Русская линия
Русская линия Андрей Иванов24.12.2007 

«Россия для русских»: pro et contra
Правые и националисты конца XIX — начала XX вв. о лозунге «русского Возрождения»

«Русской народности подобает всеобъединяющая
и всеподчиняющая сила, но каждой народности
да будет свобода во всем, что этому объединению
и этому подчинению не препятствует».
Император Александр III

Сегодня лозунг «Россия для русских» после долгого небытия вновь становится популярным. Социологические исследования показывают, что его в той или иной степени уже поддерживает каждый второй россиянин [1]. С первого взгляда похожий на аксиому (ну разве придет в голову нормальному человеку сомневаться в том, что Россия не для русских?), лозунг этот зачастую характеризуется как некорректный [2], вызывает аллергическую реакцию во властных структурах, а то и призывы дать ему правовую оценку, на предмет разжигания национальной ненависти (хотя такие предложения имели бы смысл только в том случае, если бы кто-то позволял себе заявлять, что Россия только для русских, или же не для русских).

Государь Александр III АлександровичМежду тем, нельзя не признать, что лозунг этот, действительно, не так однозначен и прост, и заслуживает детального анализа. Однако едва ли стоит заново «изобретать велосипед» — объектом пристального внимания и бурной полемики этот девиз уже был в начале ХХ века, в период своей наибольшей популярности в русских правых кругах. При этом отношение к нему русских консерваторов было вовсе не единодушным, как это нередко полагают.

Традиционно принято считать, что словосочетание «Россия для русских» впервые было озвучено в царствование Императора Александра III [3]. Обычно его приписывают либо самому Государю (как правило при этом приводятся слова: «Россия должна принадлежать русским и всякий, кто живет на этой земле, обязан уважать и ценить этот народ»), либо легендарному «Белому генералу» М. Д. Скобелеву, якобы озвученным им в такой форме: «Хочу написать на своем знамени: „Россия для Русских и по-русски“, и поднять это знамя как можно выше!»

Как бы то ни было, важно учесть, что в своем первоначальном смысле, в эпоху царствования Императора Александра III лозунг этот, как справедливо заметил современный философ М. Ю. Чернавский, означал «не Россия только для русских, но Россия с опорой на русских» [4]. Развивая эту мысль дальше, можно заключить, что в конце XIX века в этот лозунг вкладывали следующий смысл: поскольку русский народ является государствообразующей, титульной нацией Российской империи, то и государство, поэтому, должно строиться по-русски, исходя из нашей национальной идеи, блестяще сформулированной графом С. С. Уваровым: «Православие. Самодержавие. Народность». При этом «по-русски» вовсе не означало «в угоду русским», а напротив, возлагало на наш народ добровольно взятую ответственность за судьбу России и населяющих ее народов.

«Истинный богатырь русской земли, Император Александр III руководящим девизом своего царствования поставил: „Россия для русских“. Для достижения такой цели, составлявшей возврат к русской национальной политике XVI, XVII и XVIII веков, Император Александр III, по словам бывшего во время его царствования министра финансов Н. Бунге, признавал необходимым принять следующую программу действий:

1) удовлетворить народному чувству, по которому Россия должна принадлежать русским;
2) освободить нашу внешнюю политику от опеки иностранных держав;
3) упорядочить и скрепить внутренний строй управления;
4) развить духовные и материальные силы русского народа.
Для достижения этих целей в русском государстве должны были господствовать:
а) русская государственность, т. е. русская государственная власть и русские учреждения, примененные, где-то требовалось, к бытовым условиям инородцев и окраин;
б) русская народность, освобожденная от иноплеменного преобладания;
в) русский язык как общегосударственный;
г) уважение к вере, исповедуемой русским народом и его Государем.

Являясь истолкователем мыслей Государя, Н. Бунге признавал, что, следуя путем, указанным державным вождем русского народа, требовалось добиваться, чтобы иноплеменники стали со временем сынами русской земли, а не оставались вечно ее приемышами», — так в книге «Русская армия», с отсылкой на Н. Х. Бунге, развил понимание Царем-миротворцем лозунга «Россия для русских» А. Н. Куропаткин [5]. «Ныне во всей великой России эти слова раздаются из края в край. Но чтобы постоянно напоминать их русскому народу, необходимо снять с памятника Императору Александру III надпись, гласящую о железнодорожных заслугах русского самодержца, и заменить ее тремя словами: „Россия для русских“», — заключал генерал [6].

Не секрет также, что национальный вопрос в русской консервативной концепции всегда (или почти всегда) был тесно связан с вероисповедным вопросом. Поэтому, как справедливо отмечает современный исследователь А. В. Репников, «не случайно у европейских мыслителей, обращавшихся к истории России, порой создавалось впечатление, что понятие „русский“ тождественно понятию „православный“» [7]. Всем хорошо известны слова великого русского писателя Ф. М.Достоевского, что «быть русским, значит быть православным», равно как и его вывод, что «без Христа русский человек — дрянь» [8]. Как бы не резки казались с первого взгляда последние слова писателя, но история ХХ века наглядно показала, что полны они горькой правдой.

Характерно и то, что «православность» в трудах русских консерваторов конца XIX века явно превалировала над «русскостью». Хотя это нисколько не означает, что к национальной принадлежности государствообразующего народа их отношение было неуважительным и тем более пренебрежительным. Просто ради государственного единства — целостности Российской империи — консерваторы конца XIX века были готовы отодвинуть русский национализм на второй план, отдавая (и на наш взгляд, совершенно справедливо) первенство православному вероисповеданию.

Константин Николаевич ЛеонтьевОчень показательны в этом отношении слова выдающегося философа К. Н.Леонтьева: «Русское царство, населенное православными немцами, православными поляками, православными татарами и даже отчасти православными евреями, при численном преобладании православных русских, и русское царство, состоящее сверх коренных русских, из множества обруселых протестантов, обруселых католиков, обруселых татар и евреев. Первое созидание, второе — разрушение» [9]. Разве не актуально звучат сегодня слова великого русского мыслителя: «Что такое племя без системы своих религиозных и государственных идей? За что его любить? За кровь? Но кровь ведь… ни у кого не чиста… И что такое чистая кровь? Бесплодие духовное!…Любить племя за племя — натяжка и ложь <…> Кто радикал отъявленный, то есть разрушитель, тот пусть любит чистую племенную национальную идею…"! [10] „Православное Самодержавие есть главный отличительный признак русской национальности в ее прошедшем и настоящем, — считал Леонтьев. — Именно Православное Самодержавие, а не просто Самодержавие и не просто Православие“ [11].

Однако в начале ХХ века многое поменялось, идеология русского национализма, ранее воспринимавшаяся как чисто западническая, стала уверенно завоевывать симпатии русских правых. И тогда лозунг „Россия для русских“ был принят большинством русских консервативных мыслителей и гордо поднят на знамена монархических партий и союзов. „"Россия — для русских“, — таков лозунг Русской Монархической партии, ясно понимающей, что если предоставить Россию иноплеменникам, иноверцам и иностранцам, — то не только в России не будет Самодержавной Монархии, но не будет и самой России», — писал в одной из программных статей видный русский публицист, редактор консервативных «Московских ведомостей» (как принято считать, именно в этом издании, после длительной паузы, летом 1905 года вновь появился этот лозунг) и организатор Русской монархической партии В. А. Грингмут [12].

В.А.ГрингмутРусский народ, отмечал он далее, «по полному праву должен чувствовать себя в России не „в гостях“, а „дома“». «В самом деле, кому должна принадлежать Россия, как не тому народу, который ее создал, ее развил и сделал одною из первых мировых держав?», — вопрошал Грингмут [13]. «Все входящие в состав Российской империи иноплеменные народности всеми силами противились созданию и развитию России, а многие из них, как, например, татары, шведы, поляки, кавказцы и среднеазиатские племена, наносили ей в разные времена тяжелые удары; а потому не им быть хозяевами в возникшей несмотря на создаваемые ими препятствия, России, а русскому народу, который один со своими князьями и царями преодолел под сенью Православной Церкви эти препятствия и создал то стройное культурное государство, в состав которого вошли прежние его враги, найдя в нем крепкий оплот своему мирному дальнейшему существованию», — мотивировал свою позицию видный черносотенец [14]. «Не из какого-либо „человеконенавистничества“, не из „патриотического фанатизма“, не из „пустого властолюбия“ Русский народ должен чувствовать себя дома во всех частях созданной им России, — а на основании самых элементарных принципов государственной политики, принятой всеми культурными народами», — заключал он [15].

А видная московская монархистка, поэтесса Л. А. Кологривова, взяв в качестве эпиграфа слова В. А. Грингмута, сказанные им в 1906 году: «Россия должна быть для Русских. Россия, это — наше добро, которое мы приобрели своими многовековыми трудами, трудами угодников Русских, Русских Царей и Русского народа», развила их в стихотворной форме:

Лидия Александровна Кологривова«Святой молитвой и трудом,
Снося невзгоды и страданья,
Народ свой отчий строил дом,
Слагал Руси державной зданье.
Терпя неволи страшный бич,
В борьбу и мир, без перемены,
За кирпичом он клал кирпич
И возводил все выше стены.
И вот чертог его готов,
Широко дверь раскрыта дома,
И он соседей и рабов
Зовет на пир в свои хоромы.
Хотя страны подвластный сын
Здесь встретил ласку и вниманье,
Народ лишь Русский — господин,
Просторный дом — его созданье.
Хозяин полный он всему,
Своими все создав трудами,
И место первое — ему
В углу палат под образами.
Напрасно праздная молва
Чужим пророчит одоленье,
Он за исконные права
Восстанет в мощном единеньи;
Он все попытки отразит
И волей твердою и стойкий
Свое владенье закрепит
Над дорогой своей постройкой.
Прочь руки! Кровью и трудом
Народ родное строил зданье
И не отдаст свой отчий дом
Он пришлецам на поруганье» [16].

Сходные мысли высказывали и другие черносотенцы. Видный правый деятель Г. Г. Замысловский в одном из интервью в период думских выборов так сформулировал свою политическую программу: «В основу своей программы я кладу национальный вопрос, который для русского населения края имеет решающее значение. Не желая зла полякам и евреям, и не желая притеснить, мы, члены окраинного союза, должны твердо и решительно заявить: „руки прочь, Россия для русских“» [17]. Член старейшей монархической организации — «Русского собрания» — генерал М. М. Бородкин утверждал, лозунг «Россия для русских» должен «служить руководящим началом во всей политике и в нашей повседневной жизни» [18]. Словами «Россия для русских!» заканчивалась и программа самого «Русского собрания». Этот же девиз как основополагающий был заявлен и такими известными правыми газетами как «Русское знамя» и «Двуглавый орел».

Особенно близким лозунг «Россия для русских» стал для русских националистов — членов Всероссийского национального союза (ВНС) и родственных ему структур. «Россия для русских. Политическое господство и наиболее выгодное экономическое положение в России должно принадлежать русским», — писал один из основателей ВНС, член его Совета профессор Н. О. Куплеваский. Правда, при этом он делал важную оговорку, отмечая, что «слово господство должно разуметься не в смысле порабощения <…>, но в смысле политическом и экономическом» [19]. А выдающийся русский публицист и идеолог ВНС М. О. Меньшиков даже окрестил лозунг «Россия для русских», «лозунгом русского Возрождения» [20].

Видный киевский националист, (в прошлом — трудовик) профессор Т. В. Локоть, открыто провозгласив со страниц издаваемой им умеренно-правой газеты «Киев» лозунг «Россия для русских!», недоуменно отвечал своим оппонентам: «Ну, а для кого же Россия?.. Россия для евреев? Россия для немцев? Россия для англичан?.. Удивительная у нас логика! Если бы немцу сказали, что Германия не для немцев, или что позорно говорить — „Германия — для немцев“, он бы счел это в лучшем случае — за глупость, за полное отсутствие национального и государственного самосознания. А у нас… считается не только некультурным, а просто даже неприличным думать и говорить „Россия для русских!“» [21]. Но при этом Локоть сразу же оговаривался, что «это совершенно не значит, что мы хотели бы не пускать в Россию немцев, англичан, американцев, китайцев… Это значит лишь одно: всякий русский гражданин должен свято уважать свое государство, как целое, а отдельным народностям, входящим в состав государства отводить то место, какое принадлежит им по справедливости!» [22]

А председательствовавший на учредительном собрании Всероссийского национального клуба (1909 г.) депутат Государственной думы П. Н. Крупенский, в своей приветственной речи заявил: «Слава Богу, мы можем теперь громко говорить «мы — русские», и эти слова наполнят наше сердце гордостью. Россия для русских, или, лучше, русские для России…" [23]

Впрочем, как видно из приведенных выше примеров, лозунг «Россия для русских» вовсе не был шовинистическим, а предлагаемые его трактовки не ставили своей задачей «разжигание межнациональной ненависти», как это нередко пытаются представить сегодня определенные силы. «Россия для русских и для всех народностей русского государства, которые органически сошлись с русским народом и считают Россию своим отечеством», — именно так раскрывался этот базовый постулат русских националистов начала XX века в программе национальной фракции Государственной думы [24]. Русский народ, отмечал один из создателей партии русских националистов князь А. П. Урусов, должен занимать «место первого среди равных», и «всем — и русским и инородцам — на Руси должно быть безобидное житье» [25]. При этом националисты подчеркивали, что было бы просто несправедливо «давать одни и те же права строителям русского государства и разрушителям его», а потому инородцы должны получать равноправие лишь «по мере слияния с русским племенем», т. е. по мере отказа от самоопределения (М.О. Меньшиков) [26].

Тут стоит отметить, что если для консерваторов-традиционалистов конца XIX в., равно как и для черносотенцев начала ХХ в., понятия «русский» и «православный» были неразрывно связаны между собой, то в среде националистов, балансировавших на грани между консерватизмом и либерализмом, по этому вопросу уже встречалось некоторое разномыслие. Одни из них продолжали придерживаться традиционных взглядов: «…Без Православия нет русского народа в культурном и национальном значении этого слова», — считал член Главного совета ВНС граф В. А. Бобринский; «Русский народ, — высказывал аналогичное мнение один из лидеров Киевского клуба русских националистов А. И. Савенко, — создан так, что если он перестает быть православным, он перестает быть русским». Однако некоторые их однопартийцы допустили в этом вопросе некоторый пересмотр: «Православие есть отличительная черта русского народа, но <…> совпадение понятий «русский» и «православный» является лишь общим правилом, допускающим исключения», — полагал член фракции националистов Д. Н. Чихачев. А В. В. Шульгин и П. А. Кулаковский шли в этом вопросе еще дальше, считая, что вероисповедание вообще «не есть признак национальности», что русские люди не только могут быть православными, старообрядцами и лютеранами, и что даже белорусы-католики «должны быть признаны русскими» [27].

Сергей Федорович ШараповНесмотря на практически общее увлечение лозунгом «Россия для русских» правых деятелей начала XX века (как черносотенцев, так и националистов), отдельные голоса с критикой этого постулата из рядов русских консерваторов все же раздавались и в этот период. Так, видный московский монархист С. Ф. Шарапов, к примеру, писал: «Наш девиз — не «Россия — для русских!», а «Святая Русь!», а «Святою» мы ее имеем право называть только потому, что ее основная идея — осуществление, по мере сил, любви и правды Божьей на земле, смиренное и бескорыстное служение всему человечеству, защита всех угнетенных и слабых, словом, посильное осуществление христианской политики» [28]. А публицист В. Строганов, и вовсе называл лозунг «Россия для русских» нелепым, отмечая что, «либо мы должны отказаться от девиза «Россия для русских», либо от обрусительной политики, так как совместить и то и другое — так же нелепо, как тушить пожар керосином» [29].

Любопытные наблюдения относительно этого лозунга высказывал в 1910 году, частично разделявший некоторые взгляды русских националистов, но стоявший, несомненно, на более либеральных позициях писатель Андрей Белый (Б.Н. Бугаев). «…Желая положительного, трезвого обоснования национализма, приходят к мысли о противопоставлении русской нации всем прочим нациям, обитающим в России: Россия есть Россия русских? Но кто такие русские? Северяне представляют собой смесь с финскими племенами; пожалуй более русские — малороссы. В таком случае, отчего не идти дальше? Тверитянин может объявить Россией лишь тверское княжество, владимирец — суздальское. И далее: понятие «русский» разорвется между вятичем, родимичем, кривичем. Но истинно русские люди не идут так далеко…" [30].

Но наиболее аргументированную критику этому постулату русского национализма давал член Главной палаты Русского народного союза Михаила Архангела, депутат фракции крайне-правых III и IV Государственных дум черносотенец Г. А. Шечков.

Политическое мировоззрение Шечкова напрямую вытекало из православного вероучения: «Мы, признавая кораблем спасения святую Церковь, обязаны прежде всего надеяться на ее ограду, а кони, колесницы и броневые стены — все это приложится нам. И эту истину мы теперь более чем когда-либо должны иметь мужество в слове и деле исповедовать пред лицом восставшего на нас языческого мира», — писал он в одной из своих работ [31].

Исходя из этого, Шечков выступал с резкой критикой «секулярного консерватизма» и критиковал взгляды русских националистов, в частности их тезис «Россия для русских»: «"Россия для русских» — вот ходячее слово, общее место, готовое, кажется стать девизом наших националистов. Это, якобы очевидное положение все почти склонны принимать нынче за аксиому <…> [Об этом] не стоило бы и говорить, если бы дело ограничивалось кружком сторонников шаблонного европейского национальничанья (! — А.И.), но «Россия для русских» возглашается устами двигателей нашего самосознания. Этот клич националистического сепаратизма (! — А.И.) выкрикивается борцами нашего единства. Тут, очевидно, досадное недоразумение» [32].

Георгий Алексеевич ШечковДалее Шечков отмечал, что, во-первых, этот лозунг не является самобытным, а лишь «рабским осколком» с известных формул: «Англия для англичан», «Германия для германцев» и т. д.; а во-вторых, он таит в себе опасность разрушения Российской империи: «Нет, Россия не для русских (sic), если мы не хотим, чтобы в черте еврейской оседлости она мечталась якобы призванной служить только для евреев, а в черте армянской — для армян и т. д. <…> Россия — для православных! — восклицал он. — Нам недостаточно одной кровной связи: у нас на первом месте связь духовная. Мы прежде всего православные, а потом уже великорусы, грузины, малорусы, молдаване, литовцы, белорусы и т. д.» [33] Лозунг «Россия для православных», полагал Шечков является наиболее точным и не для кого не обидным, поскольку «только тот истинно русский, кто православен» [34]. Развивая эту мысль дальше, он отмечал, что помимо прочего, лозунг «Россия для русских» обиден для многих других верноподданных Белого Царя, не принадлежащих к русскому народу. К тому же, писал он, «кровное родство народностей <…> приводило лишь к делению древне-русскую землю; объединяло же ее иcкони одно только родство духа». «Мы не «язык»; мы — народ крещеный. Нам недостаточно одной кровной связи: у нас на первом месте связь духовная», — заключал Шечков [35].

Подводя итог этому краткому обзору отношения русских правых к лозунгу «Россия для русских», необходимо сделать ряд важных замечаний. Во-первых, в идеологических построениях черносотенцев, лозунг «Россия для русских» играл несомненно важную, но отнюдь не первенствующую роль, занимая соответствующее ему почетное третье место в триаде: «Православие. Самодержавие. Народность». Принцип крови, как справедливо замечает историк А. В. Репников, значил для русских консерваторов существенно меньше вероисповедного принципа, хотя русскому народу (как носителю Православия), ими справедливо отводилось первенствующее положение в Российской империи.

Несколько по-другому относились к нему русские националисты, нередко искусственно вытаскивавшие народность на первое место в ущерб Православию и самодержавию, которые многими из них (но отнюдь не всеми), понимались лишь как вероисповедание и форма власти, наиболее соответствующие менталитету русского народа [36], а потому и наилучшие для него в данный исторический период. Такая логика, естественно вела к тому, что в другой исторический период русскому народу, к примеру, может оказаться «наиболее подходящей» и другая форма правления, что, естественно, было в корне неприемлемо для черносотенцев [37]. Однако и националисты никогда не придавали лозунгу «Россия для русских» агрессивного, шовинистического звучания. Практически во всех трактовках правыми и националистами этого постулата проводилась мысль, что «Россия для русских» подразумевает вовсе не то, что нерусским в России не должно быть места, а то, что русский народ должен быть в созданном им государстве народом-хозяином, пользоваться в нем особыми правами и следить — во благо всех «жильцов» за порядком в своем «доме».

Во-вторых, нельзя не признать, что понятие «русский» трактовалось черносотенцами и националистами довольно широко. Под русскими, кроме великороссов правыми всегда подразумевались белорусы и малороссы; да и обрусевшие инородцы, верные уваровской триаде, несмотря на свои явно нерусские фамилии, воспринимались правыми как «истинно русские люди» [38]. При этом те русские по рождению люди, которые утрачивали базовые, с точки зрения правых, присущие русской народности качества — переставали быть русскими. «[Когда] я говорю, что Милюков еврей, — говорил граф В. А. Бобринский, — я положительно не оговариваюсь. Я считаю, что не было более меткого и сильного слова члена Думы Пуришкевича (одного из лидеров крайне-правых — А.И.), как когда он провозгласил: «Можно быть фон Анрепом и русским, можно быть Милюковым и жидом»». «Фамилия ведь ничего не значит, самое название не есть признак национальности» [39]. Так что едва ли мы ошибемся, если будем утверждать, что для большинства правых и националистов право называться русским обретал православный человек русской культуры, монархист и патриот.

Обвинения же правых и националистов в стремлении насильственно ассимилировать нерусские народы, населявшие империю, также нуждаются в комментарии. Насильно делать из инородцев русских никто из них не собирался. Так, председатель «Русского окраинного общества» профессор Н. Д. Сергеевский писал, что бороться с национальным сепаратизмом внутри империи возможно лишь путем «завоевания сердец покоренных народов», но не уступками, а проявлением разумной твердости. По сему Сергеевский настаивал на «культурном сближении и духовном единении» всех подданных русского Царя на «почве честной преданности единому всероссийскому государству», отмечая, что во всем остальном «пусть поляк остается поляком, финляндец финляндцем и т. д.». А инородцы, не пожелавшие «быть нашими братьями в составе всероссийской семьи, должны считаться нашими врагами, опасными и смертельными, но никого из них насильственно переделывать в русских мы не станем и не должны», — подчеркивал Сергеевский [40].

Петр Николаевич Балашев (Балашов)Характерно в этом отношении высказывание лидера русских националистов П. Н. Балашева: «Нам <…> постоянно кидают упрек в человеконенавистничестве, в желании поглотить, уничтожить нерусские народности <…> Не в этом задача наша и не к этому мы стремимся. Наша обязанность поддержать полезные и обезвредить тлетворные начала на всем протяжении нашего отечества. Наш долг — громко и властно заявить: местные интересы да подчиниться русским, общегосударственным интересам; а нерусским поданным Великого Белого Царя мы говорим: примиритесь, раз и навсегда с тем, что вы составляете неотъемлемую часть неделимой России, подчините ваши мелкие местные вожделения задачам Русского государства, скиньте шапки перед этой святынею, и живите и развивайтесь в мире; не мы вам будем в этом препятствовать: наш прямой расчет, чтобы все части великого целого процветали, чтобы всюду царили мир и согласие. Ну, а если не хотите, — то не взыщите» [41]. При этом, указывал Балашев, национальную идею других народностей следует не подавлять, а «направлять таким образом, чтобы она являлась пособником в деле государственного строительства <…> в деле возвеличивания Русской Империи» [42].

В-третьих, важно отметить, что помимо внутренней направленности, лозунг «Россия для русских» имел еще и другое содержание, «означая еще и то, что русские люди должны развивать свою обширную страну, заселять пустынные земли внутри России и думать о себе самих, а не об освобождении славян от турок и немцев, жертвуя кровь и пот для появления на свет новых маленьких государств, потенциально готовых стать враждебными России» [43].

Так что распространенное мнение о том, что девиз русских правых начала ХХ века (который, как было показано, разделяли далеко не все представители консервативного лагеря), сводился к требованию исключительных прав для русской нации в Российской империи и носил шовинистический характер, совершенно неверно. Как не без юмора замечает С. В. Лебедев, на фоне пышно расцветающих в начале столетия в западных странах воинствующих шовинистических течений типа пангерманизма или англосаксонского джингоизма, русские правые «выглядели просто умеренными пацифистами», поскольку «ничего подобного идеологии «народа-господина», объединения родственных народов, завоевания «жизненного пространства», юридического закрепления дискриминации по этническому признаку и т. п. аксиом западного правого радикализма» [44] в арсенале русских правых начала ХХ века никогда не было.

Закончить статью хотелось бы словами профессора Н. Д. Сергеевского: «Говорят: «Россия для русских». Пусть так, не спорю, но думаю, что вместе с тем или даже прежде того надо сказать: «Русские для России». Тогда дело будет крепко <…> Это наша задача: служить русскому делу и вести духовную борьбу с враждебными темными силами. Не Россия для нас, а мы для России — вот наш девиз» [45].

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Согласно опросам общественного мнения, проведенным в 2005 — 2006 гг. аналитическим центром Ю. Левады, 12 — 16% россиян безоговорочно поддерживают лозунг «Россия для русских», «в разумных пределах» (что подразумевает эта формулировка, социологи не уточняют), лозунг поддерживают еще 37 — 40% наших соотечественников, и лишь 23 — 25% относятся к нему отрицательно, полагая (видимо с подачи центра Ю. Левады), что он представляет собой «настоящий фашизм».
[2] Хотя государствообразующий народ, составляющий восемьдесят процентов от всего населения современной России, согласно положениям ООН, совершенно вправе считать свою страну мононациональной.
[3] См., к примеру: Боханов А. Александр III Царь-миротворец // Русский общенациональный журнал. 2007. N 4. С. 65.
[4] Чернавский М. Русский государственнический национализм // Правая.Ру / http://www.pravaya.ru/look/2639
[5] Куропаткин А. Н. Русская армия. СПб., 2003. С. 35−36.
[6] Там же. С. 586.
[7] Репников А. В. Консервативные представления о переустройстве России (конец XIX — начало XX веков): Монография. М., 2006. С. 183−184.
[8] Сходно выразил эту мысль и русский публицист славянофильского направления А. И.Кошелев, писавший, что «без Православия наша народность — дрянь. С Православием наша народность имеет мировое значение».
[9] Цит. по: Репников А. В. Указ. соч. С.148−149.
[10] Там же. С. 184−185.
[11] Там же. С. 186.
[12] Грингмут В. А. Русский народ в России // Собрание статей В. А.Грингмута. Вып. 3. М., 1910. С. 212.
[13] Там же.
[14] Там же. С. 218−219.
[15] Там же. С. 219.
[16] Кологривова Л. А. Россия для русских // Стихотворения. М., 1907. С. 140−141.
[17] Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1278. Оп. 9. Д. 280. Л. 2 об.
[18] Цит. по: Омельянчук И. В. Черносотенное движение в Российской империи (1901 — 1914). Киев, 2006. С. 407.
[19] Куплеваский Н. О. Всероссийский национальный союз. СПб., 1908. С. 5.
[20] Цит. по: Санькова С. М. Русская партия в России. Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908 — 1917). Орел, 2006. С. 93.
[21] Киев. 1910. 12 января. N1. Почти теми же словами выражал свое недоумение и генерал А. Н.Куропаткин: «Казалось бы, странно даже ставить такой вопрос: кому же, как не русским, должна принадлежать Россия? Разве является сомнение, что Англия принадлежит англичанам, Франция — французам, Германия — немцам, Италия — итальянцам, Япония — японцам?» (См. Куропаткин А. Н. Указ. соч. С. 328).
[22] Там же.
[23] Известия Всероссийского национального клуба. 1911. N1. С. 10.
[24] Цит. по: Санькова С. М. Указ. соч. С. 87.
[25] Там же. С. 90.
[26] Там же. С. 91.
[27] Цит. по: Коцюбинский Д. А. Русский национализм в начале ХХ столетия. Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001. С. 103.
[28] Цит. по: Репников А. В. Указ. соч. С. 190.
[29] Там же.
[30] Андрей Белый. Россия // Нация и империя в русской мысли начала ХХ века / сост., вст. ст. и прим. С. М.Сергеева. М., 2003. С. 331−332.
[31] Шечков Г. А. Наше знамя. Харьков, 1905. С. 8.
[32] Там же. С. 4.
[33] Там же. С. 4−5.
[34] Там же. С. 11.
[35] Там же. С. 5−6.
[36] Характерны в этом плане такие высказывания таких идеологов русского национализма как П. И.Ковалевский и М. О.Меньшиков. «Его (русского народа — А. И.) вера — вера православная, ибо она в его духе, в его существе, в его славянской природе» (Ковалевский П. И. История России с национальной точки зрения. СПб., 1912. С. 155). «Единая самодержавная власть в России вытекает прямо из характера национальных свойств русского народа. Из органической неспособности славян к объединению самих в себе и самоуправлению»; «Самодержавие в России является органическою национальною потребностью, без которой Россия существовать не может до поры до времени», — так мотивировал Ковалевский приверженность русских националистов к самодержавию (Цит. по: Коцюбинский Д. А. Указ. соч. С. 150, 165). То есть, если развивать эти мысли дальше, то получается, что если Православие и самодержавие не «подходило» бы к славянской природе, то и ценности в них никакой не было.
А вот заслуживающее внимания признание М. О.Меньшикова: «Как потомок православных предков, я не могу иметь иных, более привычных и приятных форм веры, кроме тех, которые вошли в мое сознание, с родным языком и родною мыслью. Тем не менее, мне режет ухо (! — А.И.), когда митинги крайних монархистов начинаются с «Царю Небесный» и оканчиваются «Спаси Господи»» (Меньшиков М. О. Третья культура // Нация и империя… С. 40).
[37] Так, лидер Союза русского народа Н. Е.Марков, характеризовал идеологию русских националистов как «национализм без веры и Царя», обвиняя их в «полном равнодушии» к православной вере и «непризнании царского самодержавия».
[38] Приведем лишь некоторые характерные примеры, поскольку тема эта уже не раз подробно освещалась. Так среди видных членов Союза русского народа и его покровителей встречаются немцы по происхождению — В. А.Грингмут и барон В. Ф.Таубе, поляки В. Ф.Залеский и С. К.Глинка-Янчевский, молдаване П. А.Крушеван и Г. В.Бутми-де-Кацман, грузин И. А.Думбадзе, француз В. Ф.Доррер, голландец граф Н. Ф.Гейден и многие другие. А в руководящем органе партии русских националистов — Всероссийском национальном союзе состояли такие люди как А. А.Потоцкий, Н. К.фон-Гюббенет, Ф. Н.Безак, А. И.Урсати, Н. П.Пештич — все, несмотря на свои нерусские фамилии, убежденные русские патриоты.
[39] Цит. по: Коцюбинский Д. А. Указ. соч. С. 98.
[40] Сергеевский Н. Д. Русское Окраинное Общество. Речь Н. Д.Сергеевского в первом собрании 27 апреля 1908 г. СПб., 1908. С. 14.
[41] Вступительное слово Председателя «Всероссийского национального союза» Петра Николаевича Балашева на первом собрании представителей «Всероссийского национального союза» 19 февраля 1912 г. СПб., 1912. С. 6−7.
[42] Цит. по: Коцюбинский Д. А. Указ. соч. С. 249.
[43] Лебедев С. В. Русские идеи и русское дело. СПб., 2007. (Цит. по электронной версии монографии, любезно предоставленной автору статьи).
[44] Там же.
[45] Сергеевский Н. Д. Указ. соч. С. 26.

Статья впервые опубликована: Трибуна русской мысли. Религиозно-философский и научно-публицистический журнал. 2007. N 7. Сентябрь. С. 92−102.

http://rusk.ru/st.php?idar=174842

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Александр Шахматов    24.12.2007 20:06
Русские должны себя любить, уважать, ценить и из-за всех духовных и физических сил защищать, тогда и все малые народы будут нас уважать и ценить на Российской земле! Сначала мы, а потом я, что России, а потом мне…
  Александр Шахматов    24.12.2007 19:44
Спаси Господи,Владимир Евгеньевич! Пробили меня до слёз!..
  timo    24.12.2007 19:41
"словами профессора Н.Д. Сергеевского: " "Россия для русских". Пусть так, … или даже прежде того надо сказать: "Русские для России". Это наша задача: … Не Россия для нас,… вот наш девиз" ".

Хватит уже русских дурачить. Только после того, как делом и жизнью другие этничности скажут "Не Россия для нас, а мы для России ", и русские это увидят, только тогда русские будут работать на уже русскую россию.
  Владимир Евгеньевич    24.12.2007 19:28
"Не Россия для нас, а мы для России – вот наш девиз"

Благородно, объединительно и понятно каждому, кто не ищет своей выгоды от счастливого случая родиться и жить на нашей прекрасной земле.

РОССИЯ! Именем святым наречена для нас Отчизна.
Твой образ мы в душе храним. Так было прежде – будет присно.
В судьбу твою и нашу жизнь прими истории мгновенье,
Как благодарственную дань спасительному благословенью.

С уважением к любящим РОССИЮ людям
Трусов Владимир Евгеньевич
  Александр Шахматов    24.12.2007 10:15
Эта статья очень серьезная, своевременная и требует умного рассуждения над ней! И, конечно же, под своими именами и фамилиями – в честь Святого и уважения своего рода, чтобы получилось искренно и благонамеренно для нашей Великой России!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru