Русская линия
РИА Новости Владимир Симонов23.05.2006 

Православно-католическая оттепель

В отношениях Русской православной церкви (РПЦ) и Святого престола, похоже, наметился крутой поворот к лучшему. Миновали недавние мрачные времена, когда патриарх Всея Руси и папа римский занимали позицию глухонемых, неспособных к диалогу. Сегодня русское православие и католицизм явно осознали необходимость сближения перед лицом таких общих угроз, как исламизация Европы и агрессивный либерализм, подрывающий традиционную христианскую мораль.

На такой вывод наводят итоги встречи митрополита Кирилла, главы внешнеполитического ведомства Московской Патриархии, с папой Бенедиктом ХYI, состоявшейся на днях в Ватикане.

Аудиенции предшествовало освящение Кириллом церкви святой великомученицы Екатерины, первого православного храма в истории вечного города. Вообразить такое раньше было бы немыслимо: церковь Екатерины и собор святого Петра находятся на расстоянии прямой видимости. Но сегодня многие влиятельные иерархи обеих христианских конфессий усматривают в этом обстоятельстве важный символ. Настало время, когда две всемирные церкви не могут уклоняться от совместной работы по защите христианских ценностей, над которыми нависла, как считают и в Ватикане, и в России, серьезная опасность.

Было бы наивно усматривать эту угрозу только в стремительном умножении мусульманского населения во многих странах Западной Европы, где количество мечетей скоро может обогнать число христианских храмов. Возможно, намного тревожнее то обстоятельство, что демократия в ее хрестоматийной трактовке допускает такие проявления прав и свобод личности, которые не ограничены никакими моральными нормами. В результате добро как бы переступает черту, отделяющую его от зла. «Если свобода реализовывается вне нравственной системы ценностей, это приводит к раскрепощению человеческих инстинктов, к страшным последствиям, от которых содрогается мир», — предупредил митрополит Кирилл на своей римской пресс-конференции после встречи с понтификом.

В этом заявлении повторяются идеи, с которыми в последнее время активно выступают иерархи РПЦ. По их мнению, такие события недавней истории, как бомбежки христианских храмов Косово, не вызвавшие на Западе никакого возмущения, скандал с карикатурами на пророка Мухаммеда или история со шведским пастором, заключенным в тюрьму за высказывания против гомосексуализма — всё это яркие примеры неуважения норм морали, замаскированной под защиту прав человека.

С тех же нравственных позиций русское православие рассматривает и такой глобальный грех, как международный терроризм. Здесь не склонны сводить причины террористической эпидемии только к мятежу бедного Юга против богатого Севера, к неприятию арабским миром ближневосточной политики США или к так называемой «войне цивилизаций». Признавая значимость всех этих факторов, теологи РПЦ тем не менее ищут разгадку в душе террориста, где, как они считают, разрушена система нравственных ценностей. А без морального самоконтроля ничто не может удержать человека от того, чтобы замкнуть электрические контакты на «поясе шахида».

Таким образом, идея связи прав и свобод человека с нравственной ответственностью становится сегодня главной темой современности, считают философы русского православия. Судя по всему, дискуссия вокруг именно этой актуальной темы и становится главной основой сближения между Московской Патриархией и Святым престолом.
Это признают и влиятельные фигуры в Ватикане. О «прекрасных перспективах» для укрепления связей между «двумя сестрами христовыми» — православной и римско-католической церквями с воодушевлением отозвался на днях кардинал Роже Эчегерай, почетный президент Папского Совета справедливости и мира. Ватиканский деятель призвал вместе заботиться о душах людей во времена, когда «общество полно коварных соблазнов и опасностей».

Оттепель в отношениях РПЦ и Ватикана во многом смягчает, а, возможно, и нейтрализует то традиционное недружелюбие, какое до последнего времени испытывала к миссионерам католицизма Московская патриархия. Она не уставала упрекать католических братьев во Христе в порочном, с ее точки зрения, прозелитизме, то есть сманивании прихожан у отечественной церкви, да еще на ее исконной, канонической территории.

Ватикан всегда отвергал эти претензии, ссылаясь на то, что у РПЦ «иная и несколько расширенная концепция» прозелитизма. Московские иерархи усматривали в таких объяснениях много от лукавого. Они напоминали: когда дело касается интересов самого Ватикана, тот реагирует почти «по-русски». Например, Святой престол не перестает возмущаться «агрессивным прозелитизмом» в Бразилии, где католические приходы несут серьезный урон от активности протестантских сект, в частности, пятидесятников.

Сегодня эти традиционные противоречия как бы отодвигаются на второй план. В фокусе внимания двух всемирных конфессий оказалась защита христианской морали, связь свободы и ответственности человека за эту свободу. Близки подходы РПЦ и Ватикана к таким вызовам современности, как распад семейных устоев, разрушение природы и вопросы биоэтики, которые ставит перед человечеством научно-технический прогресс.

На фоне этой православно-католической оттепели перестает казаться чем-то невероятным и первая в истории встреча папы римского с российским патриархом. Причем по мнению, пробладавшему в кулуарах поездки митрополита Кирилла в Рим, подготовка к такой встрече может начаться раньше, чем принято думать.

http://www.rian.ru/analytics/20 060 522/48438462.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru