Русская линия
Столетие.Ru Галина Ульянова14.07.2006 

Не на пропой души…
Благотворительность была одним из «моторов» развития здравоохранения в России

В правление императрицы Екатерины II, в 1775 году, в России были сделаны первые шаги по созданию системы местного самоуправления. Был издан закон под названием «Учреждение о губерниях», согласно которому, помимо судебных органов, возникли два типа административных учреждений, а именно: Казенная палата и Приказ общественного призрения. Этим Приказам было отпущено по 15 тысяч рублей из доходов соответствующих губерний.

Первым был открыт Приказ в Новгородской губернии, затем в Тверской и в Ярославской. К 1800 году насчитывалось уже 40 губернских Приказов, а к 1830 году число их достигло 57. При Приказах общественного призрения и началось зарождение российской системы здравоохранения. В 1861 году в ведомстве 55 губернских Приказов состояло 519 больниц с 17 351 кроватью и 111 богаделен и инвалидных домов. В год получали помощь более 180 тысяч человек.

Большая часть больниц создавалась на благотворительные пожертвования зажиточных местных граждан.

Именно в «Учреждении о губерниях» впервые было законодательно разрешено использовать «доброхотные подаяния». Некоторые благотворители давали деньги на целые учреждения, другие вносили в местные органы капиталы на содержание одной или нескольких кроватей, третьи могли внести капитал, допустим, на усиленное питание больных или на устройство Рождества или Пасхи для тех, кто оказался в больнице в этот момент.

Одной из самых первых общедоступных больниц стал устроенный в 1826 году по указу императора Николая I Больничный Золотаревский дом в Калуге «в пожертвованном от калужского 1-й гильдии купца Золотарева доме». Заведение заменяло городскую больницу. На проценты с капитала в 50 тысяч рублей, также пожертвованном Золотаревым, в больнице могло содержаться 10−15 человек «из неимущих калужских граждан». Тогда же была устроена и аналогичная временная больница на Нижегородской ярмарке. По примеру этих двух больниц стали возникать лечебные заведения и в других городах.

Законодательством регламентировался весь распорядок жизни в больницах. Бедные и неимущие принимались туда бесплатно, а купцы, мещане и прочие имущие за плату 10 рублей в месяц, «когда порожние места случаются». Больных кормили дважды — «в десять часов поутру» и «в шесть часов вечера»; посторонним запрещалось приносить что-либо в больницу.

Постепенно сформировалась схема создания больниц на благотворительные пожертвования. Именно по этой схеме была устроена больница на 56 кроватей на средства купцов Киселевых в Шуе. В 1836 году братья-купцы Киселевы выразили желание построить больницу в память о своем деде-первогильдейце, о чем написали прошение на имя императора Николая I и получили разрешение начать постройку. Комитет Министров, приняв во внимание, что пожертвование Киселевых выходит из ряда обыкновенных, пожаловал братьев орденами святой Анны третьей степени.

После отмены крепостного права здравоохранение пережило большой подъем. Это связано с тем, что была введена система местного самоуправления — земство в сельской местности и муниципальное управление в городах. Полученные общественной властью в свое распоряжение значительные средства (бюджет, недвижимость, право распоряжения городской земельной собственностью) обеспечили возможность создания разветвленной системы общественной помощи как лицам, проживавшим в городах, так и мощной волне обездоленных, вытесняемых из деревни.

Начиная с 1890-х годов поток пожертвований земствам усилился. Наблюдалась и передача недвижимого имущества для устройства или содержания больниц. Например, вдова действительного статского советника Байкова передала построенный ею в селе Курбатове Ряжского уезда Рязанской губернии дом, «снабженный всеми приспособлениями для пользования больных и полною обстановкою, на 10 кроватей, стоимостью не менее 15 тысяч рублей, а также капитал 5 тысяч рублей» Ряжскому уездному земству для устройства земской больницы; мелитопольский купец Панкеев передал мелитопольскому уездному земству построенное им в селе Каменке помещение для больницы на 21 кровать с квартирой для врача, стоимостью 34,5 тысячи рублей…

В круг действия земской медицины в 34 земских губерниях европейской части России (где, по данным 1910 года проживало 60% сельского населения страны — 74 миллиона человек) входили: организация бесплатной медицинской помощи с бесплатной выдачей лекарств через амбулатории, бесплатное лечение в больницах, бесплатные хирургические операции и родовспоможение, а также осуществление мер против эпидемических заболеваний и проведение санитарных мер. В основу земской медицины были положены такие выработанные годами принципы, как «общедоступность и равномерность пользования населением».

Особенно активно шел процесс передачи денег и недвижимости для создания благотворительных заведений в городах. Во многом это объяснялось налаженным механизмом перехода пожертвований и их реализации при полном контроле со стороны городских дум и управ.

Самодеятельность крупнейших городов (особенно Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода, Саратова) достигла того, что в них дело помощи обездоленным было поставлено с размахом, поражая значительным количеством больниц, богаделен, приютов и других заведений, оборудованных первоклассным медицинским оборудованием.

Основными источниками финансирования социальной сферы явились пожертвования крупных предпринимателей, сильные группы которых сложились в ведущих русских промышленных центрах. Наряду с крупными денежными пожертвованиями, в Москве приобрела распространение передача городу готовых зданий для медицинских учреждений.

Торговец шерстью Каверин построил на свой счет гинекологический корпус в Старо-Екатерининской больнице. Александр Карзинкин в память об умершей сестре построил и оборудовал лечебницу для грудных детей с амбулаторией в Морозовской больнице. Биржевой маклер по хлопчатобумажной части Московской биржи Майтов передал в распоряжение Московской городской думы земельный участок в Алупке-Саре (Крым) для детского санатория «для переутомленных и больных детей беднейшего населения Москвы».

По примеру Москвы крупные денежные суммы и недвижимость передавались состоятельными людьми на развитие здравоохранения и в других городах. В Петербурге открылась «Еленинская» больница для бедных женщин, страдающих злокачественными опухолями. Она была создана на средства Елисеевых, владельцев сети гастрономов. Крупные, оборудованные по последнему слову медицины больницы возникали не только в столицах, но и в провинции. В 1898 году в Самаре была открыта городская Шихобаловская больница. Она была оборудована новейшими медицинскими аппаратами, — здесь были рентгеновский кабинет, кабинеты водолечения и электролечения (говоря современным языком, физиотерапии). При больнице была собственная электростанция.

В крупнейшем российском текстильном центре Иваново-Вознесенске прославились фабриканты из династий Бурылиных и Гарелиных; они жертвовали на муниципальные больницы, приюты, богадельни, учебные заведения. В частности, на деньги миллионера Николая Бурылина была построена городская больница имени Куваевых в Иваново-Вознесенске. На средства Марии Гарелиной был устроен родильный дом.

Крупнейшими сибирскими благотворителями были купцы Кухтерины, владевшие торговым домом «Евграф Кухтерин и сыновья». Им принадлежала значительная недвижимость (дома и лавки) в Иркутске, Тюмени, Томске, Мариинске. Представитель этой династии коммерции советник Алексей Кухтерин был крупным благотворителем. Он осуществил финансирование экспедиции профессора Томского университета Залесского по обследованию целебных свойств сибирских озер. Несколько лет спустя пожертвовал трехэтажный каменный дом в Томске для устройства родильного дома. Жертвовал он также приюту для детей переселенцев, Православному Палестинскому обществу, Обществу Красного Креста.

Под эгидой Воронежской Николаевской общины сестер милосердия был создан в специально купленной усадьбе приют для хронических больных имени благотворительницы Ягуповой (пожертвовавшей на эти цели около 50 тысяч рублей). О том, какое значение придавалось помощи больным в глазах общества, говорит тот факт, что попечительницей приюта являлась супруга воронежского губернатора Голикова.

В Уфе имелось специализированное лечебное заведение — приют-лечебница для алкоголиков, на 35 кроватей (30 мужских и 5 женских).

В Нижнем Новгороде действовало несколько благотворительных обществ, в том числе местное отделение Всероссийского общества Красного Креста, Общество взаимного вспоможения частному служебному труду, Общество вспоможения бедным Нижнего Новгорода, Общество взаимопомощи на случай смерти, общество земледельческих колоний и ремесленных приютов для малолетних преступников. Помимо заведений для престарелых (богаделен) и детских приютов, под эгидой муниципальной власти действовал целый ряд учреждений здравоохранения, созданных на благотворительные пожертвования и переданных затем городу. На средства благотворительницы, купчихи Рукавишниковой, оставившей по духовному завещанию более 100 тысяч рублей, была открыта детская больница. Отделение для неизлечимо-больных на 42 человека было устроено при Николаевско-Мининской богадельне. На это пожертвовали капиталы многие зажиточные граждане Нижнего Новгорода, в частности, Рубцова, Бударина, Зайцев, Иванов, Рахманов, Рукавишниковы, Лельков. Деньги передавались в Городскую думу, которая осуществляла финансирование благотворительного учреждения.

С 1876 года действовал муниципальный «Мариинский» родильный дом, для которого было возведено трёхэтажное каменное здание. Само здание и обстановка родильного дома было устроено на пожертвования нижегородцев Кварталова, Смирнова, Соболева, Бочкарева, Зайцева, Бугрова и Остатошникова. Ежегодно в этом медицинском учреждении в начале ХХ века появлялось на свет около 1700 детей.

…Таким образом, благодаря частной и общественной благотворительности стала возможной медицинская помощь беднейшим слоям населения, а также развитие некоторых отраслей научно-практической медицины.

http://stoletie.ru/minuvshee/60 712 132 728.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru