Русская линия
Эксперт Марк Завадский23.05.2006 

Как помирятся Святой престол и Поднебесная

После многолетней вражды Ватикан и Пекин делают первые шаги к примирению. Одним из главных препятствий к сближению может стать раскол внутри китайских католиков на «официальных» и «подпольных»

События последних трех недель, кажется, полностью перечеркнули все позитивные изменения, которые наметились в отношениях между Китаем и Ватиканом в начале этого года. Демонстративное рукоположение в сан епископов трех китайских священников, выбранных без неформального согласия Святого престола, не могло не вызвать жесткой реакции со стороны Ватикана, который довольно долго держал паузу, но в конце концов все же назвал произошедшее «серьезным нарушением религиозной свободы». Особенно папу римского возмутило то, что к участию в «незаконных церемониях» рукоположения двух Иосифов — Ма и Лю в провинциях Юньнань и Аньхой — принуждали лояльных папе епископов, тем самым «повязав» их общим грехом: если строго следовать церковным канонам, это может грозить им отлучением от церкви. Исключением стал лишь последний ритуал, состоявшийся 14 мая: епископ Чжан Силу, назначенный еще в 2000 году, но так и не прошедший через соответствующий ритуал, был вынужден рукоположить себя сам — несмотря на нажим со стороны официальных властей, другие епископы отказались участвовать в церемонии.

Впрочем, шансы на скорое восстановление дипломатических отношений между Китаем и Ватиканом еще сохраняются. В марте этого года папа римский Бенедикт XVI заявил, что готов приехать КНР в 2008 году во время Олимпиады, если из Пекина последует соответствующее приглашение. Тогда же появилась информация о предварительных прямых переговорах, прошедших в Риме. Приезд папы, без сомнений, может стать одним из гвоздей Олимпиады, которую в Пекине считают главным событием этого десятилетия.

Не исключено, что последние действия китайских властей свидетельствуют об активном вступлении КНР в переговорный процесс — в Пекине любят изначально занять сильную позицию по ключевому параметру дискуссии, а вопрос о назначении епископов, без сомнения, будет главным предметом будущего торга. «У Пекина сегодня есть все: членство в ВТО, международные выставки, встречи на высшем уровне. Китайским властям кажется, что в компромиссе с Ватиканом нет необходимости», — сказал глава гонконгских католиков кардинал Джозеф Цзэн. По его словам, Ватикан готов пойти на максимальные уступки Китаю, но для этого необходимо заинтересовать китайские власти начать переговоры.

Мировое соглашение

Первый жест примирения в сторону Пекина Ватикан сделал в 1999 году. Кардинал Анджело Содано объявил о готовности Ватикана разорвать дипломатические отношения с Тайванем и перенести официальное представительство Ватикана в Китае из Тайбэя в Пекин. В 2000 году папа римский Иоанн Павел II публично извинился перед китайским народом за прошлые грехи католической церкви. Правда, в том же году Ватикан без согласия Пекина провел канонизацию сотен китайских христианских мучеников, что вызвало ярость в Китае. Тем не менее за последние 10−15 лет отношения между открытой церковью и Святым престолом ощутимо улучшились, более 80% епископов официальной церкви уже признаны Ватиканом.

Главным условием восстановления дипломатических отношений помимо разрыва связей с Тайванем китайские власти называют прекращение «вмешательства во внутренние дела Китая», выражающееся в назначении папой епископов. Китайцы используют «демократическую» процедуру выборов епископов на съездах священников того или иного прихода.

У Ватикана есть большой опыт достижения компромиссов по этому поводу — например, епископы в странах Варшавского блока назначались после консультаций с местными властями. До сих пор похожие договоры остаются в силе во Вьетнаме и на Кубе. Но в Китае ситуация сложнее. Весь вопрос в том, кто будет определять круг кандидатов, за какой из сторон останется право решающего слова в этом вопросе? Ряд экспертов полагает, что последние «самовольные» назначения епископов являются личной инициативой руководителей Патриотической ассоциации китайских католиков, которые боятся за свое положение после нормализации отношений с Ватиканом. Сегодня в Поднебесной вакантными остаются более сорока позиций епископов, и от того, кто их займет, будет зависеть развитие китайской католической церкви в ближайшие десятилетия. Не исключено, что ассоциация стремится успеть провести на эти места лояльных себе священников, чтобы сохранить хотя бы часть своего влияния даже после воссоединения церквей.

Восстановление дипломатических отношений между КНР и Ватиканом может привести к дальнейшей международной изоляции Тайваня за счет католических стран Латинской Америки, которые захотят последовать примеру Святого престола. Безусловно, это решение будет не быстрым и не легким — тайваньские власти потратили миллионы долларов на выстраивание взаимовыгодных личных отношений с ключевыми политическими фигурами в Коста-Рике, Панаме, Никарагуа и Парагвае, но решение Святого престола теоретически может вызвать внутриполитическую дискуссию в этих странах. В Латинской Америке находятся 12 из 25 дипломатических союзников Тайваня, поэтому потеря этого региона для Тайваня будет равноценна катастрофе.

Слишком много общего

Впрочем, у центральных властей КНР по-прежнему существуют определенные опасения в отношении Ватикана. «В конце девяностых годов китайцы попытались оценить роль католической церкви в бывшей британской колонии. Насколько мне известно, выводы не понравились центральным властям. Несмотря на то что католиков в Гонконге не более пяти процентов, их роль в городе непропорционально велика», — говорит редактор центра Holy Spirit Бэтти Мэхью. Католики управляют сотнями школ и десятками больниц по всему городу, а глава конгрегации Джозеф Цзэн в 2002 году был признан «самой значительной персоной года» по версии крупнейших гонконгских газет. «В Китае все еще опасаются усиления католической церкви. Особенно учитывая имидж 'разрушителя коммунизма', который сложился вокруг личности предыдущего папы», — считает Бэтти Мэхью.

Джозеф Цзэн утверждает, что эти опасения совершенно беспочвенны. По его мнению, католическая церковь в Китае не в состоянии играть серьезную политическую роль, что доказали события на площади Тяньаньмэнь. В 1989 году католические священники не поддержали студенческие волнения, и это в определенной степени успокоило китайские власти и облегчило положение китайских католиков. «Между Польшей и Китаем огромная разница. К моменту крушения коммунизма в Польше было более девяноста процентов католиков, в Китае их меньше одного процента. Иоанн Павел II ни разу в своей жизни не произнес ни одной речи, в которой бы призывал к смещению режима в КНР», — утверждает Джозеф Цзэн.

Как неофициально признают католические иерархи, то, что Ватикан не поддержал студенческие акции протеста 1989 года, способствовало ослаблению давления на китайских католиков. Нынешнему папе Бенедикту XVI в этом смысле должно быть еще проще налаживать отношения с китайскими властями, поскольку у него нет специфического коммунистического прошлого, которое мешало Иоанну Павлу II.

Впрочем, по мнению Бэтти Мэхью, недоверие Китая к католицизму кроется не только в личности Иоанна Павла II, а имеет под собой более глубокие основания. «Во внутреннем устройстве католической церкви китайские власти видят много общего с тем, как устроена китайская политическая система», — утверждает она. Именно поэтому китайцы не готовы поверить в сугубо религиозную сущность власти папы римского над католиками. Китайские власти склонны видеть в духовной власти папы машину принуждения с техническими возможностями намного шире декларируемых. Поэтому даже после установления дипломатических отношений с Ватиканом контроль над католическими общинами будет строже, чем над протестантскими. Председатель КНР всегда будет видеть в папе конкурирующую силу, пусть не представляющую угрозы в настоящем времени, но потенциально опасную в будущем.

Трудности примирения

Официальная католическая церковь сегодня оценивает число своих прихожан-китайцев в четыре миллиона. В Ватикане говорят о еще восьми миллионах членов подпольных общин. По данным на середину мая 2006 года, в открытой церкви было 68 епископов, еще 38 принадлежало к подпольной церкви. По всему Китаю действуют 36 духовных семинарий, в которых учатся около 1400 человек. При католических приходах существуют сотни детских домов и десятки детских садов. По всему Китаю действуют более шести тысяч католических храмов, не считая домашних церквей «подпольной» церкви.

На самом деле в Ватикане очень не любят термин «подпольная церковь», предпочитая говорить об «официальной» и «неофициальной» конгрегациях в рамках единой китайской католической церкви. Определенный резон в этом есть, подпольные общины уже давно не скрываются в катакомбах от китайской полиции, в некоторых городах их молельные дома даже больше, чем церкви при официально признанных католических приходах.

«Положение тайных католиков во многом зависит от местных властей, в некоторых провинциях им приходится по-настоящему скрываться, но в большинстве случаев они действуют почти открыто», — говорит Бэтти Мэхью. Даже частые аресты священников все меньше напоминают настоящие полицейские мероприятия. В марте 2005 года в провинции Хэйлунцзян на севере Китая была задержана группа «подпольных» католических и протестантских священников. Для служителей церкви устроили показательную экскурсию в Пекин, продемонстрировав достижения социалистического строя, затем поселили на несколько дней в одной из гостиниц при местном отделе Госбезопасности — читать китайские газеты. «В последние годы священники уже не получают сроки больше двух-трех лет. Да и в тюрьму попадают очень немногие. Большинство арестованных либо находились под домашним арестом, либо содержались в гостиницах и общежитиях при полицейских участках», — рассказывает Бэтти Мэхью.

На самом деле основная проблема в деле примирения Китая и Ватикана заключается в самих членах «подпольных» общин, которые зачастую не готовы к компромиссу с теми, кого они считали грешниками и предателями в течение сорока лет. Часть тайных общин находится на грани ухода в откровенное сектантство из-за нехватки литературы и плохого образования священников, в некоторых местах существует настоящий культ невежества, утверждается, что знание Библии и церковных канонов не спасает от греха. «Процесс примирения двух католических общин для Ватикана будет намного сложнее и мучительнее будущих переговоров с китайскими властями о восстановлении дипломатических отношений», — утверждает Джозеф Цзэн. Существует большая вероятность, что в случае официального примирения часть «непримиримых» откажется его признать, пополнив и без того многочисленные ряды сектантов.

http://www.expert.ru/society/2006/05/vatikan_i_pekin_delayut_pervye_shagi_k_primireniyu/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru