходить. Когда человек перед иконой искренне помолится — это путь к Богу. Никто тебя не видит, никто тебя не знает, встань, помолись у себя в комнате, постой минуту перед иконой, просто постой, успокойся, три минуты помолись словами молитвы и минуту своими словам. Десять минут своей жизни человек может посвятить Богу, но как изменят его сознание и его жизнь эти пять минут каждодневной молитвы. Когда человек сердцем почувствует Бога — не нужны никакие другие доказательства".

Богослужения в Себеже в храмах Святой Троицы и свв. Петра и Павла совершаются в пятницу вечером, субботу утром и вечером, в воскресенье утром. В основном, служат в часовне свв. Петра и Павла, которая больше похожа на храм, она около базара в центре города. В Троицком храме, который располагается на Замковой горе, служат в воскресение и праздничные дни. На Святом источнике в Себеже совершаются летом водосвятные молебны. Протоиерей Петр Нетреба с клириками служат Акафисты иконам Всецарица, Неопалимая купина. На празднование Казанской иконе Божией Матери совершаются Крестные ходы от Троицкого храма до источника. На Изнесение Честных древ Животворящего Креста духовенство с прихожанами совершает Крестный ход через весь город.

В Себеже 6 тысяч населения. Прихожан человек 60 на воскресной Литургии, в праздничные дни до ста бывает на Богослужении. За эти годы, может, около трех тысяч человек отец Петр покрестил, а в первые годы крестили по 30−40 человек в один день, еще в домике молитвенном крестили, жарко было, выносили на Замковую гору купель и крестили на улице, ныне — в зимние месяцы одно — два крещение, в летние 3 — 5 человек. После Пасхи было два венчания. Если по статистике, то умирают три человека, рождается один. В храм ходят дети постоянных прихожан, рядом Воскресная школа, где учатся около двадцати человек, батюшка паломничает со своими учениками, недавно были в Печерском монастыре. Отец Роман, клирик Троицкого храма, сам был когда-то учеником Воскресной школы, пономарил. Отец Михаил Петров в Пищивке служит под Опочкой, тоже прихожанин Троицкого Собора, отец Виталий Николаев — родом отсюда и здесь начинал ходить в храм, а теперь настоятель храма в Идрице — все они выросли на глазах отца Петра и стали священниками не без его молитвы. Себежский район — родина себежского новомученика, прославленного нашей Церковью среди семи псковских святых новомучеников — священника Афанасия Киселева из села Прихабы. Батюшка рассказал, когда посещали дом престарелых в Сосновом Бору, один пожилой человек перед исповедью рассказал отцу Петру, что жил в Прихабах и знал отца Афанасия, как очень доброго и ласкового священника, который угощал его конфеткой, а в те годы это был большой подарок. В 1937 году священника расстреляли. Во врем войны прихожане приходили на место разрушенного храма, молились, просили Господа о помощи, и, говорят, видели облик отца Афанасия в сиянии.

С отцом Благочинным расставались с сожалением: беседа со священником сладостна, как и сама Православная жизнь, поэтому мы идем в Церковь, чтобы вернуть утраченное и восстановить сокрушенное. Можно порадоваться за приход отца Петра Нетребы, батюшки — строителя, который строит храмы не только на земле, но и в душе.

Если у кого-то появится желание помочь приходу Троицкого храма в Себеже можно обращаться по адресу: Псковская область, г. Себеж, храм Святой Троицы. Реквизиты: Свято -Троицкий приход, инн 6 022 004 306 КПП 602 201 001 рас. счет 40 703 810 051 140 141 056 Псковское ОСБ 8630 г. Псков БИК 45 805 602 кор. счет 30 101 810 300 000 002 048

http://informpskov.ru/print/28 655.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru