Русская линия
Русский дом Александр Смыкалин17.07.2006 

Верните церковную собственность!

В последнее время в СМИ всё чаще звучит слово «реституция». Говорят о возвращении Германии трофейных ценностей, Испании — золотого запаса, переданного республиканцами СССР в качестве оплаты за оружие, потомкам русских аристократов и капиталистов — их дворцов и заводов. Ну, а как же быть с конфискованным большевиками имуществом Русской Православной Церкви?

В истории нашего государства Русская Православная Церковь всегда являлась не только духовным центром нации, основой культуры и образования, но и представляла собой достойную подражания хозяйственную структуру.

Будучи частью государственного механизма и обладая правами юридического лица, она активно участвовала в гражданско-правовых отношениях: приобретала, дарила, отчуждала имущество.

На длительном историческом пути русского государства шло накопление богатств Церкви. Особую роль в XV—XVII вв. в хозяйственной жизни Церкви на Руси сыграли монастыри, они не только явились центрами культуры и образования, но и хранилищами рукописных книг, своеобразными аккумуляторами денежных средств, банками, выдававшими ссуды знатным боярам и даже удельным князьям. Церковные организации являлись активным участником гражданско-правовых отношений в обществе, принимали участие в управленческой деятельности российского государства. В начале ХХ века на территории России было более 1200 монастырей.

Но целью данной статьи является рассмотрение именно той стороны, которая связана с церковно-хозяйственной деятельностью, имуществом и правовым статусом Русской Православной Церкви. Речь пойдёт о восстановлении правового и имущественного статуса Церкви.

Вследствие провозглашённой Декретом СНК от 23 января 1918 года правовой дискриминации Церковь и её организации в течение последующих 72 лет не имели прав юридического лица, а следовательно — не являлись субъектами гражданско-правовых отношений.

В советском законодательстве было чётко прописано: «Никакие церкви и религиозные общества не имеют права владеть собственностью». Всё имущество существующих в России церквей и религиозных обществ было объявлено народным достоянием. Декрет также запрещал религиозное воспитание и образование детей в школе.

С принятием Закона «О свободе совести и религиозных организациях» от 1 октября 1990 года Русской Православной Церкви были возвращены права юридического лица.

Вместе с тем, возвращение попранных прав церковных организаций произошло не в полном объёме. Это, естественно, связано с нынешними политическими реалиями. Согласно действующей Конституции РФ 1993 года, Россия является светским государством, и Церковь отделена от государства, хотя, безусловно, она принимает самое активное участие в общественной жизни страны.

И вот здесь возникает вопрос: а как же быть с имуществом, на законных основаниях принадлежавшим Церкви до революции? Речь, прежде всего, идёт о землях, прилегающих к храмам. Приходится констатировать, что наше законодательство о религиозных организациях несовершенно.

На наш взгляд, эти организации обладают особой юрисдикцией. В силу специфики преследуемых ими целей они не могут быть отнесены ни к предпринимательским корпорациям, ни к общественным организациям.

Федеральный закон N 125-ФЗ от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» с многочисленными изменениями и дополнениями, принятыми в последние годы, подчёркивает, что «религиозные организации обладают правом собственности на имущество, приобретённое или созданное ими за счёт собственных средств, пожертвованное гражданами, организациями или переданное в собственность религиозным организациям государством, либо приобретённое иными способами, не противоречащими законодательству Российской Федерации».

Передача в собственность религиозным организациям для использования в богослужебных целях культовых зданий и сооружений с прилегающими земельными участками и иным имуществом религиозного назначения, находящимся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно.

Ныне мы имеем только декларативность положений, но совершенно отсутствует механизм практической реализации передачи имущества, земель религиозным организациям.

Единственный документ, определяющий механизм передачи имущества Церкви, — это Распоряжение Президента РФ 1993 года, носит не нормативный, а рекомендательный характер. Оно предписывает «осуществить поэтапную передачу в собственность или пользование религиозным организациям культовых зданий и иного, находящегося в федеральной собственности, имущества религиозного назначения». Данное предписание заложило основы процесса передачи в собственность Церкви незаконно отнятых у неё храмовых зданий, а также всех прочих культовых объектов и прилегающих церковных земель.

Однако порядок такой передачи в действующих нормативных актах не разработан до сих пор.

А теперь один конкретный пример. Женский Ново-Тихвинский монастырь Екатеринбургской и Верхотурской епархии находится в центре г. Екатеринбурга, на территории зоны отдыха горожан, именуемой «Зелёная Роща».

В ноябре 2005 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий обратился к полномочному представителю Президента Российской Федерации в Уральском Федеральном округе П.М. Латышеву с просьбой о передаче ранее принадлежащих Ново-Тихвинскому женскому монастырю земель, расположенных на территории городского парка. Восстановленная обитель существует 12 лет, здесь подвизаются 135 сестёр. Монастырь занимается делами милосердия: при нём существует бесплатная столовая для бедных и приют для девочек; в обители возобновляются традиции древнерусского богослужебного пения, возрождаются церковные ремесла. Но ей до сих пор не возвращена историческая территория. Сестры живут в крайне тяжёлых условиях. Вынуждены ютиться по 7−8 человек в крохотных кельях, вне территории монастыря, нет места для временного размещения многочисленных паломников.

С целью определения историко-культурной и правовой принадлежности парка «Зеленая Роща» в г. Екатеринбурге была создана авторитетная комиссия из членов правительства Свердловской области, священнослужителей, известных учёных, историков и юристов. Она документально подтвердила право обители на земли городского парка.

Но в ряде екатеринбургских газет и на местном телевидении началась кампания против возвращения Церкви законно принадлежащих ей земель. Появились статьи под броскими заголовками: «Православная Церковь хочет лишить горожан любимого парка», «Свежий воздух только для монахинь?», «Женщин — на кухню, кино — на помойку». В этих публикациях прямо заявлялось о том, что «горожане» против передачи парка «Зелёная Роща» Ново-Тихвинскому женскому монастырю. Хотя, на наш взгляд, за «горожанами» скрываются заинтересованные коммерческие структуры.

Нам следует обратить внимание законодательных органов страны на пробел в законодательстве и отсутствие механизма реализации Распоряжения Президента РФ от 23 апреля 1993 года N 281. Прецедент столкновения различных интересов в церковно-государственных отношениях наверняка будет иметь место и в будущем, он не ограничится только парком «Зелёная Роща» в г. Екатеринбурге.

http://www.russdom.ru/2006/20 0607i/20 060 733.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru