Русская линия
Аргументы и факты Георгий Зотов17.07.2006 

Шаолинь: Монахи бьются. За доллары
Репортаж из культового китайского монастыря

Менеджеры уверены: монастырский комплекс является легендой. А за возможность прикоснуться к легенде требуется платить…

…От молниеносных ударов руками левый и правый кирпичи разлетелись на две одинаковые части. Грациозно подпрыгнув в воздух (словно бабочка), человек ударил ногой деревянный столб, обречённо расколовшийся пополам. Все три действия были совершены примерно за секунду.

— Если пожелаете, наши монахи покажут вам, как они замечательно умеют бегать по стенам, — поблёскивая стёклами очков, сказал менеджер в дорогом костюме. — Но это обойдётся дополнительно в четыре доллара. Также существует дневной курс тренировок — всего 25 «зелёных». Если у вас совсем нет денег, можете купить открытки.

$ 1500 за год обучения в общаге

Легендарный буддийский монастырь Шаолинь известен в Китае ещё с VII века, когда пятьдесят монахов, пришедших на помощь императору Ли Шимину, обратили в бегство десятитысячную (!) армию его врагов — по крайней мере, так утверждал дворцовый летописец. Монашеский отряд, превосходящий своей мощью современный спецназ, владел разработанным им боевым искусством — кун-фу, что переводится как «путь труда». Обитатели Шаолиня придумали его, чтобы обороняться от наведывавшихся в обитель грабителей. Полагают, что основатель Шаолиня, монах Бодидхарма, во время тренировок и долгих медитаций наблюдал за движениями животных — отсюда и поэтические названия ударов — «укус змеи», «прыжок тигра» или «полёт журавля».

…Однако главную славу во всём мире (в том числе и в СССР) монастырю принесли дешёвые гонконгские боевики: сотни фильмов вроде «Одинокий мститель», «Монахи против ниндзя» обеспечили гигантский всплеск популярности боевых искусств. Молодёжь во всех странах помешалась на кун-фу. На заре перестройки в СССР трудно было найти двор, где мальчишки не прыгали друг на друга с криками «кия-я-я!». Сейчас Шаолинь посещает миллион туристов в год: большинство приезжает, чтобы научиться крушить кирпичи. Ранним утром в парках вокруг Шаолиня не протолкнуться — тысячи людей в кимоно отрабатывают будущие смертельные удары под руководством строгих учителей.

— Для иностранца курс обучения стоит $ 1500 в год, — рассказывает сотрудник пресс-службы монастыря Джек Ло. — Но, конечно, одного года недостаточно. За эти же деньги предоставляются койка в общей комнате и вегетарианская еда два раза в день. Как выяснилось, не все к этому готовы — как и к тому, что боевому искусству следует учиться всю жизнь.

Его слова грустно подтверждает и Алексей, бухгалтер из Санкт-Петербурга. Вдохновлённый фильмами с Брюсом Ли, он приехал сюда в наивной надежде овладеть ускоренным курсом кун-фу за месяц.

— Большинство занятий было посвящено медитации, изучению китайского языка и тому, как сохранять спокойствие в конфликтных ситуациях, — жалуется мне Алексей. — Зачем это нужно, если я собирался применять моё умение во время прогулок, раскидывая хулиганов?

Китайцам такие настроения понять сложно — потому что для них, согласно известной поговорке, скоро только кошки родятся. Основной принцип боевых искусств Шаолиня: ты должен приложить все возможные усилия, чтобы избежать схватки, — если она не состоится, то ты уже победил. Правда, гонконгские боевики учили вовсе не этому.

…В павильоне «Тысячи будд» — выбоины в каменном полу: за пятьсот лет их оставило множество тренирующихся монахов ударами босых пяток. Сейчас в Шаолине примерно сотня послушников. Условия и верно далеки от гостиничных — по 20 человек в комнате, «удобства» на улице, тренировки по пять раз в день. В других школах вокруг монастыря часто спят на голом полу, а зимой нет отопления. Чтобы получить «низшую» степень подготовки, следует провести в Шаолине пять лет. Гордость монастыря — пожилой монах Баодзы: он овладел кун-фу до такой степени, что легко может сделать стойку на двух пальцах руки. Этот человек НИ РАЗУ в жизни не применял своё искусство с целью самозащиты. Может быть, потому, что желающих подраться с ним никогда не находится.

Разборки в стиле кун-фу

— Однако сейчас Шаолинь — в большей степени машина для выколачивания долларов, — считает один из бывших выпускников этого монастыря, глава «Кафедры кун-фу» в Гонконге Дэвид Ли. — Пять лет назад монастырь потребовал, чтобы все школы боевых искусств в округе «отстёгивали» им долю от денег учеников-иностранцев. Шаолинь блокировали возмущённые демонстранты, крестьяне отказались поставлять монахам овощи. Появились сообщения, что соперничающие школы «заказали» настоятеля монастыря мафии. Тот полтора года жил под охраной, после чего использовал свои связи в Пекине — «бунтовщиков» снесли бульдозерами. И так во всём — Шаолинь меньше внимания уделяет собственно боевым искусствам, но больше тому, что на них можно делать деньги. Умения учеников давно перестали заботить учителей: научатся эти люди чему-либо или нет, не важно, главное — чтобы они вовремя платили наличными.

Так это или нет, но верно одно: настоятель Шаолиня Ши Юн Синь стал весьма удачливым бизнесменом, чьей коммерческой хватке можно только позавидовать. После его прихода в монастырь был построен новый комфортабельный зал для тренировок иностранцев, повышены цены на входные билеты (12 долларов), а посетителей стали приглашать посетить «кун-фу шоу» (20 долларов). Мартовский приезд Владимира Путина в Шаолинь раскрутили грамотно: в память об этом событии продаются книга, DVD-диск и календарь. Ко всему этому монастырь запускает реалити-шоу на ТВ, снимает фильмы, а также собирается подавать в суды по всему миру, чтобы заставить платить тех бизнесменов, которые используют слова «Шаолинь» или «кун-фу» в своей продукции. Куча монахов занята тем, что продаёт сувениры на территории монастыря. Думается, что на тренировках они бывают нечасто.

— Что поделать, мы живём в XXI веке, — сокрушается сотрудник пресс-службы монастыря Джек Ло. — Шаолинь — это легенда, а за возможность прикоснуться к легенде требуется платить. Не важно, как человек учился в монастыре, хорошо или плохо, но, вернувшись домой, он сможет показать наш сертификат и устроиться на хорошо оплачиваемую работу.

Многие монахи через четыре-пять лет вообще уходят в кино или цирк — их умения востребованы и в Гонконге, и в Голливуде. Сейчас Шаолинь в большей степени — коммерческий аттракцион. Само собой, там ещё присутствуют люди, преданные своему делу. Но их — капля в море.

…У выхода я столкнулся с неким англичанином: как и ранее бухгалтер Алексей, он бурно выяснял отношения с одним из монахов. Житель Альбиона был недоволен тем, что за полгода пребывания в Шаолине он отдал кучу денег, но так и не научился бегать по стенам. Монаха подобная ситуация ничуть не удивляла.

http://www.aif.ru/online/aif/1341/3602?print


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru