Русская линия
Народное радио Николай Маслов,
Игорь Шишкин
11.07.2006 

Может ли стремление к роскоши стать национальной идеей?
Программа «Город и мир» от 29.06.2006

Тема передачи:
— разновекторная внутренняя политика,
— может ли стремление к роскоши стать национальной идеей?
— закрыты три журнала для детей, растлевающих молодежь.

Гости студии: председатель «Социальной партии России», доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов.

Ведущие:
Игорь Сергеевич Шишкин.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, в одной из наших программ несколько недель назад, выступая в прямом эфире «Народного радио», вы произнесли очень интересную фразу, говоря о нашей внутренней политике: «Разновекторная внутренняя политика», подразумевая, что в нашей политике одновременно сочетаются самые разные векторы — развития и разложения.

Николай Маслов: Лебедь, рак и щука.

Игорь Шишкин: Да. Последние недели приносят все больше и больше событий, которые как будто иллюстрируют этот тезис. Мы имеем наглядные примеры и тенденции разложения, разрушения и тенденции созидания. Тенденция разрушения, скорее всего, связана с тем, что существует множество групп, желающих заставить Россию жить по чужим образцам, ориентироваться на чужебесие, как говорили раньше. Но что это за цивилизация, которой нас призывают подражать? Предлагаю послушать сюжет, который подготовила наш корреспондент Алиса Липеровская.

Алина Липеровская: В последние годы Европу и Америку потрясают всеобъемлющие стихийные бедствия. Центральная Европа страдает от постоянных наводнений. Германия, Австрия, Италия, Чехия и особенно Швейцария подвергаются небывалым морозам. Обильные снегопады делают невозможным перемещение по дорогам. Люди остаются отрезанными от медицинской помощи, от служб спасения без необходимых в данных погодных условиях средств. Города подвергаются ливням и градам, дороги превращаются в ледяной каток, реки выходят из берегов, затопляя плодородные поля и населенные пункты. В Соединенных Штатах Америки ураганы стали уже обыденностью. В прошлом году по стране прокатилось сразу несколько разрушительных ураганов. Ураган «Катрина», в частности, почти до основания разрушил город Новый Орлеан. Число жертв достигло почти тысячи человек. Оставшимся в живых навсегда пришлось покинуть свои дома.

Чем же вызваны столь жуткие и смертоносные стихийные бедствия? Злится ли природа на своих непокорных чад или это, как предполагают некоторые ученые, результаты испытания нового вида оружия массового поражения — метеорологического? В книге Исайи в главе 24-й сказано: «И земля осквернена под живущими на ней, ибо они преступили законы, изменили устав, нарушили вечный завет. За то проклятие поедает землю и несут наказание живущие на ней. За то сожжены обитатели земли и немного осталось людей». Так не те ли это люди, что преступили закон, установив свои законы, защищающие всякий, даже извращенный порок человеческий под личиной так называемых прав человека? Не они ли изменили устав, позволив белому становиться черным, преступнику невиновным, а подлость добродетелью. Не они ли нарушили вечный завет, превратив свои светлые и чистые города в Содом и Гоморру? И не за то ли карает Господь тонущий в своей глупости и вседозволенности Запад? Алиса Липеровская, «Народное радио».

Игорь Шишкин: Алиса, может быть, немного сгустила краски, но то, что нас заставляют и призывают жить по нормам чужой цивилизации, в которой порок процветает пышным цветом, это факт. Может быть, это одна из причин того, что происходит и с нами?

Николай Маслов: Наверное. Но репортаж, достаточно легкий, я бы сказал, потому что нет ни одного человека, ни одной семьи, которая не испытала бы на себе горе или несчастье, или радости какие-то. Конечно, жизнь человеческая многогранна и многообразна. Но сказано совершенно правильно: грех без казни не бывает. Это написано в тех законах мироздания, по которым, в общем-то, жили многие цивилизации, кроме Америка, ее цивилизацией называть нельзя. То, что мы сегодня наблюдаем, и град среди ясного неба, который пробивает крыши машин, людей убивает, ураганы и прочее, все это нарастает, и статистика говорит о том, что самой главной службой в мире становятся службы чрезвычайных ситуаций, пожарники, МЧС и так далее. К сожалению, это так.

И всегда находятся люди в государстве, которые, съездив за границу, возвращаются домой с восхищением от увиденного, с твердым мнением, что все у нас плохо, а там, у соседей, всегда все хорошо. И вот все эти наши ребята-демократы, либералы, съездили за границу, им там рассказали сказки, а Америка, например, очень хорошо умеет пропагандировать свою страну, что она самая хорошая и красивая, хотя эта страна даже по своим социальным проблемам выходит в «мировые лидеры». По официальным данным в Америке 13 — 15 миллионов нищих детей, а каждый четвертый выпускник школы не умеет читать. Но такая тенденция идет и к нам. Например, недавно кассирша не могла без калькулятора посчитать, сколько мне нужно сдать сдачи. Человек перестает работать головой, а это очень опасная вещь. Поэтому, конечно, подражать умирающим цивилизациям опасно, особенно с нравственной позиции. Америка это вообще рассадник какой-то дьявольщины. В Европе тоже скоро будут детей заказывать на заводах. Вот примерно к чему движется западная цивилизация. Мне кажется, что сегодня Россия — в самом выгодном положении. Мы сегодня, восставая от морального столетнего застоя и воинствующего атеизма, восставая от провала в экономике, начинаем показывать некоторые сдвиги в хорошую сторону.

Игорь Шишкин: Кому-то может показаться абстрактным теоретизированием рассуждение о том, как опасно подражать чужой цивилизации, а тем более, цивилизации загнивающей, но у нас на лицо есть и масса примеров того, как это касается каждого нормального гражданина, к чему приводит гонка за всеми этими образцами. На этой неделе пришло известие, что Россия теперь в этой гонке за западным образцом не только вышла на второе место по количеству миллиардеров, на первое место по росту миллионеров, а теперь еще Москва объявлена самым дорогим городом в мире. Вот, наконец, мы этого достигли. А что это дает нашим гражданам, мы узнаем из сюжета, который подготовил Юрий Дивногорцев.

Юрий Дивногорцев: На днях Москва была признана самым дорогим городом мира. Специалисты, привлекаемые журналом «News week» для проведения ежегодного мониторинга, анализировали цены на жилье, транспорт, питание, одежду и развлечения, и на основании этого был сделан такой вывод. Помимо столицы России, в список попали такие известные города, как Лас-Вегас, Мюнхен, Лондон и Тулуза. Москва оказалась самым дорогим городом мира по стоимости услуг, пищи и жилья. По информации специалистов, в последнее время в столице России вдвое выросли цены на недвижимость, а чашка кофе и музыкальный диск стоят больше, чем во многих западных столицах. В прошлом году самым дорогим городом был признан Осло, а до этого четырнадцать лет подряд лидером таких рейтингов был Токио. Если зажиточным москвичам не столь важен рост цен в столице, то бедным гражданам не по душе подобное лидерство Москвы. Жизнь становится все дороже, а зарплата большинства москвичей не соответствует европейскому и американскому уровню. По мнению жителей столицы, Москва сейчас ориентирована, скорее, на богатых россиян и иностранцев, а не на среднего жителя нашей страны.

Игорь Шишкин: Наглядный пример: попытка стать лучшим в чужом ряду приводит к тому, что самим гражданам простым лучше от этого не становится. Слово нашим радиослушателям, звонков уже очень много. Алло, вы в эфире.

Александр: Раз уж мы самый дорогой город в мире, то пусть нам и платят, хотя бы как в Сеуле. И вопрос: не считаете ли вы, что пока мы обороняемся, нас не оставят в покое?

Николай Маслов: Совершенно справедливо. Если мы самый дорогой город, а по Конституции Россия — социальное государство, то мы можем потребовать соответствующего повышения всех выплат. Цены — самые высокие в мире, а зарплаты — самые маленькие. Вот вся наша страна со всей ее государственной политикой.

Игорь Шишкин: Когда говорится о том, что зарплаты самые низкие, нужно учитывать и то, что есть и другой слой населения, для которого это вполне приемлемо. На недавнем Российском экономическом форуме в Лондоне была целая секция под названием «Роскошь, как национальная идея России».

Николай Маслов: К сожалению, так получилось, что огромное количество людей, находящихся на первых постах во власти, в региональной, муниципальной, да и на федеральном уровне, живут с этой идеей в голове: роскошь, роскошь и роскошь. Это уже болезнь, это как наркотики. Они ходят друг к другу в гости, в рестораны, в клубы, считают, кто сколько автомобилей сменит за год, кто сколько часов, кто сколько квартир успеет купить, кто сколько раз женился и так далее. Жены с ума сходят, из одной лечебницы по натяжке частей тела переходят в другую. То есть, люди только этим и занимаются. У них потеряны ориентиры, потеряна вообще цель в жизни. А роскошь, конечно, требует таких огромных денег, которые можно достать только преступным путем.

Поэтому слова «Роскошь, как национальная идея России» должны быть оценены президентом, как какая-то вирусная болезнь в государстве, которую нужно лечить. Ее можно лечить разными способами — административными, уголовными и экономическими. Я бы выбрал экономические, прогрессивное налогообложение. Хочешь быть миллиардером, будь им, но заплати из миллиарда, условно, 900 миллионов в бюджет. Мы уже говорили о том, что главная национальная идея Швейцарии заключается в том, чтобы не раздражать людей, что сосед живет лучше, и у них примерно одинаковые жилищные, социальные, бытовые условия, более или менее одинаковые льготы, президент ездит так же, как все, на электричке. Все знают, что президент едет на этом же поезде, но в лучшем вагоне, и ничего страшного, это не вызывает раздражения, не копится ненависть у народа, и они не живут постоянными революциями.

А у нас постоянные революции, потому что одни объявляют национальной идеей роскошь, другие объявляют патриотизм, третьи объявляют просто выживание. Как от имени России может с согласия государственной власти проходить секция «Роскошь как национальная идея России», если Путин говорит, что мы живем в период стратегии выживания? А как в то время, пока мы латали дыры, и у нас были пустые карманы, в отдельной части нашего общества появились миллиардеры, да еще объявили роскошь как национальную идею и сделали Москву самым дорогим городом мира?

Так есть у нас власть, или нет? Поэтому я и сказал в одной из передач, что у нас лебедь, рак и щука. Кто-то скромно говорит о социальной политике, но, насколько я знаю, на недавнем совещаним в московском правительстве один из строителей выступил со словами: «Кто сказал, что жилье в Москве должно быть доступным?». На него, правда, зашикали, но в определенных кругах уже говорят, что не следует бесплатно отдавать коренным москвичам часть жилья, даже если оно построено на их земле.

Игорь Шишкин: У нас есть очень много телефонных звонков. Алло, вы в эфире.

Слушательница:
Я старая москвичка, и когда позвонила в Моссовет по поводу торговли и цен, мне сказали: «Вы пожили здесь, теперь мы поживем». У меня сложилось впечатление, что в Москве живут совершенно посторонние люди. Неужели нет человека, который может топнуть ногой и прекратить этот разгул?

Николай Маслов: У меня нет уверенности, что кто-то может топнуть, пока никто не топает. Некоторые действия вообще вызывают недоумение, хотя нужно отдать должное президенту, и я это не устаю повторять, за сохранение территориальной целостности, за многие вопросы, которые уже решены. Но если это жулье вокруг власти будет продолжать руководить процессами, то президент просто разорвется, и ничего не сможет сделать, поэтому смена кадрового состава — людей эшелона либеральной демократии — должна произойти в ближайшее время. В противном случае страну ждут потрясения. Ну как это: Москва — самый дорогой город мира при нищенских доходах населения?

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушатель: Когда вампиры (летучие мыши) кусают животных, они одновременно вливают обезболивающее. Может быть, все эти национальные проекты, «Москва самый дорогой город» — это обезболивающее для разных слоев населения?

Николай Маслов: Может быть, национальные проекты и являются приманкой перед выборами и показом, что страна что-то делает. В противном случае будет нарушена 7-я статья Конституции, где сказано, что Россия — социальное государство. Но — поживем, увидим. По крайней мере, Медведев, ответственный за исполнение национальных проектов, четко заявляет, что пока они не могут быть реализованы. Хотя он ездит по свинарникам, по медицинским учреждениям, и там ему показывают отдельные достижения, но ведь в стране десятки тысяч сел и колхозов. «Потемкинские деревни» нам уже знакомы, тут должна быть стратегия.

В последнее время у Путина звучат отдельные стратегические идеи, которые я, как специалист, понимаю. Например, он говорит о миграционной политике, что мы рады принять мигрантов, своих соотечественников, но государство должно сказать, кто нужен, на какой территории, с какой профессией и так далее. Вот это — подход государственный. Другой вопрос, будет ли это реализовано милицией, МВД, потому что до сего дня, кроме поборов никто ничего не замечает в этих делах.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Валерий: Я бы хотел вернуться к репортажу Алисы Липеровской. Бисмарк в конце XIX века сказал, что Париж — этот огромный сумасшедший дом, по улицам которого ходят обезьяны. Сегодня это его определение можно отнести ко всей Европе, и очень унизительно слышать от так называемой нашей элиты, как они твердят «цивилизованный мир», «демократия».

Николай Маслов: Я с вами согласен. Я не буду ссылаться на Бисмарка, а вспомню слова митрополита Филарета, который еще в XIX веке сказал, что когда на улице темнеет, то в доме зажигают свет. Это означает, что когда нравственность уходит, и появляется зло — тьма, то мы должны зажигать свет в собственных сердцах, и этот свет, пройдя через наши собственные семьи, осветит постепенно и всю нашу страну. Мы должны за это бороться, потому что проблемы, порожденные безнравственностью, нельзя решить материальными средствами. Это закон, которым жили несколько тысячелетий все народы на этой планете. Мы должны исходить из этого главного закона. А если мы будем пытаться искоренить наркотики или устранить какое-то зло, просто давая деньги на милицию, чтобы она ловила наркоманов и других преступников, но при этом будем говорить в школах, что человек произошел от обезьяны, а на телевидении демонстрировать фильмы, растлевающие нацию, мы только усугубим ситуацию.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, мы говорили о том, что наша политика разновекторна, как вы выразились, лебедь, рак и щука. Есть вектор, направленный на разложение, что воплотилось и в этой фразе «национальная идея — роскошь» и в том, что Москва, в соответствии с этим направлением развития стала самым богатым городом мира, чем мы не можем гордиться, конечно.

Николай Маслов: Нужно всегда точки над «i» поставить. Москва — не самый богатый город мира, с точки зрения богатства граждан. Например, это не значит, что у нас на человека приходится 50 метров жилья, или что у нас самая чистая вода, что у нас самые богатые люди живут. Нет, это самый богатый город мира по расходам, это самые дорогие продукты, дорогие гостиницы, офисы, аренда квартир и так далее. Это самый дорогой город по затратам, а не по доходам населения. По доходам населения мы находимся на предпоследних каких-то местах. А вот по расходам, по затратам мы — самая нищая столица мира, потому что мы должны тратить на свою жизнь больше всех людей в мире, потому что получается, чтобы жить в Москве, нужно затратить больше денег, чем в любом другом городе мира. Затратить, а не получить. Нужно сразу понять, что это не достижение, это падение.

Игорь Шишкин: Конечно, это как символ именно вырождения. Но на этом фоне есть и примеры действительно созидательной политики. Вы сейчас привели пример изменения в миграционных правилах. Но для того, чтобы эти созидательные моменты, которые действительно сейчас проявляются, стали реальностью, необходимо не ждать, когда кто-то «топнет ногой», а проявлять собственную активность. Мы уже упоминали о событиях в Бутове, о тех людях, которых мэр Москвы, муж миллиардерши, обозвал жлобами или что-то в этом роде, очень нехорошо про них выразился на тюремном жаргоне за то, что они отстаивали свои интересы. Так вот, они отстояли свои интересы, и во многом, кстати, благодаря тому, что проявили активность люди, которых это напрямую не касалось. Мы обращались с призывом к нашим радиослушателям, и они поехали туда.

Николай Маслов: Да, я знаю. Мне звонили, что, мол, спасибо, мы поедем. Люди ездили и помогали друг другу, вот в этом и есть, конечно, общественная солидарность, общественное согласие. Люди одинаково действуют в любом случае во время пожара. Вот здесь и богатые, и бедные действуют одинаково, просто в одну секунду все действуют, когда чувствуют беду. Но вокруг столько проблем, что все время, как на пожаре, и люди от этого устают.

Если вы каждый день говорите о том, что мы должны стоять с автоматами, то это за рамками нормальности. Жизнь тем хуже, чем глубже падение нравов, хотим мы этого, или не хотим, можем злиться, но это факт. И только от каждого из нас зависит улучшение нравственного состояния общества. Что бы ни транслировали государственные или частные каналы радио и телевидения, что бы ни печатали газеты и журналы, человек может от этого оградиться, и чем больше будет таких высоконравственных, самостоятельно мыслящих людей, тем меньше потребуется человеческих усилий, чтобы добиться правды. Бог может убрать любого человека, может любому человеку сердце остановить, но это должно быть заслужено народом, потому что всякое начальство поставляется по достоинству людей. Мы должны очень хорошо понимать, что это и есть ответ. Чем выше достоинство каждого из нас, чем нас больше, тем быстрее с участием уже неземных сил, мы сможем решить многие проблемы, на которые сегодня, нам кажутся, у нас нет ни сил, ни средств. В состоянии ли мы понять, что можно всю эту власть изменить, чтобы она была другой? Можно, можно, и мы это делаем, шаг за шагом.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы говорите о том, что может сделать каждый конкретный человек. Ведь действительно если люди захотят, то они могут заставить власть действовать во благо своей страны. Это, может быть, дико звучит: власть, в принципе, и обязана работать. Но иногда приходится ее заставлять. Сколько говорили о том, что в принципе невозможно ничего сделать с этим телевидением, с этими газетами, с этими журналами? Люди возмущались, выходили на митинги, писали письма. И первые ласточки уже есть. Я предлагаю послушать сюжет, который подготовила Александра Оболонкова.

Александра Оболонкова: Генеральная прокуратура Российской Федерации на этой неделе потребовала закрытия трех российских журналов для детей и подростков «Молоток», «Cool» и «Cool-Girl». Этим журналам уже неоднократно предлагалось пройти перерегистрацию из издания общего распространения в издание порнографического характера, доступ к которому ограничен. Но они ограничились тем, что мелкими буквами где-то на последней странице напечатали предупреждение: «Лицам от 18», притом что основными читателями этих журналов являются дети от 12 до 14 лет, и еженедельная аудитория этих изданий исчисляется сотнями тысяч. «Только совместными усилиями с прокуратурой и другими государственными органами будет наведен порядок в сфере издания и распространения в СМИ», — заявил руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране памятников культурного наследия Борис Боярсков. Приятно, конечно, слышать это от чиновников, а еще приятнее видеть какие-то конкретные действия. Но где же наши государственные мужи были раньше? Обеспокоенные родители уже неоднократно обращались в суды против изданий «Молоток» и «Cool-Girl». Адвокаты издательств ссылались на свободу слова, свободу печати, на право ребенка на информацию и обвиняли оппонентов в отсталости. Иски каждый раз отклонялись. Но вода, как известно, камень точит. Многочисленные обращения общественности, отторжение этой темы профессиональным сообществом, вылившееся в прошедший в Москве форум «Пресса за нравственное общество», все это заставило и власти обратить внимание на проблему. Главное, чтобы теперь начались конкретные действия.

Игорь Шишкин: Я могу добавить, что после того, как Генеральная прокуратура заявила о закрытии трех российских журналов, уже «Росохранкультура» — Федеральная служба по надзору и соблюдением законодательства выступила с заявлением о том, что уже подано в суд требование прекратить регистрацию еще девятнадцати печатных изданий, растлевающих молодежь.

Николай Маслов: Когда люди доброй воли начинают объединяться, все получается. Казалось бы, что такое письмо на имя президента? Но если на имя президента придет десять или двадцать тысяч писем, а наверху все-таки отслеживают то, о чем думают избиратели, что их волнует, то эти письма сыграют свою роль. Мы провели форум «Пресса за нравственное общество», провели исследование нескольких телевизионных каналов, «Народный контроль» подготовил и начал судебные процессы. Все это отслеживается, естественно, и Генеральная прокуратура сработала, начат процесс о том, что нужно избавляться от этого не просто мусора, а опасного вируса, который может поразить миллионы молодых сердец, может навсегда отравить сознание молодежи. Ведь из детей, начитавшихся и насмотревшихся всей этой порнопродукции, выйдут люди с отклоненной психикой.

Игорь Шишкин: Главное, что это — завтрашние матери. Эти журналы рассчитаны в основном на девочек-подростков.

Николай Маслов: Конечно, это все просчитано, на кого бить. Именно женщины воспитывали воинов для спартанских сражений, женщины воспитывали и египетских воинов, женщины воспитывали и монахов, поэтому, конечно, идет растление женской части, и закладывают это в сознание детей в самом маленьком возрасте. Мы это тоже понимаем, и сегодня уже выпускаем три хороших иллюстрированных журнала. Это «Глинские чтения» — журнал для преподавателей и родителей. В этом стостраничном журнале собран весь опыт, как воспитывать детей. Уже несколько месяцев мы выпускаем по благословению патриарха новый журнал «Пастырь». В нем речь идет о том, что такое духовно-нравственный аспект воспитания, что такое Церковь, какова ее роль, какова роль священника, роль родителя в воспитании и так далее. Третий журнал называется с — о роли монашества на Руси, как это было, как это есть сейчас, о том, как эти люди служат Церкви, когда покидают мир, казалось бы, уходят в монастырь, но, живя вне мира, они как раз служат миру, потому что монахи — свет мирян. Вся их деятельность была пронизана служением Богу, молитвой, любовью к ближнему, поэтому для людей они были непререкаемым авторитетом, образцом для подражания.

Когда нас спрашивают, что можно сделать для страны, то — пожалуйста, подключайтесь к нашей системе, занимайтесь распространением этих журналов.

Игорь Шишкин: Нам очень часто звонят и спрашивают, что можно конкретно сделать? Я специально узнал телефоны распространителей, и приглашаю наших радиослушателей, которые хотят проявить свою общественную активность, позвонить по телефону 580−32−65. Это будет уже реальная работа.

Николай Маслов: Конечно. Мы за пятнадцать лет проведения «Глинских чтений» издали учебники многотысячными тиражами, сделали уже целые школы, в которых и речи не может быть о каких-то там порочных эффектах, в которых отличная дисциплина, совершенно другое воспитание. Там воспитываются люди с огромным интеллектом. Это и есть будущее нашей страны. Если вы хотите поучаствовать в этом процессе, то вы можете заняться распространением этих книг, продажей журналов по школам, по вузам. Пожалуйста, приходите, мы нуждаемся в участии каждого из вас. Если не хотите, тогда остается только жаловаться, лежа на боку.

Игорь Шишкин: В сюжете Александры Оболонковой прозвучала фраза «вода камень точит». Я уже столько лет работаю на радио, и мы не раз говорили о тех или иных проблемах, и потом видели, как что-то начинает сдвигаться, и эти проблемы начинают в той или иной мере решаться, как, например, с этими порножурналами. Во всяком случае, первый, маленький шажок власть уже сделала.

И еще одну тему в связи с этим я хотел затронуть. Вы выступали у нас в эфире, и не раз говорили о том, что нельзя создать социальное государство, государство, заботящееся о людях, если не установить контроля за ценами. Духовное, нравственное воспитание и одновременно — обязательный контроль над экономикой, контроль над ценами.

Николай Маслов: Регулируемая экономика. Цены это, значит, как старт, как один из рычагов управления и развития экономики. Современный пример — Белоруссия.

Игорь Шишкин: Не только Белоруссия. Нас все время призывают копировать Запад, но копировать его самые худшие стороны.

Николай Маслов: И Америка, и Англия, и Германия — вся Европа занимается регулированием цен. Соседи, которые были в десять раз худшем состоянии, чем мы, но живут лучше нас, потому что отрегулировали цены, не дали возможности появляться миллиардерам на белорусской земле, не дали им возможности торговать так, как они хотят, ни нефтью, ни газом, ни электричеством, ни продуктами питания. В стране сейчас средний достаток, и все довольны.

Игорь Шишкин: У нас, увы, иначе. Если проехаться по бензоколонкам, даже «Бритиш Петролеум», ТНК, такие цены на остальных точно также. Все мы знаем, какие баснословные прибыли они получают и как эта прибыль образуется. Это выкачивается из экономики, из наших карманов. Но на том же Западе есть механизмы регулирования. Предлагаю послушать сюжет, который подготовил редактор Андрей Куприянов.

Андрей Куприянов: Вот уже двадцать лет жизнь России протекает в постоянной оглядке на Запад. Привычным и обыденным стало ссылаться на опыт развитых стран, чаще всего, Америки, причем, как ни удивительно, реализовались на родных просторах самые негативные стороны зарубежной жизни. Нет, в здоровом заимствовании ничего плохого и зазорного нет, но когда вся жизнь проходит по западным лекалам, это начинает удручать. Кстати сказать, там есть много хорошего, что не помешало бы применить и в отечественной практике. Взять хотя бы ценовую политику на энергоносители. Все, наверное, помнят историю с повышением цен на бензин. По сути дела, налицо был картельный сговор ведущих продавцов топлива. Решение этой проблемы стало задачей чуть ли не государственного масштаба.

Другое дело, как подобная ситуация разрешилась в Соединенных Штатах. На местные подразделения нефтегазовой компании «Бритиш Петролеум» был подан судебный иск, в котором компания обвинялась в манипуляции с ценами на пропан. Дело в том, что трейдеры компании производили закупки значительных объемов газа с целью, как было указано в деле, установления доминирующей позиции на рынке с целью повышения цен. Таким образом, компания оказалась перед угрозой значительных штрафов, а также требования компенсации со стороны потребителя. Заметьте, что все это происходит в условиях того самого свободного рынка, который с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения, пропагандируют поборники либеральных ценностей. Компания возмещает убытки простых американцев, а простые жители нашей страны терпеливо ждут от государства волевого решения, и грустно поглядывают на растущие показатели ценников.

Игорь Шишкин: Даже в Соединенных Штатах, так сказать, лидере либерализма, и то ставится вопрос о том, что компании, завысив цены, должны расплатиться с потребителями.

Николай Маслов: Но там часто это бывает. То за лекарства, то за сигареты компенсируют. Надо отдать должное многим зарубежным странам, в том числе Америке, в том, что судебная система там более независима от государства. И если государство видит, что народ начинает слишком сильно волноваться, и Буш или кто-то другой проиграет, они начинают принимать конкретные меры. А у нас нужно, чтобы миллионы выходили на улицы. Не существует такой модели в мире, когда бы доходами и расходами в государстве никто не занимался. Единственная страна, где это есть — Россия.

Игорь Шишкин: Поэтому и самый дорогой город в мире.

Николай Маслов: Да, поэтому и самый дорогой город в мире, потому что цена на жилье вскочила в несколько раз. В этом повинны инвесторы, десяток корпораций, которые строят это жилье. И так — по всем направлениям. Для того, чтобы нам сделать экономический рывок, мы должны заняться ценами, должны заморозить цены на все энергоносители, привести в соответствие доходы, естественно, увеличив реально зарплату, пенсию, пособия, все это сбалансировать, и потом постепенно регулировать. Цены необязательно повышать, потому что цены повышают только те страны, которые закупают такие серьезные продукты, как энергоносители. У нас же это все свое, у нас полнейший приоритет. У нас пока не хватает государственного духа объявить себя империей и сделать это по-настоящему, а не на бумаге.

Игорь Шишкин: У нас телефонные звонки. Алло, вы в эфире.

Надежда Михайловна: По «Народному радио» сказали, что принят закон о продаже леса. А ведь даже президент высказался «против», но его не слушают.

Николай Маслов: Это земельный кодекс, и он прошел в первом чтении. Я точно не могу сказать о деталях, но там идет какая-то очень большая грызня. Видимо, последнее, что можно продать, это вода и лес. Я слышал это интервью, где вроде бы президент высказался за то, чтобы не продавать, а Дума якобы голосует за то, чтобы продать. Я сомневаюсь, что Дума такая смелая стала, что она уже не слушается звона кремлевских курантов. Я вообще не сторонник того, чтобы нефть, газ, золотые прииски и другие природные богатства, которые, являются общенациональным достоянием, могли находиться в частных руках. Мне это не понятно, и мы такую политику не собираемся никогда поддерживать. Здесь мы должны протестовать, потому что это не только деньги, но это еще и кислород для государства. Вода это не просто удовольствие смотреть на нее. Если без хлеба человек еще может сколько-то прожить, то без воды — нет. Так что в Министерстве экономики, в частности, непотопляемый товарищ Греф, затеяли опасные торги. Вот как он находится у власти, мне, например, непонятно. На этот вопрос я себе никак не могу ответить, поэтому ваша озабоченность понятна. Мы должны просто посмотреть, что будет завтра-послезавтра, и если закон на самом деле принят, то, конечно, должны быть протестные письма и все остальное. Мы должны участвовать в протесте. Народ должен высказать свою точку зрения по этому поводу. Надо надеяться, что она будет услышана в той или иной мере, как это было уже со многими законами, в том числе и с социальными, когда власть вынуждена была пойти на уступки. Здесь нужно занимать мощную, активную позицию.

Игорь Шишкин: Вы рассказывали, что вам пришла идея провести некое новое соцсоревнование. Можно об этом подробнее?

Николай Маслов: Мы были с Георгием Сергеевичем Полтавченко в Курске. Там проходил очень большой крестный ход, который бывает, когда икону Рождества Богородицы переносят из Курска в Коренную пустынь, это примерно 20 километров. С каждым годом на этот крестный ход стекается все больше участников. В этом году около 40 тысяч людей прошли этот путь. Эту икону украли, а через три недели нашли, и народ очень радовался. Во время крестного хода икону несут губернатор, полпред президента, Савченко — губернатор Белгородской области. Я тоже удостоился и нес икону выделенную мне часть пути.

И вот потом, когда мы уже летели обратно в самолете, я предложил Полтавченко устроить между губернаторами Центрального федерального округа соцсоревнование — социальное соревнование, не социалистическое, а социальное: какой губернатор проводит более социальную политику. Я предложил несколько показателей этого соревнования. Первый показатель — это Россия без детей-сирот, то есть, у кого из губернаторов и на сколько с каждым месяцем будет уменьшаться количество детей-сирот. Например, можно установить год, к которому губернаторы приняли бы меры, чтобы детей определили в семьи. Это, кстати, уже сделано в нескольких регионах. Он очень горячо эту идею поддержал. Я буду с Полтавченко в понедельник говорить, отправлю ему такую бумагу о порядке проведения этого соревнования, которое реализовать будут мэры или губернаторы того или иного города, и чтобы пресса стала его рупором. Мы предполагаем, что подключатся и газета «Народный контроль» и «Народное радио», чтобы раз в три месяца публиковались данные.

Игорь Шишкин: С удовольствием. Сначала, наверное, нужно составить паспорт социального состояния города на сегодня.

Николай Маслов: Мы вместе подготовим паспорт, например, Москвы или Твери и так далее. Какая рождаемость, какая смертность. Если Россия — социальное государство, то мы и посмотрим, какой губернатор самый социальный, с точки зрения заботы о населении. Кто у нас на первом месте, где самая большая зарплата, где большие льготы, где меньше всего цены на газ, на свет, на ЖКХ и так далее. Мы будем смотреть, что это за губернаторы, какую политику они проводят. Это и будет наш национальный резерв, из которого можно будет выбрать наиболее достойных людей и на пост президента, и в правительство, и в депутаты. Посмотрим, кто есть кто.

Игорь Шишкин: Причем, здесь подтасовать результаты невозможно, потому что сами граждане прекрасно знают, когда это публикуется в прессе.

Николай Маслов: Конечно. Есть ли бездомные дети на вокзалах или нет? Есть ли голодные, есть ли невыплаченные зарплаты? Пожалуйста, мы откроем на сайте страничку «Социальное соревнование», назовем ее «Соцсоревнование», в это включится все население, пусть народ контролирует свою власть.

Игорь Шишкин: Да, это форум «Народного контроля».

Николай Маслов: Я обязуюсь раз в год выпускать сборник этих материалов о каждом губернаторе, по всем десяти показателям социальной направленности, и мы будем знать, кто он есть. В конечном итоге, будет видно, куда идет наше правительство, президентская администрация — в социальное государство или на рост миллиардеров. Все будет ясно. И пусть народ дает оценку тому или иному деятелю. Есть такой нравственный закон: если недостатки человека обнаружены и преданы гласности, то он не находит себе места. Так и здесь — поработаем вместе и посмотрим на результат.

Игорь Шишкин: «Народное радио» с удовольствием присоединится к этой программе. Наше эфирное время истекло. Всего доброго. До свидания.

http://www.narodinfo.ru/program/30 446


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru