Русская линия
Православие и современность Владислав Боровицкий13.07.2006 

Призвание — христианин

Стоя у парапета набережной районного поселка Духовницкое, чувствуешь себя, словно находишься где-нибудь на берегу Керченского пролива: до противоположного берега Волги семь километров водной глади. Паром, идущий из Хвалынска, смотрится точкой. На мелководье резвятся мальчишки. Красота.

«…мы новый мир построим»

Но такую идиллию можно лицезреть только в штиль. Когда над Волгой, превращенной в искусственное море, начинает дуть ветер, огромные волны принимаются беспощадно точить береговую полосу. За последние годы под воду в Духовницком ушел не один десяток домов. Еще раньше Саратовское водохранилище навсегда поглотило сотни, тысячи гектаров плодородных пойменных лугов, деревни, погосты.

Волны коллективизации, индустриализации, а потом и капитализации были беспощадны к поволжской деревне. Вся вторая половина прошлого века — это непрерывный исход крестьян со ставшей немилой земли. В селе Липовка, где сохранился единственный в Духовницком районе каменный храм, до революции проживало 15 тысяч человек. Сегодня все население района не превышает этой цифры. В самой Липовке осталось около пятисот жителей.

Если не случится чуда, подобная участь рано или поздно может постичь и Духовницкое. Один за другим здесь закрылись кирпичный и молочный заводы, огромный комплекс по производству комбикормов. Сегодня здесь функционируют, за редким исключением, лишь учреждения бюджетной сферы да многочисленные магазинчики.

По вере вашей…

О благосостоянии села всегда можно было судить по благоустроенности его храма. Внешний и внутренний вид деревянной духовницкой церкви во имя пророка Божия Илии более чем скромен. Изначально построенная в форме креста, в советские годы она была обезображена многочисленными пристройками, лишилась колокольни и купола. Чтобы вернуть церкви первоначальный вид, нужны колоссальные по духовницким меркам средства. У сегодняшней районной администрации денег на реставрацию памятника архитектуры нет. Нет их и у прихожан.

Мы сидим дома у нынешнего настоятеля церкви священника Евгения Растопшина, пьем холодный квас. Во дворе слышны голоса трех его дочерей. Батюшка вспоминает. Назначенный два года назад на дальний приход сразу после рукоположения, священник, казалось, должен много говорить о приходских проблемах, неизбежных в отдаленных районах губернии, где зарплата в три-четыре тысячи рублей считается манной небесной. Он же на удивление спокоен, самоироничен: мол, поначалу думал горы своротить, а пришлось вместе с налаживанием приходской жизни ремонтировать отопление в промерзшем доме, восстанавливать провалившийся потолок зала. Покончив с домашними хлопотами, стал ездить по селам, в милиции лекции читать, ринулся создавать волейбольную секцию в школе. Но в один прекрасный день прихватило сердце… Впредь на свою силу и волю он не полагается.

«Ни о чем не думай. Только служи правильно и с чистым сердцем. А Господь вокруг тебя Сам все устроит, — приводит священник слова своего недавно почившего отца иерея Александра Растопшина и добавляет: — И я этому следую».

Именно Господь, подчеркивает отец Евгений, вложил в его сознание в начале нынешнего года мысль: «Необходимо сделать ремонт церкви». Согласно расчету, на косметическое обновление стен и потолка требовалось 4−5 тысяч рублей. Только где их взять, если даже для закупок утвари в епархиальной лавке порой приходится занимать деньги у родственников? (Не секрет, что расходы многих сельских приходов значительно превосходят их доходы). Начался Великий пост. Настоятель служил, надеялся и верил. Однажды он снял церковную кружку и обнаружил в ней десять тысяч рублей. А потом, по словам отца Евгения, «была настоящая Страстная Седмица». Кончалась утренняя служба, он пил чай, забирался на леса и вместе с немногочисленными помощницами красил и красил, чтобы вечером вновь стать к престолу. В Великую Субботу в алтаре был повешен последний багет. Но только дал первый возглас пасхального богослужения, куда девалась усталость. Только радость — Христос Воскресе!

Пути Господни

Благоустраивать храмы отцу Евгению не привыкать. Его православные университеты начались еще в 1989 году, когда вместе с родителями он начал приезжать на восстановление Коломенского Ново-Голутвина ставропигиального женского монастыря. Родители — тренеры-конькобежцы — частенько отправлялись в Коломну на спортивные сборы. Однако чем больше они трудились в стенах возрождающейся обители, тем меньше их тянуло к здешним искусственным ледовым дорожкам…

Позже Растопшины восстанавливали в Саратове Казанскую церковь и замечательный Покровский храм в селе Сосновка Аткарского района. Выгребали горы хлама, изготавливали иконостасы, шили священнические облачения, помогая служить принявшему сан Растопшину-старшему — отцу Александру. Жизнь в палатках, службы в неотапливаемых храмах только укрепляли веру, сплачивали семью. Со временем стал священником младший брат Владимир.

Только Евгений Растопшин, к тому времени уже выступавший на международных соревнованиях конькобежцев, но разочаровавшийся в спорте высоких достижений, не решался стать на священническую стезю. Даже после того, как на руке одной из его дочерей однажды за сутки чудесным образом зажил страшный ожог, он колебался. Было очевидно, что помогли горячие молитвы и освященное масло, однако потребовалось еще более года сомнений, прежде чем Евгений принял решение посвятить свою жизнь служению Господу.

— Наверное, раньше мешал страх. К тому времени я знал, что служение благочестивого священника — это каторжный труд, — поясняет теперь он природу былых терзаний.- Бог раз за разом являет нам свои чудеса, а мы все цепляемся за собственную самость. Только сейчас я понял, как был прав отец, напоминающий нам святоотеческую мудрость о необходимости отречения от своей воли. Только теперь я в полной мере убедился, какая великая помощь идет и в служении, и в жизни, если во всем полагаешься на Господа. Одна беда — маловеры мы.

Маловеры

Духовную пустоту, образовавшуюся после крушения коммунистической идеологии, в деревне как нигде заполнила смесь язычества, христианской обрядовости и оккультизма. Кто-то при любой нужде «по старинке» спешит к знахаркам, кто-то в согласии с новомодными учениями предпочитает полагаться на «внутренние энергии». Одна из прихожанок рассказывала мне, что ее чудом оставшийся в живых после автомобильной аварии брат до сих пор верит в спасительную силу своего талисмана. Она же по-прежнему молится о здравии своих родных, надеясь, что когда-нибудь они тоже придут в храм. Хотя, признается, порой бывает больно слышать от коллег: «А не лучше ли вместо церкви отправиться на огород?».

Говорят, что Запад-де стремится навязать нам ценности общества потребления. Может быть. Только еще не известно, кто сегодня в большей степени проникнут духом материализма: практичный буржуа или сформировавшийся в условиях социалистического застоя и последующих реформ свой брат-россиянин.

«Как же это вы с женой в церковь ходите, вы же не старые люди?» — с улыбкой пересказывал мне разговор со своей знакомой прихожанин храма, местный судья Владимир Васильевич Болотин.

— В ходе судебных заседаний сталкиваешься с такими случаями бесчеловечного поведения, что жутко становится, — делится он.- Очевидно, что в основе большинства преступлений лежит отсутствие за душой у людей святого. Тем не менее в большинстве своем окружающие предпочитают эту взаимосвязь не замечать.

«Зачем же два часа на службе стоять, когда можно в это время поспать?» — увещевала социального педагога Духовницкой средней школы Марину Васильевну Галкину ее подруга.

— Как объяснить ближним, что, находясь в храме, я испытываю необыкновенное умиротворение? — спрашивает Марина Васильевна.

По ее словам, многие в селе тянутся к Православию, но боятся оказаться в центре деревенских пересудов. Открывшуюся минувшей осенью воскресную школу сегодня посещают около двадцати детей. Могло бы ходить и больше, если бы не надуманные опасения родителей…

Вот только когда недавно один молодой человек, находясь за рулем, сбил своего сверстника, Духовницкое призадумалось. Люди вдруг явственно осознали, как эфемерно их существование. На краткий миг верующие оказались в центре внимания, в храме затеплилось больше свечей…

Однако и смерть не в силах заставить людей уверовать. «Вот если бы чудеса, если бы знамения…» — рассуждает обыватель.

Как-то пришел к отцу Евгению фермер: «У меня хлеба сохнут. Отслужить бы молебен». Отслужили. Вскоре появился другой: «Над полями соседа туча уже три дня стоит. Льет как из ведра. Я тоже хочу заказать молебен». В солнечный день был отслужен молебен Илие-пророку и у его нив. Через несколько часов над ними разразилась гроза.

Тем не менее даже после этого фермеры церковного порога еще раз не переступали.

Не от мира сего…

Вместе с отцом Евгением мы осматриваем соседствующий с церковью домик бывшего музея краеведения. Музей перевели в новое здание Дома культуры, а его помещения передали православной общине. Правда, их надо ремонтировать и ремонтировать. Как раз во время моего приезда здесь впервые появились рабочие, идет складирование стройматериалов. Настоятель делает последние указания, а заодно показывает мне, где будут проходить занятия воскресной школы, где разместятся церковная лавка, просфорная, котел отопления. Если на то будет Господня воля, планирует он, к осени обустройство новых приходских помещений с помощью благотворителей будет завершено, а сама Ильинская церковь окажется включенной в федеральную целевую программу восстановления памятников.

Похоже, уверенность неутомимого в своих начинаниях и ревностного в богослужении батюшки передается и его прихожанам. Духовницкая община за последнее время значительно увеличилась и окрепла. 8 мая впервые в постсоветской истории поселка по его улицам прошел крестный ход. Еще раньше в районной больнице открылась молельная комната.

Последнюю новость из Духовницкого района прихожане Ильинской церкви сообщили уже по телефону. К их радости 7 июня, в день обретения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, в храме Покрова Божией Матери села Липовка состоялось соборное служение. Верующие Духовницкого приехали в гости к местной православной общине, которую также навестили православные из соседнего райцентра Ивантеевка. За Божественной литургией отцу Евгению сослужил его брат — настоятель Ивантеевского Свято-Троицкого храма священник Владимир Растопшин. Впервые за многие десятилетия под старыми церковными сводами молитвы возносили около ста человек. Изумительная акустика храма только подчеркивала красоту богослужения, в котором приняли участие певчие духовницкой церкви и хор «Незабудка» воскресной школы саратовского Свято-Алексиевского женского монастыря под руководством младшей сестры священников — Анастасии Растопшиной.

http://www.eparhia-saratov.ru/cgi-bin/print.cgi/txts/journal/articles/01church/151.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru