Русская линия
Труд Валерий Коновалов18.05.2006 

Последний Оптинский старец
Его советы и наставления слушали и знаменитый философ, и патриарх всея Руси, и великий полководец

Для поэтессы Надежды Павлович смерть ее кумира Александра Блока стала личной трагедией. Она не знала, как жить дальше. Не знала, чем заполнить возникшую духовную пустоту. Ведь с великим поэтом ее связывали и совместные духовные искания. Они бывали вместе не только на поэтических вечерах, но и в Казанском соборе, где ставили свечи перед иконой Божией Матери. Блок подарил ей первый том «Добротолюбия», собрания христианской мудрости, и посоветовал читать книги о православных обителях.

Она узнала, что перед смертью Блок громко кричал: «Боже! Прости меня!»

Отрешиться от потери и от бесконечных мыслей о посмертной участи поэта никак не удавалось. Павлович почувствовала «опасность своего душевного состояния и стала молиться Богу о ниспослании духовного руководителя». Не успела она окончить молитвы, как к ней вошла знакомая и рассказала об оптинском старце Нектарии. Старцы Оптиной пустыни, знаменитой монашеской обители, — явление для России и православия уникальное. Многие выдающиеся деятели приезжали к ним за духовной помощью на протяжении нескольких десятилетий. Нектарий был последним в блистательной плеяде святых старцев.

Павлович написала свое письмо-исповедь старцу. А потом отправилась на личную встречу. Появление в обители экстравагантной поэтессы, «с папироской в зубах», монахов не смутило. Здесь и не таких видели.

После разговора и исповеди отец Нектарий сказал: «Да, грешна, но дух истинно христианский». Положил руку на голову и три раза произнес: «Все прощено». Надежда Александровна рассказала старцу Нектарию о своей огромной боли — Александре Блоке. Выслушав ее, он написал на куске картона «Об упокоении раба Божия Александра» и положил при ней на угольник с иконами. Через неделю-другую неожиданно сказал: «Напиши матери Александра, чтобы она была благонадежна: Александр — в раю».

Поразило Надежду Павлович и то, что старец не только знал, но и любил поэзию Блока, особенно «Стихи о Прекрасной Даме» и «Итальянские стихи»".

Знал этот удивительный старец много чего еще. Он серьезно занимался математикой, историей, географией, русской и иностранной классической литературой, изучал латынь и французский. Посещавшие его люди рассказывали, как он свободно беседовал с ними о Пушкине и Шекспире, Мильтоне и Крылове, Шпенглере и Хаггарде, Данте и Достоевском.

И круг его общения был необычайно разнообразен. Много общался старец со знаменитым мыслителем Константином Леонтьевым, который, живя в Оптиной, читал ему в рукописи свои произведения. У академика Болотова, принявшего монашество, он учился живописи, интересовался новейшими течениями в искусстве и делал эскизы икон. Советы Нектария передавали Патриарху Тихону, и многие вопросы тот решал в соответствии с мнением великого старца. Рассказывают, что в 1925 году к старцу приехал Георгий Жуков. Тогда ему было двадцать девять. Отец Нектарий благословил молодого офицера и предсказал ему блестящие победы.

Предвидел старец и перемены в своей судьбе. Еще до революции рассказывал духовным детям, что монастырь разорят, а государь и вся семья будут убиты, замучены… О более далеком будущем говорил, что «Россия воспрянет и материально не будет богата, но будет богата духом». Предсказывал и возрождение Оптиной пустыни.

В 1923 году отца Нектария арестовали. Обвинение было «расстрельным» — контрреволюционная деятельность. Во время допроса старец молчал. А спасло его заступничество поэтессы Н. Павлович, которая в это время имела некоторый авторитет у властей. Она обратилась в наркомпрос с просьбой спасти ее «дедушку», старика-монаха, которого хотят расстрелять. Крупская расценила это как «перегибы на местах» и направила Надежду Александровну к заместителю Дзержинского Белобородову, который дал телеграмму в Козельск об освобождении старца. И отца Нектария отправили в ссылку.

Он и там продолжал принимать страждущих и отвечать на многочисленные письма. Причем делал это, не вскрывая конвертов. Как рассказывали очевидцы, он перебирал письма и «видел их содержание», некоторые благословлял, некоторые целовал, некоторые откладывал, говоря, что «отвечать на них не надо, поскольку они благодарственные». А ответы его всегда оказывались удивительно точны и прозорливы.

…И сейчас к старцу идут за помощью, исцелением. Рака с его мощами постоянно находится в соборном храме Оптиной пустыни.

http://www.trud.ru/trud.php?id=200 605 180 872 401


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru