Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургПротоиерей Григорий Дьяченко24.05.2006 

24 мая — память равноапостольных Мефодия и Кирилла, учителей словенских

Святые Кирилл (в мире Константин) и Мефодий, память коих совершается ныне, были дети Льва, солунского вельможи, славянина, получившего высокое образование у греков. Мать их звали Марией. Старший из братьев, Мефодий, сперва правил одной славянской областью близ Солуни, а потом удалился в малую Азию, на гору Олимп, для подвигов бла-гочестия. Кирилл учился сначала дома, потом в Царьграде, вместе с юным императором Михаилом, у знаменитого ученого мужа Фотия, бывшего впоследствии патриархом. За обширные познания его прозвали философом. Окончив учение, Кирилл сперва был книгохранителем при Софийском храме, потом преподавал философию. Но мир его не привязывал к себе, и скоро Кирилл, оставив все свои мирские занятия, поселился с братом на горе Олимпе.

Борис, или Богорис, царь болгарский, пожелал принять Христову веру, к чему убеждала его сестра, жившая несколько времени в Царьграде. К Борису послан был Мефодий. Показав Борису картину Страшного суда и изобразив ему блаженство праведников и муки грешников, Мефодий убедил его сделаться христианином.

Потом и другие славянские князья захотели услышать Евангелие не на латинском языке, на котором проповедовали им латинские и немецкие епископы, а на славянском. Это были князья моравские — Святополк и Ростислав, и Коцел, князь паннонский. К ним посланы были Кирилл и Мефодий, как знавшие славянский язык.

Желая, чтобы дело было прочно, Кирилл не хотел довольствоваться одной устной проповедью, а задумал изобрести славянскую азбуку. После усердного поста и молитвы он составил азбуку и стал переводить Евангелие с греческого языка на славянский. Четыре с половиной года трудились братья в Моравии и Паннонии и призывали народ к познанию Бога истинного. Кирилл перевел на славянский язык Евангелие, Псалтирь, многие чтения из Ветхого Завета, Литургию и богослужебный чин.

Но проповедь святых братьев причинила им много бедствий. Латинские епископы пожаловались папе Николаю на учителей славян, что они отдаляют славян от власти римского папы. Кирилл и Мефодий, повинуясь папе или патриарху, тогда еще не отделившемуся от вселенской Церкви, отправились в Рим, взяв с собою часть мощей святого Климента. Но в Риме был уже другой папа, Адриан II. Желая мира церковного, он принял проповедников милостиво, оказал подобающую честь мощам святого Климента, перенес их в храм, сооруженный в память святого Климента, принял из рук Кирилла и Мефодия славянский перевод священных книг и позволил в некоторых церквах Рима отслужить обедни, отчасти на латинском, отчасти на славянском языке. В Риме Кирилл от беспрестанных изнурительных трудов тяжко заболел; пред кончиной он принял схиму и, пред смертью, завещал Мефодию не оставлять дела просвещения славян, молил Господа не оставить просвещенных христианской верой славян и соединить их в православии и единомыслии. Кирилл скончался на 42-м году жизни, 14 февраля 869 года.

Похоронив Кирилла, Мефодий, в сане епископа паннонского и моравского, возвратился к славянам и с апостольской ревностью трудился здесь много лет среди враждовавших против него латинских проповедников. Мефодий прочно поставил в славянских землях дело евангельской проповеди, и труды его увенчались полным успехом. В течение шести лет почти все славянские народы стали совершать службу на языке славянском.

Чувствуя близость кончины, Мефодий из среды учеников избрал благочестивого и ученого мужа, по имени Горазд, которому завещал продолжать труды его, и затем мирно скончался 6 апреля 885 года. Переведенные святыми братьями и учениками их священные книги и церковная служба перешли впоследствии и в Русскую Церковь. Поэтому и мы прославляем Кирилла и Мефодия за то, что они даровали нам высшее благо: познание Бога истинного, грамотность и духовное просвещение.

Много поучительных уроков представляет нам жизнь и деятельность святых равноапостольных братьев. Во-первых, они учат нас братской дружбе и единодушию. Без сомнения, святых братьев связывали и одинаковые богатые от природы дарования, и полученное ими прекрасное образование, и одинаковое их святое настроение, и одно общее дело их апостольского служения единокровным славянам; но не глубже ли всех этих связей была у них связь кровного родства — братства. Не эта ли кровная братская связь привела их и к одинаковому их благочестивому настроению и к одному апостольскому и книжному труду, которому они отдавались во всю свою жизнь с таким постоянством, с таким самоотвержением? Уходит Мефодий на Олимп, — к нему спешит молодой инок Кирилл, и здесь они вместе предаются молитвенным и книжным трудам. Вызывают Кирилла в столицу Царьград для посольства его к славянским народам на проповедь апостольскую, — Кирилл упрашивает и своего брата Мефодия сопутствовать ему. Вместе они усердно готовятся к миссионерской деятельности, вместе разделяют труды и опасности долгого путешествия, вместе трудятся тут над просвещением славян и в их школах, и в храмах, вместе подвергаются нареканиям и нападениям со стороны врагов славянства; вместе препровождаются в Рим на суд к римскому первосвященнику. Кирилл в Риме от тяжких, изнурительных трудов изнемогает и готовится оставить земное поприще. Во имя этого кровного братства святой Мефодий неуклонно продолжает дело апостольства и книжных трудов у славян, начатое им и его братом. Вот образец крепкой, взаимной, братской кровной любви.

Затвердим себе крепко этот урок братской любви все мы, братья, особенно те из нас, для которых родство и даже кровное братство начинает мало-помалу терять свою силу. Вот как, к сожалению, и у нас бывает. Еще мальчиками братья начинают ссориться между собой и обнаруживают вражду, то друг против друга, то против сестер; а вырастут и поженятся, тогда для них не только отцовский дом мал, но отцовская усадьба тесна. Ссорятся они не только из-за отцовского наследства, из-за какого-нибудь клочка земли, но из-за какой-нибудь курицы, которая перелетела из огорода одного в огород другого. Ссорятся и братья между собой, ссорятся и их жены, ссорятся и их дети. Тяжело лежать в сырой земле и костям родителей от такой семейной безурядицы оставленных ими, как будто и пристроенных и поставленных на ноги детей. А что из этого может выйти? То же безладие, тот же позор, тот же грех, то же горе в род и род, до прекращения рода. Избави нас Бог от такого несчастья!

Се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе, — говорит пророк Божий Давид. Живите же, братия, между собою по-братски, по родственной любви, в единодушии, и Господь благословит всяким добром и вас, и детей ваших, и ваших внуков в род и род.

http://orthodox.etel.ru/2006/18/k_24kirill.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru