Русская линия
Православие.Ru Иван Андреев14.07.2006 

Религия и наука

Истинная религия, как и истинная наука, разграничивая сферу своей компетенции, никогда не могут входить друг с другом в противоречие. Если такое противоречие получается, то это означает, что или религия, или наука изменили своим принципам и превратились в псевдорелигию или псевдонауку.

Вера и знание по самому существу своему неотделимы друг от друга. Невозможно предположить, чтобы верующий человек не мыслил о предмете своей веры и не знал, чему он верит; невозможно, чтобы и философ или ученый, исследуя, не верил бы по крайней мере в свой разум.

Знание для религии так же необходимо и законно, как вера для науки. Вера может быть необходима там, где знание недостаточно и бессильно. Познанное верой не должно входить в противоречие со знанием. Правда, это противоречие часто бывает мнимым. Христианская апологетика в вопросах взаимоотношений между религией и наукой и занимается вскрытием этих мнимых противоречий.

Чем более глубоко и основательно человек изучает науки и знает границы их компетентности, чем больше он при этом имеет философского и богословского образования и чем глубже у него развита религиозная вера, тем меньше и меньше для него становится мнимых противоречий между верой и знанием, между религией и наукой. Конечно, вера в религии играет несомненно большую роль, чем в науке. Но это объясняется лишь различием предмета религии и науки, требующего различных методов познания. Предмет науки чрезвычайно элементарен по сравнению с предметом религии. Знание о химическом составе кирпича и значение смысла и цели жизни мира и человека имеют для нас различное значение.

Религия отвечает высшим и сложнейшим запросам человеческого духа, на которые наука совершенно бессильна ответить. Чем выше развита религия, тем больше она воспитывает любовь к знанию, конечно, не к суетному, а к истинному, которое называется духовной мудростью.

Древние отцы и учители Церкви признавали важное значение даже языческой философии. По словам Климента Александрийского, «древняя философия была делом Божественного промышления (в истории приготовления древнего мира к христианству)… Она необходима была грекам для руководства в правде… детоводительствовала эллинов к Христу, представляя в себе истину, хотя и темно, и не всю, но по частям».

Святитель Василий Великий говорил: «В философском учении была тень откровенных истин, предызображение истины, изображенной в Писании, отражение света Христовой истины, подобно отражению солнца в воде».

О взаимоотношениях веры и знания святитель Василий Великий, который был и великим ученым, и философом, и богословом, утверждал: «В науке вера предшествует знанию».

Святитель Григорий Богослов писал: «Полагаю, что всякий имеющий ум признает благом внешнюю ученость, которою многие из христиан гнушаются по худому разумию, как злохудожною и удаляющею от Бога».

Если великие отцы Церкви относились с таким глубоким уважением к честному научному и философскому знанию, то, в свою очередь, и величайшие ученые с глубоким почтением и благоговением относились к религиозной вере.

Истинное знание несовместимо с гордостью. Смирение есть непременное условие возможности познания истины. Только смиренный ученый, как и смирный религиозный мыслитель, помнящие всегда слова Спасителя: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5) и «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6), способны идти правильным путем (методом) к познанию истины. Ибо «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет. 5, 5).

Глубоко знаменательно, что на храме Московского университета сияли слова: «Свет Христов просвещает всех».

Из книги Ивана Андреева «Православная апологетика», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

http://www.pravoslavie.ru/put/60 713 122 011


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru