Русская линия
Патриархия.Ru18.05.2006 

Заявление Пресс-службы Московской Патриархии в связи с выходом в широкий прокат кинофильма «Код да Винчи»

17 мая 2007 года с демонстрации на Каннском кинофестивале фактически начался мировой прокат нового фильма американского режиссера Рона Ховарда «Код да Винчи», снятого по одноименной книге его соотечественника писателя Дэна Брауна. Роман, положенный в основу сценария картины, опубликован в США в марте 2003 года и сейчас входит в список наиболее популярных бестселлеров — образчиков массовой литературы. Он был переведен на сорок четыре языка и разошелся по всему миру рекордными тиражами (совокупно — более 50 миллионов экземпляров). В России книга также издана и в определенных кругах читателей пользуется большим спросом.

Успех книги предопределен тем, что в современной массовой культуре особо популярны «конспирологические» сюжеты, истории разнообразных всемирных «тайных заговоров». Романы подобного рода, как правило, строятся на историях разоблачения злых козней заговорщиков — членов секретных «орденов», которые из века в век таят от мира высшие мистические знания, заставляющие по-новому осмыслить весь путь человечества. Интерес к идеологической продукции подобного рода понятен. Он строится на сформированной популярной культурой наших дней подмене фундаментальных религиозных ценностей, взывающих человека к напряженной и взыскательной внутренней духовной работе, их суррогатом, создающим иллюзию приобщенности к мистическим «тайнам мироздания» без необходимости брать на себя ответственность большую, чем та, что предполагается легковесной функцией потребителя «пикантных» сюжетов.

Книга «Код да Винчи», равно как и снятый на ее основе фильм, представляет собой детектив именно такого рода. Однако у нее есть одна принципиальная особенность: роль тайного «ордена заговорщиков» здесь играет Церковь (в буквальном смысле — Католическая, однако для автора — человека с большими претензиями на научность подхода к истории, но при этом фактически глубоко невежественного, поверхностного «публициста», под именованием Римско-католической подразумевается историческая Апостольская Церковь вообще). По Брауну, церковное священноначалие с самых ранних, апостольских времен сокрыло от своих чад главную «тайну» жизни Иисуса Христа: факт его женитьбы на Марии Магдалине, в результате чего у Спасителя якобы появилось потомство, представители которого играли важную роль в истории человечества на протяжении последующих веков (по кощунственной и плоской логике книги само именование Христа «Спасителем» кажется едва ли не бессмысленным, поскольку «истинным» духовным средоточием вселенной является «мать» и «жена» Мария Магдалина, к которой «взревновали» апостолы, решившие ради сохранения своей власти замолчать ее «настоящую» роль в истории). В романе повествуется о том, что на протяжении веков отголоски этой тщательно хранимой тайны жили в сознании христианской Европы. Свидетельство тому — средневековая и масонская мифология поисков Чаши Грааля. «Истинным» Граалем в романе выступает «знание» о «женитьбе» Иисуса и его «детях», а также могила «жены» Христа. Вплоть до наших дней церковные верхи с «масонской» тщательностью следят за сохранением этой тайны, но в мире веками существовал — и продолжает существовать — орден тех, кто «знает истину». С ними у церковных иерархов заключен «тайный договор» о молчании. Сюжет книги строится на том, что в силу некоторых обстоятельств этот договор нарушается и стороны вступают на путь прямого противостояния.

Наиболее потенциально опасным в «Коде да Винчи» представляется то, что все вышесказанное подается не просто как беллетристический вымысел, а с явной претензией на изложение реальных исторических фактов, на документальную основательность, на попытку сбросить «шелуху лжи», которой якобы покрыла события священного прошлого христианская историография. При этом книга не выдерживает даже минимальной и поверхностной научной критики. В ней допущено несколько сот исторических ошибок, фактические познания автора по сути не выходят за рамки сведений из популярных и незамысловатых справочников. Сама центральная «концепция», как выяснили исследователи, заимствована из недавно опубликованных «скандальных» писаний, вышедших из-под пера авторов низкопробных брошюр на околоисторические темы для массового полуобразованного потребителя.

У неискушенного читателя и зрителя фильма автор и режиссер сознательно создают иллюзию исторической основательности и документальной подлинности своей интерпретации истории христианства. Это особенно тревожно, учитывая, что роман разошелся громадным тиражом, стал самой шумной новинкой на книжном рынке последних лет, а вокруг премьеры экранизации «Кода да Винчи» развернулась масштабнейшая, сверхнапористая, очень агрессивная рекламная кампания. С учетом необычайного успеха книги можно предполагать, что фильм посмотрит рекордное количество зрителей, в том числе людей, не обремененных достаточными знаниями в области историко-богословских дисциплин и источниковедения. Как следствие, в массовом сознании будет сформирован опасный миф о Христе и христианстве, который никак не способствует взаимопониманию между людьми верующими и теми, кто вольно или невольно стал жертвой химер современной популярной культуры.

Русская Православная Церковь с уважением относится к таким фундаментальным ценностям, как свобода и права человека. Однако плоды общественного блага они могут принести только через укорененность в нравственных основах народной жизни, в понимании ответственности свободной и наделенной полнотой прав личности перед другим человеком — носителем той или иной духовной традиции.

Сфера религиозных представлений во многом предопределяет и индивидуальное мировоззрение человека, и тип целой национальной культуры. По этой причине наиболее болезненными и разрушительными для общества всегда оказываются посягательства на традиционные святыни большинства его представителей. К сожалению, мы слишком часто видим, как силы, заинтересованные в дестабилизации положения в нынешнем мире, лукаво прикрываются в своей деятельности принципами абсолютной «свободы» от нравственной ответственности и «прав человека» на пренебрежение моральными и духовными ценностями своего ближнего. Когда такой подход к правам и свободам индивидуума начинает воплощаться в жизнь с бескомпромиссной прямотой, он вызывает ответную реакцию отторжения, что провоцирует национально-религиозную нетерпимость и может привести к вспышкам насилия. Печальное тому свидетельство — болезненная, но вполне объяснимая реакция исламского мира на недавнюю безответственную публикацию кощунственных карикатурных изображений, оскорбляющих религиозные чувства мусульман. Какими бы либеральными лозунгами ни прикрывались те, кто посягает на религиозные святыни со страниц газет, журналов и книг, экранов кинотеатров и мониторов, они последовательно сеют семена вражды и экстремизма. Кощунственные выставки и публикации, литературные сочинения и фильмы, попирая вероучительные принципы той или иной религии, в конце концов неизбежно подтачивают основы нравственности как таковой и несут в себе потенциал разрушения. Духовный терроризм порождает терроризм в уличной толпе. Такова жестокая реальность нынешнего дня.

Фильм «Код да Винчи» (как и книга, по которой он снят) представляет собой откровенно кощунственное надругательство над основами христианской веры, священными для нас событиями евангельской истории, Господом нашим Иисусом Христом и его Церковью. Очень многими православными христианами России он неизбежно воспринимается как акт духовной диверсии, откровенно оскорбляющий религиозные чувства большинства жителей нашей страны, считающих себя православными христианами. В этом качестве выход в прокат фильма «Код да Винчи», очевидно, вызовет вопросы правового характера. К тому же, увы, не может быть уверенности в том, что противодействие кощунственному акту, оскорбляющему чувства верующих, которые наравне со всеми должны пользоваться гарантией соблюдения своих прав, не породит крайних форм протеста, чреватых накалом страстей. В этом смысле картина является опасной провокацией, ориентированной на циничное извлечение максимальной выгоды из скандального проката, который повлечет за собой волну выступлений в защиту основ христианской веры. Подобные выступления уже охватили многие страны мира. Религиозные лидеры разных конфессий единодушно в своих оценках фильма Рона Ховарда. Правительства некоторых стран (причем далеко не только христианских) уже пошли на встречу верующим согражданам и изыскали возможность положить пределы широкому прокату фильма на территории своих государств.

Выступая с заявлением по поводу выхода на экраны фильма «Код да Винчи», Пресс-служба Московской Патриархии исходит из того, что Церковь, никак не претендуя на роль цензурирующей инстанции, по самой своей природе не имеет права отстраняться от необходимости защищать свободу совести представителей собственной многомиллионной паствы и оставлять без внимания событие, которое потенциально может вызвать эскалацию нездоровых страстей в современном российском обществе.

В связи с премьерой кинокартины Рона Ховарда Пресс-служба Московской Патриархии хотела бы напомнить слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, сказанные по поводу ситуации, сложившейся вокруг демонстрации по телевидению в 1997 году кощунственной кинокартины Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа»: «Церковь вправе сказать со всей пастырской ответственностью, что „Бог поругаем не бывает“ (Гал 6:7) и что всякий, совершивший грех оскорбления, кощунства, если не покается, понесет наказание от Бога не только в будущей жизни, но и жизни земной».

http://www.patriarchia.ru/db/text/113 820.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru