Русская линия
Интерфакс-РелигияАрхиепископ Дублинский Диармуид Мартин12.07.2006 

Европа нуждается в России, без нее она не была бы настоящей Европой

Есть ли связь между католицизмом и Ирландской республиканской армией? Какова заслуга Католической церкви в том, что ИРА отказалась от методов насилия для реализации своих целей? Как достичь мира в Косово? На эти и другие вопросы в интервью порталу «Интерфакс-Религия» ответил архиепископ Дублинский Диармуид Мартин, посетивший Москву в связи с прошедшим здесь Всемирным саммитом религиозных лидеров.

— Ваше Высокопреосвященство! На московском религиозном саммите одной из главных тем была тема религиозно мотивируемого терроризма. Известно, что Ирландскую республиканскую армию часто приводят в пример как террористическую группировку католического характера. Согласны ли Вы с этим утверждением?

— Сложно сказать, что ИРА — террористическая группировка, основанная на католической идеологии. И республиканцы, выступающие за независимость Ирландии, и юнионисты, которые отдают предпочтение в сохранению текущего положения Северной Ирландии, прибегают к насилию. Носителями идеологии республиканцев являются главным образом представители католической общины, а юнионисты опираются на протестантов. Однако религия в этом вопросе не является основным фактором. Все главные конфессии в Ирландии осудили терроризм — его признаки, которые проявляются сегодня, не имеют религиозной основы.

— Была ли ИРА в своей деятельности похожа на террористические группировки исламского происхождения, или же она имела отличительные особенности?

— ИРА имела несколько этапов в своем развитии. По мере превращения в террористическую организацию Северной Ирландии она получала все большую политическую поддержку. В настоящее время руководство ИРА может достичь своих политических целей с большим эффектом законными средствами, не прибегая к насилию. ИРА имеет возможность участвовать в политическом процессе. У людей больше оснований использовать методы террора, когда их призывы остаются неуслышанными. В этой связи хотелось бы выразить надежду на то, что в других регионах, в особенности в Испании, политическим устремлениям людей будет уделяться больше внимания, и масштабы насилия сократятся.

— Как относилось католическое духовенство к деятельности Ирландской республиканской армии?

— В определенное время католическое духовенство могло питать симпатии к ИРА, особенно когда католическое население подвергалось гонениям. Как я уже говорил, когда политический процесс слишком вялый, вновь появляется опасность возврата к насилию. Поэтому политические лидеры Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии обязаны сделать все возможное, чтобы обе стороны конфликта примирились. Это та цель, которая, мы надеемся, будет достигнута.

— Сейчас ИРА прекратила свою террористическую деятельность. Какова в этом заслуга Ирландской католической церкви?

— Думаю, что были определенные представители высшего духовенства, которые сделали возможными контакты между обеими сторонами. Эти люди проявляли порой бесстрашие, стремясь к тому, чтобы между сторонами возникло взаимопонимание и доверие. И крайне важную роль в этом сыграло как католическое, так и протестантское духовенство. Даже в тюрьмах среди тех, кто отбывает срок за терроризм, работают священники, которые проводят беседы с этими заключенными.

— Вы хорошо знакомы с примерами насилия в Вашей стране. Одна из похожих проблем, которая получила международный резонанс, это проблема Косова. Каким образом, по Вашему мнению, можно достичь мира между албанцами-мусульманами и православными сербами в этом крае?

— Полагаю, что у соседей нет иного пути, кроме как жить вместе. В сегодняшнем мире можно найти новые решения, которые бы гарантировали нормальный демократический процесс и защиту меньшинств. Нельзя идти вперед без поиска новых путей, которые бы гарантировали меньшинствам возможность оставаться там, где они были до этого. Нельзя сделать границы моноэтническими. Но у нас есть возможность интегрировать два принципа: демократии большинства, а также защиты и влияния меньшинства. Свою роль в этом могут сыграть религии. Также необходимо, чтобы политики имели мужество и ответственность для поиска соответствующих решений. Нужно возвыситься над теми столкновениями, которые имели место в прошлом, и устремиться к новым, открытым взаимоотношениям. После окончания второй мировой войны решения принимали дальновидные лидеры, которые поставили цель не столько наказать Германию, сколько ее интегрировать. В этом смысле европейский идеал является замечательным примером. Идеал, основанный на интеграции людей, должен быть взят за основу. Разделение же ставит под удар общество, экономику, человеческие жизни.

— Не могли бы Вы поделиться Вашими впечатлениями от прошедшего саммита религиозных лидеров?

— Одна из замечательных вещей, которые произошли на этой встрече, заключается в том, что за один стол сели религиозные лидеры из разных стран мира, в том числе Европы. В религии знаки и символы зачастую не менее важны, чем слова. Меня обрадовало и то, что на саммите были широко представлены исламские общины Российской Федерации. Часто межрелигиозные встречи бывают слишком западными, а в данном случае это было не так. Для меня важным знаком является то, что встреча прошла в Москве. Я думаю, что Европа нуждается в России. Европа без России не была бы настоящей Европой.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=94


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru