Русская линия
Газета по-украински Дарья Горская11.07.2006 

Священник живет в палатке возле Верховной Рады
Его жена с детьми осталась на Тернопольщине

45-летний протоиерей Олег Сирко уже 11 месяцев живет и служит в палатке под Верховной Радой. Возле парламентского забора стоят хоругви и плакат: «Верните церковь в с. Рохманив!». На поляне в парке разбиты три серые палатки. Самая большая из них — церковь святого Александра Невского, в двух других — трапезная и жилище священника.

— Батюшки сейчас нет, — объясняет помощница священника Вера, женщина среднего возраста в белом платочке. — Он поехал квартиру освящать.

На палатках висят белые таблички с надписями: «Собственность депутата Юрия Болдырева и Екатерины Самойлик». Сам храм принадлежит депутату-коммунисту Александру Голубу.

— Что это значит? — спрашиваю Веру.

— Это чтобы нас не очень доставали и не выгнали. Так нужно, — отвечает женщина.

Рядом с палаткой — высокая железная лестница. На ней висят три колокола.

— Это нам Ионинский монастырь подарил, — хвалится пани Вера.

Внутри церковь похожа на обычный сельский храм: алтарь завешен синей тканью, на аналое лежит Псалтырь, под иконами — вышитые рушники. У входа — маленький бойлер. Справа на клиросе двое женщин в платках тихонько поют акафист Почаевской иконе Богородицы.

Через полчаса к церкви подходит отец Олег в рясе с медным крестом на груди. В черной бороде — седина, взгляд утомленный. Батюшка ставит два красных пластиковых стула позади храма и жестом приглашает садиться.

— Я родом из Почаева, с Тернопольщины, — глухим голосом говорит священник. — В селе Рохманив, Шумского района, служу 18 лет. Свято-Троицкому храму уже четверть тысячелетия, он всегда был православным. Его незаконно отобрала местная власть в пользу раскольников-филаретовцев.

Священник рассказывает, что весной 2005 года служил литургию, когда в церковь ворвались люди, начали кричать, что отберут храм и выгонят отсюда москалей.

— Я отслужил молебен, акафист, а затем приложился к иконе Богоматери и объявил бессрочную голодовку, пока не прекратятся беззакония, — вспоминает батюшка. — Раскольники сразу вышли из храма.

Отец Олег рассказывает, что служил литургию ежедневно, причащался, но ничего не ел и спал на полу в храме вплоть до Пасхи. Пасха 2005-го совпала с 57-м днем его голодовки, у священника начала свертываться кровь в венах. Через неделю умерла его 65-летняя мама, священник совсем заболел, и врачи заставили его есть.

— Сначала сок, потом фрукты потихоньку давали, — вздыхает. — Желудок не принимал даже этого, и я снова попал в больницу. Через месяц вышел из госпиталя, пошел в храм. Там меня окружили представители милиции, СБУ, наряд «Беркута», которых привел председатель Шумской райгосадминистрации Василий Петрук. Я опять оказался в больнице, на этот раз с микроинсультом.

Старенький дедушка подходит к священнику и просит благословения. Отец Олег дает ему поцеловать нагрудный крест.

— Администрация опечатала храм и сказала мне, что в районе приняли постановление: всем конфессиям служить в нашей церкви по очереди, — продолжает священник. — Я сказал Петруку: «Давай мы по очереди будем жить с твоей женой?» — «Нельзя, на то закон есть». А чтобы на одном престоле служили православные, греко-католики и Киевский патриархат — закона нет? Наша община является законным владельцем церкви и церковного имущества. Нам, как насмешку, предложили территорию под храм на мусорнике в другом районе. Мы отказались и подали в суд апелляцию.

Сейчас в Свято-Троицком попеременно служат представители разных конфессий. Этоединственная церковь в селе Рохманове, где живут 550 человек.

25 августа 2005 года отец Олег поставил палатку в Мариинском парке.

— Прежний генпрокурор Геннадий Васильев нам эти палатки купил и спальные мешки подарил, — говорит батюшка. — Но зимой тяжело. Бойлер в 30-градусный мороз не помогает. Молитвой грелись.

Где ваша матушка?

— Она с детьми Петром и Еленой осталась в Рохманове. Петр закончил семинарию, а дочь — 11-й класс. Скоро выходит замуж. Матушке в наследство достались три гектара земли, она их обрабатывает, продукты продает. За это и живут.

А вы откуда берете деньги на жизнь?

— А что нам нужно? Здесь — все подаренное, — показывает на стену палатки. — Митрополит благословил свою чашу, Евангелие. Киевляне поприносили ковры, иконы, рушники, свечи. Еду ежедневно дает Покровский монастырь. Идите покушайте, — приглашает к вагончику.


Там — деревянные скамьи и два стола. Только что пономарь Сергей, красный и запыхавшийся, привез большую кастрюлю борща, вареную молодую картошку и соленые огурцы. Священник собственноручно разливает борщ по тарелкам. Кушанье постное, но горячее и вкусное. В пластиковые стаканчики наливает красное вино.

— Это кагор, мы им причащаемся. Александра, предложи гостям! — обращается он к молодой девушке в платье и платке, которая сидит за столом. 21-летняя Саша закончила медицинский институт в Днепропетровске. В Киев приехала по делам. Решила помочь священнику и теперь поет в его маленьком хоре.

Почему не садитесь с нами? — спрашиваю батюшку.

— Я позже, — улыбается в усы и выходит.

— Он только причащается и просвиры ест, — говорит Александра.

После обеда выходим на улицу. Батюшка кормит голубей хлебом.



1961 — родился в Почаеве, на Тернопольщине

1979 — окончил бухгалтерскую школу

1980−1981- служил в армии в Кривом Роге, вступил в брак с Ольгой

1982−1986 — работал на фабрике хозяйственных товаров

1984 — родился сын Петр

1988 — окончил Московскую духовную семинарию, приехал служить в село Рохманив

1989 — родилась дочь Елена

2005, август — Свято-Троицкий храм опечатан райгосадминистрацией; переехал в палатку в Киев

http://gpu-ua.info/index.php?&id=119 869&lang=ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru