Русская линия
Православие и современность Александра Архангельская23.05.2006 

Готова ли школа принять Православие?
Субъективные размышления православной мамы

Юлька — полное соответствие своему имени: настоящая юла, девочка живая и непосредственная. На уроке перед контрольной быстренько перекрестила себя, потом тетрадку.

— Это ты зачем тетрадку крестишь? — повис в тишине класса голос учителя.

— Чтобы контрольную лучше написать, — моментально подняла белобрысую челку от парты пятиклашка.

— Чтобы контрольную написать, надо не креститься, а не вертеться и домашнее задание учить, — по слогам отчеканила педагог.

Когда на переменке Юлька достала из рюкзачка яблоко и, опять же перекрестившись, стала его грызть, это не прошло незамеченным: кто-то из мальчишек хихикнул, кто-то из девочек поджал губы. Это было в конце первой четверти. А на весенних каникулах Юлька, вздохнув, сказала маме: «Я такая одинокая!».

— Дочка вообще-то очень общительная, а вот в классе отношения пока как-то не складываются, — говорит Юлина мама и вспоминает, как учительница обратилась к ней во время собрания: «Она у вас крестится на уроке. Надо что-то делать!»: — Я даже растерялась, оправдываться стала, что не учила ее на уроке креститься. А потом думаю: а в чем проблема-то?

Проблема в том, что зачастую школьные учителя на проявления детской веры реагируют не вполне адекватно. Что делать с «трудным подростком», они знают, а вот что делать с маленьким православным — нет. На педагогическом уровне он для них — новый объект, «методики взаимодействия» с которым они в институте не проходили. Поэтому общение далекого от Православия учителя с маленьким верующим переходит на уровень бытовой, где все зависит от внутренней культуры, такта и любви к детям. Получается, что пока верующий ученик для школы — лишняя проблема: то он щи с мясом в столовой не ест, то по вопросам семьи и брака не то мнение на показательном классном часе высказывает, то в выходной из-за занятий в воскресной школе явку на «Веселые старты» срывает. Отсюда — подсознательно не слишком позитивное отношение, которое даже если не проявляется, то классом все равно чувствуется. Стоит ли удивляться тому, что зачастую православные дети в школе если не «такие одинокие», как Юлька, то в разной степени все же ощущают дискомфорт. Большинство по этой причине Православие не то чтобы скрывают, но не афишируют.

Кстати, мне кажется, что если бы в том же Юлькином классе сосед по парте заявил, что он мусульманин — большинство одноклассников среагировали бы примерно так: «О, мусульманин — это круто!». Если честно, очень сомневаюсь, что и учительница продемонстрировала бы ребенку (а уж тем более его родителям!) какой-либо негатив по этому поводу, по крайней мере, постаралась бы быть предельно тактичной. Не думаю, что это результат каких-либо предпочтений на религиозной почве. Скорее — результат вольной или невольной пропаганды ислама (информационных поводов для этого — хоть отбавляй) да сформировавшееся в последнее время благодаря этому восприятие его как «религии силы». Ну, а православные дети — что ж, они «свои», а со своими у нас как-то не принято церемониться.

Самое интересное, что в зимние каникулы в Юлькином классе отмечали Рождество — силами родительского комитета накрывали «сладкий стол» и устраивали чаепитие, а перед этим детишки наизусть читали красивые рождественские стихи, которые раздала им учительница. Такое вот внеклассное мероприятие… Хорошо, что оно было. Плохо, если оно проводилось «для галочки», оставив след лишь в планах и отчетах, а не в душах детей.

Как вы думаете, почему «Основы православной культуры» до сих пор не ввели в школьную программу? Я думаю, дело в том, что школа не готова пока принять Православие: педагоги в основной массе не готовы. Там, где учитель душой ощущает потребность дать детям эти основы, он будет вести этот предмет сам, без «обязаловки» — на уроках ли, факультативно ли, и директора с завучем убедит, что без этого предмета — ну просто ника к. В одной из саратовских гимназий еще пятнадцать лет назад (!) факультатив по истории Православия вел учитель-словесник. Так на эти занятия дети вместе с родителями ходили! Конечно, такие учителя есть и сейчас, но что делать тем, кому, как Юле и ее маме, не повезло?

Придет ли Православие в школу?.. А вы разве не видите — оно уже идет! Вот на школьное крыльцо вприпрыжку взлетает Юлька, вот аккуратно закрывает за собой тяжелую школьную дверь серьезный Игорь, вот мелом выводит на доске условие задачи голубоглазый Сережа, а вот красавица Леночка помогает разобраться с упражнением соседке по парте… Оглянитесь в храме — посмотрите, сколько детей вокруг, а ведь все это — ученики наших школ!

После разговора с Юлиной мамой я провела опрос среди знакомых студентов. Вузы — разные, смысл ответа — один: проблем в общении со сверстниками православные студенты не испытывают. «Ну, у нас есть ребята — в синагогу ходят, один в мечеть отпрашивался со спецкурса. Здесь нет никакой проблемы. Это личное дело каждого», — пожимает плечами очередной мой собеседник. Отрадно, что молодежь — то есть то ближайшее «будущее», которое совсем скоро придет на производство, в школы, больницы, в большинстве своем демонстрирует нормальную религиозную терпимость. Вот только Юльку жалко. Она нового поколения учителей не дождется, вырастет. Надо что-то делать, чтобы перед началом следующего учебного года не услышать от Юльки: «Мам, я в школу не пойду». «Была бы православная гимназия — перевела бы не задумываясь», — вздыхает ее мама. Думаю, что об открытии такой гимназии мечтает не одна она.

http://www.eparhia-saratov.ru/cgi-bin/print.cgi/txts/journal/articles/02society/112.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru