Русская линия
Седмицa.Ru19.05.2006 

Современные проблемы теологического образования

Жизнь Церкви получила в наше время второе дыхание: восстанавливаются храмы, разрушенные в годы богоборчества, возводятся и наполняются прихожанами новые, во многих светских государственных Вузах открываются богословские кафедры. Но и сейчас будущее теологического образования находится под угрозой. И сегодня перед руководителями теологических кафедр стоит задача убедить чиновников Министерства образования и науки, что существуют значительные различия между теологией и другими гуманитарными дисциплинами, такими как религиоведение и философия, которые также специализируются в области религиозного знания. И по сей день у некоторых возникают сомнения в целесообразности сохранения направления «Теология» в Общероссийском классификаторе образовательных направлений и специальностей высшей школы. Уничтожение теологии как самостоятельной дисциплины ставит под удар многочисленные богословские кафедры, существующие в российских государственных и негосударственных ВУЗах. На данный момент в России более тридцати ВУЗов обладают лицензией на реализацию образовательных программ по теологии, из них двадцать государственных и одиннадцать негосударственных, еще восемь кафедр теологии планируется открыть в ближайшее время.

Диалог между учебными заведениями и Министерством образования более или менее успешно развивается с 1992 года. Теперь в образовательной политике государства наступает новый этап. Послание президента 2004 года вызвало к жизни новый девиз, которым руководствуется в работе Министерство образования: «Подготовка специалистов под конкретные потребности общества и экономики» — ориентация на так называемый социальный заказ.

В свете грядущей реформы образования возникла необходимость осмыслить место теологии, как самостоятельной дисциплины, в обновленном образовательном пространстве Российской Федерации. С этой целью мы задали ряд вопросов представителям Московского Патриархата, научным сотрудникам Вузов, и руководителям государственных организаций

Какой опыт уже существует в вопросе трудоустройства выпускников теологических подразделений?

Иерей Александр Козин, заведующий сектором спецслужб Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата: — Именно армия в 1994 году одна из первых обратилась к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой заключить соглашение о взаимодействии. На основании этого документа начала формироваться система религиозного образования в Вооруженных Силах России. Так что в 1995 году был создан Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами. В войсках это было востребовано, потому что упразднение воспитательных структур привело к некоторому вакууму. Чем обладает сейчас система воспитания силовых структур? Институт политработников упразднен, институт воспитателей формируется из числа офицеров, которые недостаточно проявили себя на командных или инженерных должностях. Именно этих людей назначают в воспитатели. Это приводит ко многим проблемам, которые возникают в армии именно из-за того, что утрачена традиция воспитания в семье, в школе, и, естественно, традиция духовного воспитания молодежи. Вот почему вопросы теологии для войск очень важны. Отдельным вопросом является проблема насыщения факультативов по православной культуре в армии. В первую очередь, туда должны входить нравственное богословие, история своей страны и история Церкви, христианская этика. Кроме того, в связи с предложением о том, чтобы Церковь во всей полноте обратила внимание на армию, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы теология исчезла из системы образования в России. Нам надо обратиться к изучению дореволюционного опыта, в том числе и традиции духовного окормления военнослужащих, нам надо обратиться и к опыту, который наработан западными армиями, западными странами, западными системами образования. Но нельзя упустить и свой исторический опыт, тогда это станет залогом нашей духовной безопасности.

Что может дать теология современному обществу, России?

Иерей Александр Козин, заведующий сектором спецслужб Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата: — Только теологическое образование, направленное на духовное обновление России, гарантирует обеспечение безопасности развития человека и гражданина, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма. Оно также позволяет повысить культурный и научный потенциал страны путем нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению религиозного экстремизма, сепаратизма, и, вызванных ими социальных межэтнических, и межрелигиозных конфликтов, а также терроризма на религиозной почве. Только сохранение теологического образования сделает государство способным противостоять деятельности сект и псевдорелигиозных организаций.

Что привносит возрождение теологии в область современных гуманитарных наук?

В.Н. Катасонов, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой научной апологетики ПСТГУ:  — Современная научная культура страдает большой раздробленностью. Существует масса наук, с разных сторон изучающих человека, природу, историю, но остается вопрос, как получить истину, целое, как объединить всё это знание. Существуют также внешние проблемы: как привязать отдельную специальность к целому науки, к целому культуры и к целому общества. Это философский, мировоззренческий, вопрос, который затрагивает такие серьёзные темы, как вообще место человека в космосе, судьба человека в истории, идеал человека, идеал истины и, естественно, он подводит к вопросу о Боге. Уже Кант говорил, что познание и наука сами по себе будут неполными, если разум не поставит этот вопрос. Поэтому вопрос о Боге, а также теология, возникают уже из систематически построенного естествознания. Можно делать вид, что того, о чём говорит религия, нет, но вряд ли это будет соответствовать традициям большой культуры, которым должно следовать образование в России, вряд ли это будет соответствовать традициям европейской культуры. Поэтому представление о том, что наука может существовать без этих больших философских вопросов, подводящих к богословию, — это наивное, вульгарное представление. Познанием, даже естествознанием можно заниматься только предполагая, что в природе присутствует Логос, по крайней мере, как система законов. Поэтому уже в рамках естественнонаучных дисциплин возникают такие классические богословские вопросы, которые нужно специально изучать. Положительное же богословие основано на Откровении. Кто-то может не верить в Бога, но, будучи трезвым человеком и честным учёным, он не может игнорировать идущую через всю историю линию культурной традиции, также тесно связанную с секулярной мыслью. Историческая религия являет нам череду пророчеств и свершений. Все эти представления как ориентиры или как базис входят в корпус основных подразделов культуры. Мораль, государственное устройство, военная доктрина — все эти сферы культуры неразрывным образом связаны с представлениями об Истине, о сверхценности, о Логосе, который правит миром. Определённым образом на них ориентированы философия, история, история культуры.

Одной из основных тенденций в современном образовательном развитии является ориентация на восстановление отечественных и европейских традиций образования. Какое место занимала теология в традиционном, классическом образовательном процессе?

И.П. Рязанцев, доктор исторических наук, профессор, заместитель декана социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова: — Образование является важнейшим конструктом общества, так как именно образование — тот механизм, благодаря которому культурные достижения транслируются от одного поколения к другому. И школа и университет родились в рамках Церкви: при монастырях, при церквях появились первые институты образовательной деятельности. Очевидно также, что в течение длительного времени теология являлась ядром культурного опыта, основой системы знаний. Только в XVI веке началась секуляризация системы образования. Но в течение длительного времени теология оставалась тем стержнем, ядром, вокруг которого формировалась вся система знания и культурный опыт человечества. В 90-е годы ХХ века в ответ на насущные потребности социальной практики рождается современное российское богословское образование. В кризисные периоды развития общества стремление к образованию было своеобразной инстинктивной силой, в значительной степени благодаря которой кризисные явления преодолевались. Так что потребности общества в формировании нового духовного, социокультурного потенциала совершенно очевидны".

Известны последствия, к которым привело гонение православия и в частности теологии в советском государстве. Приемлема ли подобная дискриминация в образовательной системе современной России?

И.В. Метлик, доктор педагогических наук, ведущий научный сотрудник Государственного научно-исследовательского института семьи и воспитания: — Современное гражданское общество не формируется заново, а восстанавливается, именно поэтому нам надо опираться на наши традиции, восстанавливать все лучшее из своего исторического прошлого, заимствуя из зарубежной практики только то, что необходимо, полезно и не противоречит российским культурным и образовательным традициям. Совершенно очевидна значимость теологического образования для перспектив общественного развития в стране и восстановления структур самоуправления гражданского общества. Это касается всех сторон общественной жизни: и политики, и хозяйственной экономики, и культуры, и системы образования. Основы мировоззрения, культуры личности закладываются в семье и школе, в студенческие годы. Недостатки образовательной системы предыдущего периода привели к скованности мышления, определили его вульгарно-материалистическую пониженность. Это источник косности и слабости элиты советского общества, обусловивший его кризис. Одновременно, после 1991 года это стало причиной агрессии, подчинения, идеологического и духовного воздействия, духовной несамостоятельности образованного класса общества, деятелей культуры, управленцев, чиновников. Полноценное восстановление структур гражданского общества невозможно без наличия специалистов в области религиозных знаний, не скованных традицией философской критики религий. Хотя научно-философское религиоведение — это также необходимая и значимая часть культуры, которая, несомненно, должна быть представлена в образовании. Но если в области знания о религии будет представлена только эта традиция, общество не сможет свободно развиваться, тем более не смогут возрождаться институты гражданского общества. Это все равно, что дать право говорить о философии исключительно богословам, или право говорить о татарской культуре исключительно русским. И то, и другое в современном обществе и неправомерно, и несерьезно. Современное гражданское общество предполагает взаимодействие, учет интересов разных социальных, конфессиональных и этнических групп.

Если посмотреть на проблему с юридической точки зрения, к каким правовым нормам можно прибегнуть для защиты теологии?

И.В. Метлик, доктор педагогических наук, ведущий научный сотрудник Государственного научно-исследовательского института семьи и воспитания: — Первое, что я хотел бы отметить — это аспект значимости теологического образования и подготовки теологов для свободного развития личности. Сохранение теологического образования реализует одну из основных базовых свобод личности в современном обществе и демократическом государстве — свободы мировоззренческого выбора. В Конституции Российской Федерации заявлено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, их признание, соблюдение и защита — обязанности государства. Соответственно в 14 статью закона «Об образовании» включено требование, что содержание образования должно учитывать разнообразие мировоззренческих подходов, а также должно способствовать реализации права учащегося на свободный выбор мнений и убеждений.

Мировоззренческие и методологические подходы к пониманию религии и преподаванию знаний о религии в системе образования можно свести к двум основным. Это религиозный и нерелигиозный мировоззренческие подходы. С точки зрения рациональной науки религиозные мировоззренческие подходы, понятия, взгляды на мир являются не более обоснованными, чем нерелигиозные, философские. Критерием научности не может служить только лишь отсутствие представлений о Боге, духовных началах или сущностях. Аксиоматические основания любых глобальных философских доктрин, например, философского гуманизма также рационально не обоснованы и фактически не явлены. Любое мировоззрение как таковое не может быть строго научным, рационально доказуемым. Соответственно, религиозные и нерелигиозные мировоззрения сосуществуют в обществе и системе образования, отражая то или иное соотношение различных мировоззренческих групп в конкретном обществе. Таким образом, право личности в области образования, которое декларировано в Конституции (личность как главная ценность государства) должно быть реализовано и в сфере как среднего, так и высшего образования. Это касается как теологии в ВУЗах, так и изучения основ религиозной культуры в средней школе. В конституции также установлено отсутствие государственной, обязательной для всех религии или идеологии. Поэтому ни одна философская система, в том числе система философского позитивизма, антропоцентризма, эволюционизма, как мировоззренческие основы философского религиоведения, не могут занимать доминантное положение в системе образования. Теологическое образование в ВУЗах, изучение религиозной культуры без совершения религиозных обрядов в общеобразовательной школе — это реальное обеспечение на практике базовых прав личности в области образования.

Одной из проблем теологического образования в России является отсутствие возможности научного роста для выпускников теологических отделений, т.к. научных степеней кандидата и доктора теологических наук не существует. В сложившийся ситуации защита диссертаций по другим специализациям — эффективный способ решения проблемы. Поэтому широко распространена практика защиты диссертаций на других факультетах в различных институтах. Год назад ПСТГУ заключил договор о сотрудничестве с Институтом российской истории РАН. Что же сделано за год сотрудничества ПСТГУ и ИРИ РАН?

В.М. Лавров, доктор исторических наук, заместитель директора Института российской истории РАН:
— Одна из целей сотрудничества Института российской истории Российской Академии Наук и Свято-Тихоновского университета заключается в том, чтобы попытаться соединить глубокую православную духовность с высоким академическим профессионализмом. Такое сочетание, безусловно, должно дать рывок в осмыслении русской истории. Без него по-настоящему русскую историю осмыслить нельзя. Кроме того, сейчас мы вышли на такую форму сотрудничества как создание совместных исследований, уже подготовлена совместная монография. В нашем институте это всё происходит впервые. Впервые там, где еще недавно висел портрет главного безбожника, стояла икона Христа из Свято-Тихоновского университета, впервые прозвучала молитва. И пока этого не произошло, приходилось думать, как это будет принято сотрудниками? Как это воспримет диссертационный совет, в большинстве своём состоящий из атеистов, среди которых есть и воинствующие атеисты, не «засыплет» ли диссертанта при тайном голосовании? Но удалось собрать абсолютное большинство голосов. Были и интересные случаи. Встаёт такой воинствующий атеист и говорит: «Репрессии против верующих в СССР не было». Доктор наук, разубедить его невозможно, не было и всё. С другой стороны, встаёт вдруг коммунист, достаёт кошелёк, оттуда достаёт крестик и говорит: «Я не верующий, но родители мне дали крестик, и я всю жизнь ношу его с собой». Вот так это происходит. Всё впервые. Мы провели две совместных конференции Центра истории религии и Церкви, Института российской истории и Свято-Тихоновского университета. Эти направления были созданы буквально за год, и с уверенностью можно назвать опыт удачным. Безусловно, есть социальный заказ на подготовку православных историков, православных экономистов, православных филологов. Необходимы верующие православные физики, математики, биологи и т. д. Вообще есть заказ на православных россиян. Если их будет недостаточно, то мы не сможем возродить Россию.

Вопрос сохранения стандарта по теологии касается только светской системы образования. Сохранение стандарта позволит открывать новые подразделения теологии в различных государственных и негосударственных светских ВУЗах. Практика целого ряда российских университетов и институтов доказала их способность готовить высококвалифицированных специалистов в области религии, свободных от печального наследия государственного атеизма. Так что при всех спорах и различиях, религиозная и светская системы образования по-хорошему обречены на сотрудничество.

Духовные учебные заведения, такие как, например, Московская духовная семинария, также готовят специалистов по теологии, но по законам Российской Федерации они не получают государственную аккредитацию, а студенты не получают дипломов государственного образца. Но духовные школы также способны реализовывать стандарты по теологии, религиоведению и др., установленные государством.

Как решается вопрос частичной аккредитации духовных школ в части реализации образовательных госстандартов?

А.В. Журавский, кандидат исторических наук, заместитель директора департамента межнациональных отношений Министерства регионального развития Российской Федерации, зампредседателя «Комиссии по вопросам религиозных объединений» при правительстве Российской Федерации: — В рамках существующей системы теологического образования остро стоит вопрос о предоставлении права религиозным организациям b образовательным учреждениям преподавать по государственным образовательным стандартам. В перспективе это означает предоставление возможности духовным школам и религиозно-образовательным учреждениям аккредитоваться по принятым государственным стандартам в части реализации государственных образовательных стандартов и выдавать вторые дипломы, признаваемые государством. Вопрос о необходимости рассмотрения этой проблемы впервые возник после того, как 1 июня 2005 на президентском совете мусульмане заявили j необходимости предоставления такого права. Религиозные образовательные учреждения, действительно, должны иметь право преподавать по государственным образовательным стандартам при соблюдении всех соответствующих требований и выдавать дипломы государственного образца. Это позволит ввести их в единое образовательное пространство и, таким образом, будут соблюдены права человека.

Какие существуют перспективы решения этой проблемы?

И.В. Понкин, доктор юридических наук, директор Института государственно-конфессиональных отношений и права: — «Министерство образования заняло совершенно странную позицию — любой ценой не допустить позитивного решения вопроса о возможности государственной аккредитации духовных школ в части реализации гособразовательных стандартов. Вопрос заключается в том, может ли Духовная семинария Русской Православной Церкви или аналогичные образовательные учреждения мусульман, евреев, протестантов, католиков, давать два диплома в том случае, если оно реализует образовательные стандарты профессионального образования по культурологическим специализациям, по специальности философия и так далее. Один из дипломов, выдаваемых духовной школой является узко конфессиональным, значимым в образовательной системе и учреждениях данной религиозной организации, данной конфессии, а также предполагается параллельно выдавать второй диплом государственного образца. Например, диплом культуролога, философа, искусствоведа, филолога, историка или юриста. На сегодня практически ни один светский юридический ВУЗ, ни один факультет не осуществляет полномасштабную подготовку по проблематике конфессионального права: церковного права для Русской Православной Церкви, права шариата для мусульман. При попытке разрешения этой проблемы Министерство образования и науки согласилось с поправками в целый ряд нормативно-правовых актов федерального уровня. Но эти поправки, не решают проблемы, являясь своего рода уловками, пустыми по содержанию. Предполагая направление дальнейшего развития событий, можно представить, что Министерство образования Российской Федерации выработает некую неполноценную аккредитацию для духовных школ. В то время, как не существует препятствий для получения государственной аккредитации на общих основаниях, если духовное образовательное учреждение может обеспечить параллельное обучение по государственным стандартам на таком уровне, который им отвечает. В таком случае это никаким образом не нарушает ни светскость государства, ни разделение религиозных объединений и государства, Церкви и государства. Так как диплом государственного образца значит только то, что государство устанавливает определенные стандарты, определенные требования к качеству, к уровню и содержанию образования. В данном случае государство выступает гарантом того, что в данном ВУЗе это качество, содержание и уровень образования соблюдены и реализуются в установленном законом порядке. Тем не менее внесенные Министерством образования и науки поправки не закрепляются конкретные правовые механизмы признания эквивалентности дипломов, а кроме того многие поправки вносятся в непрофильный закон и не будут иметь определяющего значения.

С такими же проблемами сталкиваются руководители теологических подразделений в странах СНГ, например, в Белоруссии.

Иеромонах Серафим (Белоножко), проректор Богословского института при Минском государственном университете: — Нас волнует вопрос трудоустройства выпускников. Мы, конечно, ставим перед собой вопрос: «Для чего и куда мы готовим теологов?». Может быть, выходом из этой ситуации, дополнительным фактором, способствующим успешному трудоустройству наших выпускников, была бы параллельная специальность. Мы сейчас думаем, какой могла бы быть это специальность: теолог — социальный работник, или теолог-историк. Во всяком случае, нам бы хотелось, чтобы наш выпускник мог найти себе применения в реальных условиях. Белорусская школа не имеет таких предметов, как теология, Основы православной культуры, ни даже религиоведения, которое преподают в гимназиях и колледжах, но которое отсутствует в программе обычной школы. Этот предмет, безусловно, есть в ВУЗах, но и здесь мы сталкиваемся с проблемой трудоустройства, потому что в ВУЗах желают видеть уже «остепененного» специалиста. Мы попадаем в замкнутый круг, так как научных степеней кандидата и доктора теологии нет. Мы заключили соглашения с Министерством образования и другими все ведомства вплоть до пограничных войск, и конечно, все эти соглашения открывают большие горизонты для деятельности специалистов в области теологии. И мы надеемся, что теологи в Белоруссии и России будут востребованы, будут востребованы и в школе, и в высшем образовании и во многих других сферах жизни. Только теология сможет одухотворить, оживить и обновить гуманитарное образование, из которого она изгонялась на протяжении всех этих прошедших лет.

Для нас также является болезненным вопрос о признании учёных степеней, присваиваемых выпускникам духовных школ и Академий. Мы даже шутим: «Главное, чтобы диплом семинарии признавал архиерей». Но в ближайшее время не предвидится положительное решение данного вопроса, так как белорусское Министерство образования в первую очередь ориентируется на опыт России. Для государственной аккредитации (получение двух дипломов) белорусские духовные школы должны соблюдать требования, которые были бы нелегки для них. В Белоруссии для этого необходимо ввести блок социально-гуманитарных дисциплин, которые занимают уйму времени и львиную долю часов.

* * *

Итак, в данный момент самым болезненным остается вопрос сохранения направления «Теология» в общероссийском списке образовательных дисциплин. В наше время теология, безусловно, стала востребованным образовательным направлением в России. Выпускники с богословским образованием заняты в научной, образовательной, экспертной деятельности, в сфере социальной адаптации и воспитательной работы с молодёжью. Поэтому от решения Министерства зависит будущее не только самого богословского образования в России, но и перспективы развития гуманитарных наук на принципиально новом уровне, а также патриотическое и нравственное воспитание молодежи. Как свидетельствует мировой исторический опыт, именно теология является дисциплиной, сохраняющей самоидентификацию национальной духовной традиции в плоскости образования и науки.

Евгения Максимова

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=33 349&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru