Русская линия
Время новостей Федор Серебрянский,
Иван Гордеев
22.05.2006 

Христа ради
Ватикан и РПЦ нашли общий политический язык

Московская патриархия, похоже, готова сгладить разногласия с католиками внутри России ради стратегического союза с Ватиканом на европейской политической сцене. Пафосное освящение православной церкви Святой Екатерины в Риме, собравшее в конце минувшей недели не только иерархов РПЦ, но и высокопоставленных российских чиновников, завершилось весьма символичной встречей митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла с Папой Бенедиктом XVI. Даже из обтекаемых и осторожных формулировок, которые использовал владыка Кирилл для описания своего беспрецедентного визита в резиденцию понтифика, было ясно, что и Святой престол, и патриархия считают необходимым активизировать действия, направленные на повышение авторитета христианства в Старом Свете и сохранение европейцами христианских ценностей. Судя по всему, перед лицом постепенной исламизации Европы, а также продолжающейся либерализации нравов, или, как выражается митрополит Кирилл, «обмирщения общества», западные и восточные христиане могут временно забыть о своих давних распрях, да и о новых спорах — о прозелитизме и канонических территориях. «Те сложные богословские вопросы, которые нам достались от Средневековья, пускай обсуждаются своим чередом. Но вот то, что сегодня ждут от церквей люди, нужно обсуждать более динамично и нужно, конечно, выходить на совместные решения», — заявил митрополит в интервью телеканалу «Россия» после встречи с понтификом.

Со своей дипломатической миссией посланник патриархии справился довольно успешно. Митрополит Кирилл ознакомил Бенедикта XVI с разработанной в недрах РПЦ новой Декларацией прав и достоинства человека, которую православные священнослужители уже активно пропагандируют среди западнохристианских коллег в противовес мирской правозащитной доктрине. Владыка Кирилл в начале мая уже разъяснял посланцам Ватикана на православно-католическом форуме в Вене основную идеологию и положения этой декларации, которая утверждает приоритет духовности и нравственности над положениями светского права. А теперь смог представить ее и самому Папе Римскому, заинтересовав понтифика. Судя по всему, иерархи согласовали совместную позицию и по ряду других «вопросов, которые ставит развитие человеческого общества», из сферы биоэтики, семейной жизни и, возможно, кинематографа и тоже остались довольны друг другом. «Я могу свидетельствовать об очень высоком уровне согласия по обсужденным вопросам», — подчеркнул после визита в Ватикан митрополит Кирилл. Спорные вопросы если и обсуждались, то не афишировались, хотя перед посланцем патриархии понтифик принял делегацию российских католиков во главе с митрополитом Тадеушем Кондрусевичем, который мог поведать о проблемах своей паствы и священнослужителей в России.

От Йозефа Ратцингера, которого считают более консервативным и практичным Папой по сравнению с Иоанном Павлом II, уже давно, и особенно после неудачи с попыткой провозгласить христианство одним из базисов европейской конституции ждали конкретных шагов в направлении политического союза с православием. И Бенедикт XVI, по утверждению митрополита Кирилла, действительно инициировал «конкретные действия, способствующие сближению двух наших церквей». И хотя о полноценном союзе, как и о встрече Папы Римского с патриархом Алексием II, говорить пока не приходится, дипломатическая работа эмиссаров — митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла и кардинала Вальтера Каспера — заметно активизировалась. Закрепить наметившееся партнерство в Европе католические и православные иерархи намерены в начале июля на Всемирном саммите религиозных лидеров в Москве, куда Ватикан, по сообщению Интерфакса, собирается направить весьма представительную делегацию.

Необходимо отметить также, что посещение Ватикана митрополитом Кириллом, являющимся одним из самых влиятельных членов Священного синода, состоялось практически синхронно с объединительным собором Зарубежной церкви. Важно, наконец, и то, что фигура нынешнего Папы в гораздо меньшей степени смущает иерархов РПЦ, чем личность его предшественника. Мощная харизма покойного Иоанна Павла II сама по себе могла рассматриваться как угроза и соблазн для нестойких православных. Не будем забывать также, что, несмотря на частые заявления покойного понтифика о желании посетить Россию, реальную политику Ватикана на развалинах Советского Союза вряд ли можно было назвать партнерской.

http://www.vremya.ru/2006/86/51/152 465.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru