Русская линия
Москва, журнал Татьяна Грачева18.05.2006 

Спасет ли Россию революция?
Фрагменты из книги «Мифы патриотов»

Уже давно в Европе существуют только две действительные силы: Революция и Россия. Эти две силы сегодня стоят друг против друга, а завтра, быть может, схватятся между собой. Между ними невозможны никакие соглашения и договоры. Жизнь одной из них означает смерть другой. От исхода борьбы между ними, величайшей борьбы, когда-либо виденной миром, зависит на века вся политическая и религиозная будущность человечества…

Ф.И. Тютчев.
Россия и революция

В патриотических кругах России, сознающих катастрофичность правительственного курса, распространяется мнение, что единственным выходом для нашей страны может быть только революция. Представляется, что это едва ли не самый опасный миф наших патриотов. Но прежде чем говорить о его опасности, рассмотрим причины, объективно создающие в стране революционную ситуацию.

Демократия как катализатор революции

Мы так часто слышим слово «демократия». А спроси любого простого человека, что это слово значит, никто не сможет вразумительно объяснить. Разве что скажет резкие слова в адрес «демократов», то есть тех, кто совершил демократическую революцию в России и кто, прикрываясь демократическими лозунгами, вероломно присвоил себе наше национальное богатство, наши ресурсы, пустив народ по миру нищенствовать да побираться и вымирать.

Кто-то скажет, что демократия — это власть народа. Но разве сегодня народ обладает хоть какой-то властью? Разве приговоренный к смерти руководит теми, кто выносит ему смертный приговор?

Демократия — это права и свободы? Но на деле эти права и свободы оказались только у кучки олигархов и политиканов, вероломно захвативших народную собственность. Так что у народа сложилось впечатление, что свобода, самоуправство, вседозволенность, наглость и преступление — это одно и то же. Что же касается прав, то, судя по статистике смертности, которая по масштабам сопоставима с потерями военного времени, демократия лишила наш народ самого главного, данного нам Богом права — права на жизнь.

Конечно, стойкие сторонники демократии могут нам возразить: «У нас еще есть право голосовать на выборах». Но ни для кого не секрет, что в итоге этого «голосования» к власти приходят не самые достойные, а, как правило, самые ловкие, наглые и богатые, которые, оказавшись у власти, надеются хапнуть себе кусок пожирнее, ограбив еще больше избравший их народ. После выборов многие избранники так увлекаются решением собственных проблем, что зачастую забывают про своих избирателей и свои предвыборные обещания.

Выдающийся русский философ Л. Тихомиров разоблачил идею представительства: «Теоретически это — бессмыслица. Передать свое право гражданина можно. Но передавать воли своей нельзя. Ведь я передаю ее на будущее время, для будущих решений, по вопросам, которых еще нет. Стало быть, выбирая депутата, я ему даю право выражать ту мою волю, которой еще не знаю… Парламентаризм требует от страны представителей ее воли, мнения, желания, то есть вещи невозможной, явного обмана».

К.П. Победоносцев, один из тех, кто понимал губительность для России и революционную сущность демократических преобразований, писал: «Парламентское правление — „великая ложь“ нашего времени. История свидетельствует, что самые существенные, плодотворные для народа и прочные меры и преобразования исходили от центральной воли государственных людей или от меньшинства, просветленного высокой идеей и глубоким знанием; напротив того, с расширением выборного начала происходило принижение государственной мысли и вульгаризация мнения в массе избирателей».

Жертвы демократической пропаганды говорят: в России, дескать, не удалось построить настоящей демократии. Попутно зададим вопрос: «А что же мы строили все эти долгие годы? Ради чего шли на такие жертвы? Ради чего теряем по миллиону нашего населения в год — как на войне». Сами «демократы» признают, что получилась у нас «клептократия», то есть власть тех, кто одержим болезненной страстью к воровству, или «кланократия», что надо понимать как власть преступных кланов.

По данным экспертов из числа первопроходцев демократии в России, суммы взяток в бизнесе за четыре последних года превзошли доходы федерального бюджета в два раза. Проведенные фондом ИНДЕМ опросы тысячи предпринимателей показали: коррупционный рынок увеличился с 33,5 млрд долларов в 2001 году до 316 млрд долларов в 2005 году. По словам президента фонда Георгия Сатарова, объем коррупционного рынка вырос почти в 11 раз, а средний размер взятки, даваемой предпринимателями чиновникам, — с 10 до 135 тысяч долларов. По данным того же фонда, за четыре года объем рынка «бытовой» коррупции увеличился с 2,1 млрд долларов до 3 млрд долларов.

Сообщается, что в лидеры по «взяткобрательству» вышла коррупция в вузах. Взяточничество в этой сфере выросло с 450 млн долларов до 580 млн долларов. Ну, а второе место занимает здравоохранение, где объем взяток составляет 400 млн долларов. 87% взяток приходится на исполнительную власть, то есть преимущественно взятки несут туда.

Говорят, что когда цифры по коррупции показали президенту Путину, он воскликнул: «Не может быть!»

Запад и наши западники считают, что настоящая демократия существует только на Западе, а ее образцом объявили себя США, начавшие мировую войну за глобальное установление демократии. Но если демократию насаждают с помощью насилия и оружия, это, во-первых, свидетельствует о кризисе политической мысли Запада, внедрившего проект, выгодный для себя и губительный для большинства стран. Во-вторых, это означает, что народы не хотят жить по законам животного мира с его естественным отбором. И в-третьих, если мы посмотрим на ситуацию в мире с точки зрения совокупности этих двух факторов: насилие одних и сопротивление других, мы получим не только войны и революции, но и такую форму правления, которую можно назвать глобальной демократической тиранией.

Так, одной из главных причин войны США в отношении Ирака было отсутствие там демократии. Эта война за установление демократии принесла народу Ирака тяжелые страдания и стоила огромных жертв среди мирного населения, число которых оккупанты даже не считают. Были разворованы уникальные богатейшие коллекции музеев, по сути, уничтожено культурное наследие одной из древнейших стран мира, собиравшееся в течение многих веков.

Как оказалось, все это делалось в полном соответствии с принципами демократии. Пресса отмечала, что самой поразительной особенностью грабежей в Ираке оказалось полное спокойствие со стороны должностных лиц Вашингтона. Министр обороны США Дональд Рамсфелд на пресс-конференции в Пентагоне 11 апреля 2003 года осудил средства массовой информации за преувеличение масштабов беспорядков в Ираке и заявил, что грабежи — естественное и, может быть, даже здоровое проявление накопившейся ненависти к прежнему режиму. «Это неприглядная вещь, — сказал Рамсфелд. — Но любая свобода неприглядна. Ведь свободные люди имеют право совершать ошибки и преступления».

Считается, что демократические идеи и принципы заложены в основу нынешнего устройства мира. Что же принес миру этот глобальный проект под названием «демократия»?

Вот только некоторые статистические данные:

— 4 миллиарда человек живут в нищете, миллиард из них дети;

— одна третья часть человечества постоянно недоедает;

— каждый день 50 000 человек умирают от голода и болезней, которые можно было предотвратить и вылечить;

— под угрозой находится существование целых континентов.

И еще мировая война, ведущаяся США под знаменем демократии и защиты демократических ценностей, война, которая охватывает все большее число государств, взрывая их государственность, и которая на самом деле является не чем иным, как Мировой демократической революцией. В книге Боба Вудсворта «План атаки» приведена цитата из речи президента страны — эталона демократии Джорджа Буша, который сказал: «Мы будем экспортировать смерть и насилие в четыре конца Земли ради обороны нашей великой нации».

В глобальной демократической тирании права человека трансформируются в право мировой элиты на вседозволенность и безнаказанность.

В своей статье «Иран следующий, кто потом?», опубликованной в «The Independent» в феврале 2005 года, Гор Видал — выдающийся американский романист, драматург и эссеист, полностью разоблачает лживость и лицемерие глобального проекта «демократия», который навязывается сейчас миру с помощью войны. Вот что он пишет о Соединенных Штатах, ведущих эту войну и считающих себя вершиной торжества демократии: «Мы движемся к абсолютной катастрофе, а американский народ оказался безоружным — в правовом смысле этого слова. Если американский гражданин окажется в большой беде- я говорю об этом со всей серьезностью — к кому он обратится? Он не может обратиться к своему конгрессмену, поскольку тот помогает „Дженерал моторс“ или какой-то другой компании, заплатившей за его избрание. Он не может обратиться к исполнительной власти, поскольку сегодня эта власть управляет концентрационными лагерями и не любит инакомыслия. Судебное разбирательство очень дорого, а суды высокой инстанции, скажем так, не на нашей стороне… Джордж Буш не сравним с предыдущими президентами. Он не представляет общепризнанную систему, о которой мы знаем. Его не избирали в первый раз и вряд ли взаправду избирали во второй. И конечно, его выбрали отнюдь не из-за таких моментов, как нравственная сторона этой войны, или мудрость этой войны, или тактика, которую мы использовали при ведении этой войны… Не удивительно, что люди не ходят голосовать. Им редко есть за что голосовать. Но часто есть против чего голосовать».

Одним из главных показателей приемлемости или, наоборот, неприемлемости общественного строя является тот уровень социальной морали, который складывается под воздействием той или иной политической формации. В наибольшей степени это влияние можно увидеть в какие-то критические периоды в жизни общества. Таким испытанием на нравственность стал тропический ураган «Катрина», пронесшийся над территорией США в сентябре 2005 года. На протяжении нескольких дней в Новом Орлеане, где последствия стихии оказались наиболее разрушительными, бесчинствовали банды мародеров и бандитов, которые терроризировали выживших жителей, совершали грабежи, насилия и убийства. При этом хваленая демократическая власть оказалась не в состоянии защитить народ, то есть в течение нескольких дней этой власти не было вовсе. Вместо нее воцарились хаос и власть преступников, которые обстреливали вертолеты со спасателями, бригады пожарных и полицейских. Шла война всех против всех.

По информации RBCdaily, только в одном Convention Сenter пропало около 200 женщин и детей. Грабежи, убийства и изнасилования не остановил поначалу даже ввод в город подразделений полиции и национальной гвардии с лицензией на отстрел бандитов. Только дополнительные семь тысяч бойцов позволили снизить разгул насилия в разрушенном, как после войны, городе.

Демократия создает предпосылки революции не только в мире, но и в самих Соединенных Штатах. Она привела к поляризации внутри американского общества, где сформировалась масса бедноты, протестный потенциал которой и проявился в масштабном насилии, имевшем место после стихийного бедствия. Для того чтобы сдерживать и контролировать поведение бедноты, в США специально была увеличена численность полиции. Но как только в условиях чрезвычайного происшествия силовой сдерживающий фактор ослаб, энергия бунта и мятежа выплеснулась наружу.

«The Times» в номере от 7 сентября 2005 года подводит итог публикациям, посвященным урагану «Катрина», и констатирует: «Во многих репортажах из Нового Орлеана звучит один и тот же лейтмотив: каким же отвратительным, расколотым, несправедливым на поверку оказалось американское общество. Стихия сорвала с него маску самодовольства и потрясла до основания его азбучные истины».

Есть еще одно обстоятельство или, если хотите, показатель разлагающего воздействия демократического устройства. Дело в том, что жизнь государства и общества регулируется на 50% законом, а на 50%- социальной моралью. В Новом Орлеане в условиях временного безвластия и хаоса, когда отступил закон и силовой полицейский фактор сдерживания, обнаружилось, что мораль не только не приняла на себя регулирующую функцию — она проявила себя как абсолютно деструктивное и преступное образование. Знаменитый тезис о законопослушности американцев оказался пустым звуком, потому что она, эта законопослушность, строится не на нравственном фундаменте, а на силе и страхе. Когда сила по каким-то причинам перестает действовать, снимается страх и люди уподобляются в своем поведении животным. Британская «The Guardian» в номере от 8 сентября 2005 года в статье «Варварство всегда близко» написала: «Самый важный урок „Катрины“ заключается в том, что твердая корка цивилизации, по которой мы ступаем, всегда тонка, как вафля. Один толчок, и вы провалитесь сквозь нее, царапаясь и отбиваясь в борьбе за свою жизнь подобно дикой собаке».

Ураган обнажил не только истинное состояние общественной морали при демократии, но и показал антисоциальную сущность демократической власти как таковой. Декларируя на словах право человека на жизнь, на деле эта власть его полностью попирает. Подтверждением тому стали действия правительства США, которое оказалось не только неспособным ликвидировать последствия стихийного бедствия, но и не пожелало принять необходимые меры, позволившие предотвратить масштабные разрушения, жертвы и беспорядки.

Федеральное агентство США по чрезвычайному управлению, призванное заниматься вопросами чрезвычайных ситуаций, продемонстрировало абсолютную неспособность к выполнению своих обязанностей. Как сообщало RBCdaily, «еще за два дня до того, как ураган „Катрина“ дошел до побережья, метеорологическим службам было известно, что это будет сильнейший ураган пятой, высшей категории и что существует серьезная угроза затопления лежащего ниже уровня моря Нового Орлеана. Однако обязательная эвакуация не была объявлена. Город вовремя покинули только люди на личном автотранспорте. Обязательная эвакуация была объявлена после начала затопления города, когда уехать было уже практически невозможно. Виновными в самом факте затопления многие считают американские власти. По данным СМИ, из 60 млн долларов, выделенных первоначально на ремонт и строительство новых дамб, 50 млн было перенаправлено на войну в Ираке». То есть деньги пошли на войну в ущерб и ценой жизни собственных граждан.

Как может власть, попирающая жизнь собственного народа, уважать жизнь народов других стран? И, наоборот, власть, уничтожающая жизнь других народов, неизбежно будет презрительно относиться к жизни своего народа. Это формула утилитарной морали, принцип поведения власти, две стороны одной медали «За установление глобальной демократической тирании».

Приведем опубликованные в «City Pages» данные статистики, которые не нуждаются в комментариях: «В США из-за отсутствия медицинской страховки безвременно умирают 18 000 американцев в год (это в 6 раз больше, чем число убитых 11 сентября) («New York Times», 12 января 2005).

Среди развитых стран США занимают 22-е место по детской нищете, или на предпоследнем месте. Худшие показатели только у Мексики.

12 миллионов американских семей- более 10% всех домохозяйств США — «постоянно бьются, и не всегда успешно, чтобы прокормиться». Семьи, члены которых «по-настоящему голодали в прошлом году», составили 3,9 миллиона («New York Times», 22 ноября 2004).

США на 41-м месте в мире по уровню детской смертности. У Кубы показатели лучше. («New York Times», 12 января 2005).

У женщин в США вероятность умереть при родах на 70% выше, чем в Европе («New York Times», 12 января 2005).

Основная причина смерти беременных женщин в этой стране — убийство (CNN, 14 декабря 2004).

Буш: 62 027 582 голоса. Керри: 59 026 003 голоса. Количество лиц, имеющих право голосовать, но не явившихся, — 79 279 000 («New York Times», 26 декабря 2004). Это больше трети. Гораздо больше. Если бы больше трети иракцев не явились на свои выборы, ни одна страна в мире не признала бы такие выборы законными.

Согласно опросу PEW, 43% американцев считают, что пытки иногда оправданы («Associated Press», 19 августа 2004).

США не являются ««номером 1» ни в чем, за исключением вооружений, потребительских расходов, задолженности и иллюзий».

Эмманюэль Тодд в своей работе «После империи», вышедшей в 2002 году в издательстве «Gallimard», предсказал распад американской системы. В своем интервью, данном после урагана «Катрина» французской газете «Le Figaro», он делает следующие выводы об образцово-показательной, самой демократической в мире стране: «То, что из супермаркетов растаскивали товары, лишь воспроизводит на самой нижней ступени общества хищническую схему, лежащую сегодня в основе американской социальной системы. Эта социальная система больше не основывается на этике труда… Наоборот, она основана на новом идеале… - стараться побольше получить с меньшими усилиями. Быстро получить деньги при помощи спекуляции или — а почему бы и нет — воровства. Банда чернокожих безработных, грабящих супермаркет, и группа олигархов, пытающихся организовать «ограбление» века, покусившись на энергоресурсы Ирака, действуют по одному и тому же принципу — хищничества».

Многие на Западе с досадой и агрессивностью пишут, что Россия в силу особенностей своего уклада не может воспринять демократию. Но с учетом того, что написано выше, это не оскорбление, а большая похвала. Значит, наш народ сохранил, несмотря ни на что, здоровое начало, потому что в нынешних координатах быть демократичным значит быть преступным не только к другим, но и к своему собственному народу, значит обрекать себя и свое государство на верную гибель и духовно-нравственное, цивилизационное разложение.

В сентябре 2005 года «The Guardian» писала о том, что прозрение наконец наступило: «Понадобился ураган «Катрина», чтобы пустота под несокрушимым американским панцирем обнажилась полностью. Неудивительно, что эта страна оказалась не в состоянии управлять Ираком: она с собственными-то проблемами не может справиться! И вообще, на что способно государство, где половина избирателей не верит в необходимость центрального правительства? Страна, где «антигосударственность» закреплена в идеологии и конституции, просто обречена на крушение. Вспомним: в Риме в необходимости государства никто не сомневался!

Страшная катастрофа в Луизиане показала, что США — и не страна вовсе, а скопище разрозненных, раздробленных групп людей, живущих параллельной жизнью, стараясь как можно меньше соприкасаться друг с другом, которых не объединяет ничто, кроме символики государственного флага. Тот факт, что 40 миллионов североамериканцев не имеют медицинской страховки, говорит о разлаженности социального механизма, сковывающей возможности страны. Бедняки, погребенные под горой ила и грязи, в которую превратился Новый Орлеан, и раньше не могли найти утешения даже в «американской мечте». Они всегда жили словно в другой стране». Но это ведь не только «американская мечта», но и мечта демократическая, то, что силой оружия насаждается в мире как идеал демократии.

Не быть демократом значит не участвовать в международных преступлениях, таких, как война в Югославии и в Ираке, которая уже стоила народу этой страны более 100 000 жизней, значит не делать деньги на смерти и страданиях других, значит не лгать своим гражданам относительно «справедливости» бесчеловечного тиранического мироустройства. Не быть демократом значит иметь смелость сказать правду, что король-то на самом деле голый, значит выступить в защиту беззащитных против их грабителей и обидчиков. Не быть демократом значит оставаться верным христианской любви и сострадательности, значит хранить в душе высшие идеалы сильной православной государственности.

Государственный строй, который формирует преступную мораль, основанную на законе джунглей, где выживает сильнейший, уничтожая слабого, не может считаться нравственным. Этот строй не может быть эталоном, он может быть только предостережением.

Мы часто слышим слово «глобализация». Так вот, глобализация есть средство насаждения глобальной демократической тирании, реализации в мировом масштабе проекта «демократия», являющегося основой того, что называют новым мировым порядком.

В этом порядке есть один миллиард, который называется «золотым» и присвоил себе демократическое право на процветание, а есть то, что называется «периферия». Это 80% бедных стран, к которым отнесена и Россия, и которым гарантируется другое право- на рабское существование и смерть; и еще вменяется обязанность обслуживать «золотой миллиард», чтобы он процветал за счет наших страданий, превращая наше существование в ад. Не зря святой праведный Иоанн Кронштадтский сказал: «Демократия в аду, а на небе Царство».

А теперь ответим на вопросы: нужна ли России эта демократия? И стоит ли нам участвовать в строительстве нового мирового порядка? Думается, ответы очевидны.

Демократия у нас связана с революцией не только потому, что она революционным образом взрывает национальные традиции и разрушает саму государственность. Демократия подрывает устои народной жизни, благосостояние народа, ведет к его обнищанию и порождает тем самым протестные, революционные настроения в народной массе.

Ситуацию еще больше обостряет слабость власти, что является второй, помимо демократии, предпосылкой революции в России.

Слабая власть как фактор революции

Традиционно основным признаком сильного государства в России считалась забота о слабых. Сильное государство — это всегда государство социальное, покровительствующее всем нуждающимся в защите и не допускающее вседозволенности сильных и наглых. «Минимизация государства», то есть его участия в решении социальных проблем, — это путь ослабления власти, «минимизации» ее нравственности и создания революционных настроений, так как только социально ориентированная власть удостаивается поддержки широких народных масс, большинства. Это укрепляет позиции власти и делает государство по-настоящему сильным.

Сильные и наглые заинтересованы в минимизации государства. Об этом красноречиво пишет «The Guardian» в одном из сентябрьских номеров 2005 года в статье «Невежество и безответственность, граничащие с безумием»: «Расчеты нынешних властей США тесно связаны с глобальными интересами корпораций и так называемым „выживанием супербогачей“, которые сегодня также подвержены резкому переходу от страха к уверенности. Лоббист Гровер Норквист — „рупор“ корпоративных интересов, к чьим советам прислушивались Буш и компания при разработке налоговых реформ в пользу богатых — как-то во всеуслышание заявил: „Я не хочу ликвидировать государство. Я просто хочу сократить его настолько, чтобы я мог в любой момент утопить его в собственной ванне“».

В сильном государстве власть относится к народу как к единой общности, за которую власть несет социальную и моральную ответственность. Народ в таком государстве идентифицирует себя на основе коллективной исторической судьбы, которая является особой ценностью и фундаментом государственного патриотизма. Власть в сильном государстве не отделяет себя от коллективной исторической судьбы народа, а разделяет ее с ним.

А что считается слабым государством в России? Это государство, идущее на поводу у сильных и наглых и попирающее жизнь и интересы слабых, оставляя народ без защиты. Современное демократическое государство в России крайне слабо, потому что во многом контролируется антинациональными и безответственными группами, точнее кланами, которые распродают, разворовывают и опустошают нашу страну.

Правящие демократы очень боятся крепкой российской государственности и возрождения России, потому что это грозит им народным возмездием. В страхе перед народом они всячески хотят изолировать себя от него, истощить его физически и морально.

Поэтому они ослабляют любые общественные институты, способные защитить, поддержать и просветить народ, включая вооруженные силы, здравоохранение, социальное обеспечение, образование и культуру. Этим объясняется бесконечное реформирование нашей армии, которое привело к ее существенному ослаблению. Отсюда проистекает переход на коммерческие, рыночные принципы в здравоохранении и образовании, что сделало их недоступными для народа. Именно этим мотивируется наступление на социальные права, в том числе посредством монетизации льгот. По той же причине грязь и низость заполонили культурное пространство, что привело к подрыву наших цивилизационных и нравственных устоев.

Известный девиз «Горе побежденным!» в современной России звучит как «Горе слабым и неприспособившимся!».

Антисоциальный курс правящей российской элиты не только создает серьезную основу для дестабилизации обстановки, нагнетания революционных настроений внутри страны, но и представляет реальную угрозу безопасности и суверенитету страны. Это обусловлено тем, что, во-первых, режим, который не пользуется поддержкой большинства, могут легко свергнуть внешние силы. Причем сделать это можно даже не прибегая к силе оружия, просто спровоцировав массы на бунт и возглавив восстание. Но и в случае вооруженной интервенции такой режим не устоит, потому что он практически уничтожил армию и потому, что народ этот режим просто не пойдет защищать. Во-вторых, внешних ресурсов защитить страну у такой власти тоже нет, потому что нет союзников. Раньше нашим традиционным союзником был мусульманский мир, но фактическое соучастие в американской войне против ислама подорвало авторитет России на международной арене. В ситуации внутренней и внешней изоляции власти государство сталкивается с реальной опасностью революции внутри и интервенции снаружи.

Духовная деградация народа как предпосылка революции

Отличительной особенностью сильной власти является то, что она относится к народу, как отец семейства к своим детям. У слабой власти народ оказывается никому не нужным сиротой, который может пойти и идет по «кривой дорожке». Слабую власть духовно-нравственное состояние народа не очень-то волнует. Поэтому нас не удивит тот факт, что, по некоторым данным, у нас 30% населения заняты в криминальных структурах. Ну, а об общих показателях роста преступности и говорить не приходится.

Слабость власти порождает не только социальную, но и духовную нестабильность. Поврежденный дух очень легко поднять на восстание. Слабый, коррумпированный режим разлагает общество, которое перестает видеть грань между нормой и преступлением, утрачивает способность различать добро и зло. И это уже не просто политическая власть худших над лучшими, что становится возможным благодаря демократии. Это духовная власть худших, которые получают полномочия развращать лучших.

Утрата нравственных ориентиров вследствие смешения добра и зла создает энергетику разрушения, которая зажигает пламень революции. И тогда бунт против конкретной властной элиты, которая воспринимается как олицетворение зла, перерастает в мятеж против государственности в целом, являющейся носителем добра и гарантом суверенитета.

Но именно эту цель демонтажа нашей государственности и ставит наш противник, рвущийся к мировому господству и понимающий, что его нельзя достичь без покорения России. Постановка под контроль энергии народного восстания позволяет агрессору достичь победы в войне, не прибегая к помощи вооруженных сил и без высоких затрат, связанных с военной интервенцией.

Но все же разлагающее влияние безнравственного поведения власти на народную мораль не является решающим в формировании революционных настроений. Эти настроения могут появиться и при сильной власти тогда, когда в народную среду внедряется вирус индивидуализма, являющегося основой демократической морали. Здесь духовный корень всех революций. Индивидуализм упраздняет коллективистские отношения и гражданскую ответственность, включая ответственность перед государством.

В индивидуализме заложено антихристианское, эгоистическое и бунтарское начало, символизирующее «самовластие человеческого я», о котором писал Ф.И. Тютчев в работе «Россия и революция»: «Человеческое я, желающее зависеть лишь от самого себя, не признающее и не принимающее другого закона, кроме собственного волеизъявления, одним словом, человеческое я, заменяющее собой Бога, конечно же, не является чем-то новым среди людей; новым становится самовластие человеческого я, возведенное в политическое и общественное право и стремящееся с его помощью овладеть обществом».

Демократия с ее ставкой на индивидуализм является главной причиной революционного пожара в душах, в огне которого горит государственность и уничтожаются мощные государства. Таким образом, целенаправленное воздействие на духовность становится эффективным способом ведения войны с невиданными разрушительными последствиями.

В своей инаугурационной речи Дж. Буш объявил, что конечной целью США является «покончить с тиранией во всем мире». «Благодаря тому, что мы действовали в великих традициях этой нации, — говорил Буш, — десятки миллионов получили свободу… Нашими усилиями был разожжен огонь, пожар в умах людей… И настанет день, когда этот огонь свободы достигнет самых темных уголков нашего мира…». Эта связанная с огнем цитата была названа западной прессой главной в речи «пламенного Буша». При этом было отмечено, что на самом деле она берет свое начало в романе Федора Достоевского «Бесы».

Сообщается, что в настоящее время и в Америке, и в России вырос интерес к феномену «нелинейной исторической провокации с ее тайными обществами», ее, как пишет Достоевский, «Интернационалкой», представителем которой был и провокатор Нечаев, выведенный в образе Петра Верховенского. Этот архетип «нелинейного» провокатора позволяет понять специфику бархатных революций и стратегии направленного духовного разложения, которые используются США для подготовки и организации этих революций. О разрушительной энергии нравственной деградации, которая становится революционизирующим фактором, Верховенский говорил так: «Право на бесчестье — великая сила. Дайте людям право на бесчестье, и они все к нам прибегут, ни одного там не останется!».

В Соединенных Штатах, надо полагать, внимательно изучили и приняли как руководство к действию «Катехизис революционера» Сергея Нечаева, который оказался в высшей степени актуален и переведен на многие языки мира. «Все это поганое общество, — писал Нечаев, — должно быть раздроблено на несколько категорий: первая категория — неотлагаемо осужденных на смерть… Вторая категория должна состоять из таких людей, которым даруют только временно жизнь для того, чтобы они рядом зверских поступков довели народ до неотвратимого бунта… Четвертая категория состоит из государственных честолюбцев и либералов с разными оттенками. С ними можно конспирировать по их программам, делая вид, что слепо следуешь за ними, а между тем прибирать их к рукам, овладев их тайнами, скомпрометировать их донельзя, так, чтобы возврат для них был невозможен, и их руками мучить государство».

Такое впечатление, что это писано сегодня, применительно к нынешней России, и в точности представляет ту политику, которую США проводят в отношении правящей элиты, коррумпируя ее, ставя под контроль и революционизируя обстановку в стране.

Изучение технологии подготовки и проведения бархатных революций свидетельствует о том, что они были организованы Соединенными Штатами для достижения корыстных политических целей.

Поэтому, когда в наших патриотических кругах начинают говорить о возможности возникновения революционной ситуации в России с оптимизмом и надеждой, как о радостной перспективе перемен, нужно обратиться к ретроспективе и посмотреть на то, что уже произошло, например, в Югославии, Грузии и на Украине. Когда мы анализируем революции в этих странах, то невольно переходим на военные термины и понятия, потому что внимательное изучение этих событий подводит к выводу о том, что они представляют специфическую форму войны против России. А возлагаемые на них надежды патриотических сил могут оказаться очень опасной иллюзией и заблуждением.

Бархатная революция — специфическая форма войны против России

Американский журнал «Front Page Magazine» (январь 2005 г.) опубликовал статью под названием «Украина и Четвертая мировая война», где дается следующая оценка нынешней ситуации в мире: «Четвертая мировая война сейчас находится на этапе, аналогичном периоду „странной войны“ во Второй мировой, со вторжения в Польшу в сентябре 1939 до падения Запада в мае 1940. После того нападения имело место состояние войны, и в ту осень и зиму предпринимались некоторые действия, напоминающие военные, но большинство лидеров союзников не признавали войну за то, чем она была».

Внимательное изучение технологии, а точнее сказать — стратегии бархатных революций позволяет сделать вывод о том, что это особая форма политической интервенции и войны против России, используемая Соединенными Штатами в ходе Четвертой мировой войны.

В ходе бархатных революций США эксплуатируют протестные настроения народа и национальной элиты, ставя их на службу своим гегемонистским интересам. Причем требуемый для организации революции конфликтный потенциал является следствием подрывной деятельности американских спецслужб, направленной на дестабилизацию обстановки в стране, избранной в качестве мишени агрессии.

Повсеместное распространение бархатных революций — это новый радикальный курс Вашингтона, направленный на глобальное расширение американского влияния, обеспечение экономических интересов и мирового господства США. Представители высшего руководства этой страны не скрывают своей приверженности этому курсу. Госсекретарь США К. Райс, выступая 24 мая 2005 года на заседании Американо-израильского комитета по общественным связям (крупнейшей лоббистской организации, отстаивающей интересы Израиля в США), заявила: «Мы измеряем свой успех демократическими революциями, которые потрясли весь мир — яркими революциями „роз“, „оранжевой“, „пурпурной“, „тюльпановой“ и „кедровой“. Свобода сегодня идет маршем в Афганистане и Ираке, Ливане и Грузии, на Украине, в Киргизии и на палестинских территориях». Сделав подобные заявления, Райс фактически признала причастность Белого дома к организации этих революций. Кроме того, она поставила их в один ряд с ведущимися США военными кампаниями, объединив все в единый стратегический контекст.

В упоминавшейся статье «Украина и Четвертая мировая война» читаем: «Война с террором будет выиграна не в Ираке. В конечном итоге победа повлечет за собой распространение свободы в те регионы мира, которые никогда ее не знали». В этой цитате «распространение свободы», что декларируется как одна из главных целей бархатных революций, связывается с войной. И это не случайно. В стратегии бархатных революций содержатся все признаки и критерии, характерные для войны. Во-первых, в ходе этих революций достигаются цели, традиционно решаемые в ходе войны. И, во-вторых, используется методология, присущая войне. Цели и методология — вот где прослеживаются параллели между революционной и военной агрессией. Интересно, что для описания технологии бархатных революций американские стратеги используют военные термины и понятия.

И в случае революции, и в случае войны преследуются одни и те же цели. Прежде всего делается ставка на победу. Она достигается через реализацию промежуточных целей — таких, как подрыв позиций и истощение страны, ставшей объектом нападения, смена режима (установление подконтрольного Вашингтону колониального режима), нейтрализация возможных источников сопротивления и, наконец, уничтожение противника (демонтаж государственности).

Из всех перечисленных выше целей главной, пожалуй, является смена режима. Все остальные цели подчинены осуществлению этой оперативной доминанты и рассматриваются либо в качестве мер по подготовке операции, либо как закрепление и развитие достигнутого успеха и придание ему необратимого характера.

Но смена режима есть не что иное, как самая настоящая цель самой настоящей войны. В военно-стратегических документах Пентагона имеется такое понятие, как «достижение решительной победы», что предусматривает два возможных варианта: либо оккупацию территории страны, либо смену режима.

Полностью указанные выше военные цели революционной стратегии Вашингтона были реализованы в Югославии (теперь уже бывшей Югославии), стране, где впервые была применена технология бархатной революции.

Эксперты подводят следующий итог этим драматическим событиям: «Сербская Краина истреблена, Республика Сербская изолирована, Косово отчленено, Черногория отделена. В Сербии на очереди — автономная Воеводина, где венгры не составляют достаточной для суверенизации доли населения. Албанское этническое меньшинство при поддержке Запада уже дробит Македонию, а завтра примется за Черногорию».

На языке войны это называется сокрушительным поражением и уничтожением противника через демонтаж государственности. В свое время Буш назвал Косово моделью усмирения, моделью, которую американцы попытаются применить и к нашей стране. Поэтому, прежде чем выступать с призывами о перспективе революции в России, нужно учитывать эту балканскую ретроспективу.

Подтверждением тому, что бархатная революция обладает всеми признаками войны, служит использование при ее осуществлении методологии войны. И действительно, в технологии революции есть своя стратегия и оперативное искусство. Существует подготовительный период и связанные с ним мобилизационные мероприятия. Особо стоит выделить меры, соотносимые с военным строительством и формированием командного и личного состава. Одной из важных оперативных составляющих является обеспечение эффекта внезапности и введение противника в заблуждение, что обеспечивается через всякого рода фальсификации, придание операции внешней законности и внешней бессистемности. Действует разведывательная сеть и используется конспирация. Диверсионные действия, как и положено в традиционной войне, направляются на подрыв и разложение боевого духа. В роли спецназа здесь выступает пятая колонна, коррумпированные чиновники, секты, ангажированные СМИ и учителя. Материально-техническое (тыловое) обеспечение тоже тщательно планируется и играет очень важную роль, приобретая масштабный характер непосредственно в процессе революционных выступлений.

Война вышла из своего традиционного физического (наземного, морского и воздушно-космического) пространства, поднялась вверх в пространство политическое и дальше — в пространство духовное. То, что раньше достигалось с помощью грубой вооруженной силы, теперь может быть достигнуто более тонкими и изощренными политическими и духовными средствами, которые к тому же обходятся намного дешевле, чем средства физические и материальные.

Американский журналист Макс Бут, выражающий интересы и взгляды американской администрации, в статье «Экспорт украинского чуда», опубликованной в «Los Angeles Times» 31 декабря 2004 года, в довольно циничной и открытой форме подтвердил связь между демократией, войной и революцией: «Эти революции разоблачают несостоятельность постулата о том, что „демократию нельзя навязать извне“. Да, нельзя, но внешние силы могут помочь убежденным демократам преодолеть внутренние преграды. Иногда, когда приходится иметь дело с окопавшейся диктатурой, может потребоваться и военная интервенция по типу той, что имела место в Ираке и Афганистане. Более хрупкие режимы могут быть разрушены самими народами этих стран, но даже они иногда нуждаются в небольшом внешнем толчке».

Как показывает опыт Югославии и Ирака, критерием победы в войне за демократию является не установление мира, как в традиционной войне, а разрушение, хаос и смерть.

Американское руководство, уверенное в своей безнаказанности, присваивает себе право на насилие и революционную интервенцию и рассматривает ее не как международное преступление, а как норму. Борьба за демократию развязывает руки, оправдывает любые правонарушения.

Сейчас можно говорить о жестких и гибких военных стратегиях, которые соотносятся соответственно с интервенцией в иерархию пространств: физическое (материальное), политическое (информационное, психологическое) и духовное. И в этом контексте бархатные революции есть разновидность политической агрессии. Мы вышли на тот новый временной рубеж, когда понятие «агрессия» нельзя рассматривать только применительно к вооруженному вмешательству в территориальное пространство другого или других государств. Трансформация войны требует внесения в международное и национальное право изменений, которые бы задавали новые критерии определения того, кого считать агрессором. Это должен быть не только тот, кто нарушает географическую (физическую) границу государства с помощью вооруженных сил, но и тот, кто осуществляет интервенцию в политическое пространство в целях смены режима и установления марионеточного правительства. И в том, и в другом случае следствием становится оккупация и колонизация страны-жертвы агрессии, а действия и цели нападающего характеризуют его как агрессора.

С точки зрения такого подхода планы США по формированию секретного списка из 25 стран, где «в случае нестабильности может понадобиться вмешательство со стороны США», должны рассматриваться как агрессивные приготовления.

В соответствии с решением, принятым в начале 2005 года, ответственным за составление такого списка назначен Национальный совет по разведке, который обязан не только вести перечень, но и каждые шесть месяцев на регулярной основе его обновлять. Для этой работы создано новое управление госдепартамента США по реконструкции и стабилизации, возглавляемое Карлосом Паскуалем, бывшим послом США на Украине (что примечательно!) и бывшим директором по России, Украине и странам Евразии в Совете национальной безопасности США.

В том же контексте следует рассматривать инициативу Буша по созданию так называемого «корпуса активного реагирования» для содействия зарубежным странам в переходе к демократии и рыночной экономике. По словам американского президента, это будут дипломаты и другие служащие, которые смогут быстро направляться в кризисной ситуации в качестве гражданских спасателей. Буш сказал, что «это позволит направлять нужных специалистов в зарубежные страны и разворачивать там программы помощи в течение считанных дней и недель, а не месяцев или лет, как это происходило до сих пор». В 2006 году на указанные цели США выделяют 124 млн долларов.

Американская политическая интервенция попирает суверенитет целого ряда государств, нарушая таким образом нормы международного права. Подобные инициативы серьезно дестабилизируют обстановку в мире и, как правило, распространяются на те страны, которые связаны с Россией узами экономического или политического сотрудничества, то есть имеют очевидный антироссийский характер.

Геополитика бархатных революций

География бархатных революций делает очевидным стремление США подорвать устои российской государственности путем реализации двух геополитических целей, о которых пишет А.С. Панарин в своей работе «Глобальное политическое прогнозирование».

Во-первых, планируется замкнуть горизонталь по линии двух океанов — Атлантического и Тихого, проведя ее через всю континентальную Сушу. Эта линия должна пройти по периметру постсоветского пространства, отторгнутого у слабого противника, руководство которого не намерено организовывать сопротивление.

Во-вторых, ставится задача рассечь евразийский Континент по горизонтали, отделив его южную часть (от Черного моря до Охотского) от северной, закрыв возможность стратегического объединения осажденного Континента и становления континентальной идентичности. Речь идет о захвате власти над Евразией и фактической ликвидации Континента. Линия его рассечения проходит через Украину, Грузию, Азербайджан, республики Средней Азии, Китай и Тихоокеанское побережье. Эта траектория точно укладывается в географию бархатных революций, которые являются, по своей сути, вторжением в геополитическое пространство России с целью создания по периметру ее границ санитарного кордона, своего рода «санитарной империи», главным объединяющим стержнем которой служит антироссийский фактор и русофобия. Причем последняя означает, прежде всего, страх возрождения Российской империи, потенциал которого, несмотря ни на что, сокрыт в глубинных пластах России. Пока Россия существует, этот потенциал рано или поздно обязательно придет в движение, породив мощную энергетику масштабных процессов объединения.

Во время войны на Фолклендах Генри Киссинджер сказал: «Ни одна великая держава не отступает навсегда». Эту цитату применительно к России приводит Марк Алмонд в своей статье «Вашингтон: Сейчас или никогда», опубликованной в «New Statesman» в декабре 2004 года.

Бархатные революции направлены на то, чтобы Россия отступила навсегда, чтобы избавиться от этого страха воскрешения сильной священной империи. Алмонд подтверждает антироссийскую сущность революции на Украине следующими рассуждениями: «Если Украина попадет в орбиту НАТО, тогда Россия утратит доступ к своим черноморским военно-морским базам, а ее нефть и газ должны будут проходить жесткий „паспортный контроль“ Америки».

Выше говорилось о том, что в понимании руководства США и американских военных стратегов одной из главных целей войны является смена режима. Она может быть проведена вооруженным путем, как, например, в Ираке, либо невооруженным путем, через манипулирование выборными кампаниями, что широко использовалось в ходе бархатных революций. Так были приведены к власти проамериканские и одновременно антироссийские режимы в Грузии и на Украине. Но есть еще один невооруженный способ смены режима, который заключается в перепрограммировании действующей правящей элиты. Здесь даже не требуется проведения революции. Этот способ можно назвать «устрашение революцией». В этом случае руководство страны из страха лишиться власти и чувствуя шаткость своих позиций по причине, главным образом, своей коррумпированности и антисоциального курса, соглашается радикально изменить свою политику еще до выборов. Тогда выборы проходят гладко. У власти остаются те же люди, но режим становится проамериканским и одновременно антироссийским. Так перепрограммирование власти через революционный шантаж используется США как эффективное средство смены режима с национального на оккупационный и колониальный. Примером тому служит Молдавия. Ее президент Владимир Воронин избежал свержения, переориентировав свою политику и направив свой курс против России в угоду США. Пришедший к власти на волне пророссийских деклараций, Воронин стал делать прямо противоположные заявления. В начале июня 2005 года во время выступления на Совете НАТО в Брюсселе он подчеркнул, что на пути продвижения Молдавии в Евросоюз и сближения с НАТО есть преграды, которые без помощи извне молдавскому руководству не преодолеть: «Это незаконное присутствие российских войск на нашей территории и нерешенный приднестровский конфликт», которые, ко всему прочему, «неблагоприятно влияют на безопасность региона в целом».

Более того, Молдавия обратилась к НАТО и ЕС с просьбой помочь ей избавиться от российского военного присутствия и сменить российских миротворцев контингентом «голубых касок». Сообщалось также, что 10 июня 2005 года парламент Молдавии одобрил инициативы Украины по урегулированию приднестровского конфликта, выдвинутые Виктором Ющенко. В этом плане предусматривается подключение к приднестровскому урегулированию ЕС и США, а также «трансформация нынешнего формата приднестровского урегулирования в международный механизм военных и гражданских наблюдателей, отмена должности президента Приднестровья и смена режима по аджарскому варианту, с присвоением Приднестровью статуса автономии. План заслужил горячее одобрение главы НАТО Яаапа де Хооп Схеффера. Кроме того, Воронин высказался за разработку и внедрение индивидуального Плана действий и партнерства Молдавия — НАТО и дал высокую оценку продвижению альянса на восток, хотя в 2000 году, став президентом, он обещал России, что не допустит, чтобы натовские солдаты подошли к Курску.

Как видим, смена режима через перепрограммирование властной элиты и устрашение революцией оказалась в высшей степени эффективной.

География революций и их военно-стратегические последствия свидетельствуют о том, что США и НАТО готовятся к военным действиям против России.

Сообщается, что США подарили Молдавии мощный радар, который позволяет следить за воздушным пространством центральной части России и, возможно, за частью Южного федерального округа. Министр обороны Молдавии Валерий Плешка сказал, что «радар станет новым атрибутом национальной армии суверенного государства». Его обслуживанием займутся американские специалисты, которые научат обращению с этой техникой молдавских военнослужащих.

Молдавский радар — объект, направленный исключительно против России. Подобные объекты планируется разместить в других граничащих с Россией государствах.

Подобное сотрудничество в военной сфере США планируют распространить и на Украину. Существуют планы по размещению мощного радара в Южной Осетии, который будет контролировать территорию вплоть до Ростова. Такая возможность появилась у американцев после организации революции в Грузии.

Открывая двери перед США и НАТО, страны, ставшие жертвами бархатных революций, по указанию Вашингтона требуют незамедлительного свертывания российского военного присутствия на их территории. По мнению экспертов, ответным шагом России здесь должно стать размещение российских военных баз во всех регионах постсоветского пространства, где их готовы принять. Это прежде всего Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Узбекистан и Киргизия.

Меры по противодействию антироссийским бархатным революциям можно выработать, только поняв их сущность как разновидности войны в особом, политическом пространстве. Наиболее показательным здесь является пример «оранжевой революции» на Украине.

За кулисами «оранжевой революции»

Анализ событий на Украине позволяет поставить знак равенства между революцией и войной против России.

Организаторами революции на Украине были откровенные русофобы, те, кто на протяжении многих лет способствовал проведению антироссийского курса и известен своей принадлежностью к антироссийскому лобби в американской политике.

К числу главных идеологов проекта принадлежит З. Бжезинский, который всегда отличался патологической русофобией. Занимая в администрации Джимми Картера пост советника президента по национальной безопасности, он руководил внешней политикой США. В 1970-х годах разработал и осуществлял стратегию поддержки «афганских моджахедов», которые использовались для борьбы против советских войск, насаждения экстремизма и терроризма и подготовки удара по СССР. Тогда была создана сеть организаций, которые ныне именуются как «международные террористические». Он одержим идеей расчленения России на три государственных образования и убежден, что Сибирь с ее природными ресурсами не должна находиться под контролем Москвы.

Украина, которой Бжезинский отводит особую роль, является одной из пяти важнейших «опорных точек» Евразии, поэтому контроль над ней имеет мировое значение. Проамериканская и подконтрольная Западу Украина способна, по мнению Бжезинского, подорвать могущество России и запустить процесс ее распада. Действуя в направлении этой стратегической цели, весь 2004 год Бжезинский развивал бурную активность, проталкивая проект демократической революции на Украине.

Известно, что, выступая в мае 2004 года в Киевском университете с докладом под названием «Украина и мир», Бжезинский заявил, что Украина должна стать главным звеном третьего этапа расширения НАТО на восток.

В ноябре 2004 года на семинаре, проводившемся в Американском институте предпринимательства, он сказал: «Наступил исторический момент… если на Украине восторжествует демократия, России придется двигаться навстречу Западу». Бжезинский подчеркивал важность независимой и прозападной Украины в деле подрыва могущества России. «Без Украины, — писал он, — Россия не сможет быть евразийской империей».

Революции на Украине предшествовал длительный период подготовки, как и положено при планировании любой военной операции. Для этого были созданы или использованы соответствующие предпосылки, к числу которых можно отнести общественное недовольство при отсутствии взаимодействия по линии «власть- общество». На Украине сложилась революционная ситуация по классической, известной всем формуле, когда верхи не могли управлять по-старому, а низы не хотели жить по-старому.

Особо следует отметить тщательно спланированную и проведенную США операцию по формированию на Украине инфраструктуры революции, то есть сети неправительственных организаций, которые благодаря скоординированным широкомасштабным акциям обеспечили успех всех кампаний.

Важным фактором стало то, что у агрессора была объединяющая революционная идеология и стратегия действий, в то время как объект нападения не обладал методами и средствами отражения агрессии. Это было связано с устаревшими подходами к войне и отсутствием осознания того, что революция представляет военную угрозу. Одной из основных причин поражения был отход правящей элиты от исполнения своих обязанностей по государственному управлению и ее коррумпированность. Власть бросила государственность на произвол судьбы. Этот разрыв всегда чреват трагическими последствиями. Народ оказался перед выбором: либо коррумпированный режим, либо перспективы, которые сулили революционеры.

С военно-стратегической и тактической точки зрения силы, организовавшие революцию на Украине, имели одну главную цель — смену режима, или иначе — совершение государственного переворота.

Подготовка длилась довольно долго — около 30 месяцев. Масштаб и материальное обеспечение этой подготовки свидетельствуют, что к ней были подключены различные структуры, имеющие соответствующие финансовые возможности. За этот период была создана своего рода система «параллельного государства». Подготовка включала организацию курсов, семинаров и практических занятий, через которые прошло 150 тысяч человек. Впоследствии эти люди вошли в состав избирательных комиссий либо стали наблюдателями. Им было роздано около 10 тысяч камер.

Эффект внезапности был обеспечен через распределение информации таким образом, чтобы как можно меньше людей видели полную картину. Каждому шагу придавалась внешняя законность.
Как признавались впоследствии сами организаторы революции, движения официально не имели руководителей, а только «координаторов» самоуправляемых ячеек. Соблюдалась конспирация. Лидеры пребывали в подполье вплоть до революции. Например, Владислав Каскив, главный «координатор» молодежной организации «Пора», менял место жительства каждый вечер.

Летом 2004 года были проведены встречи первых активистов с представителями американских фондов, а также сербских и грузинских молодежных организаций, специализирующихся на революциях. Темой обсуждения на этих встречах была тактика восстания.

При этом была использована тактика так называемой сетевой войны, предусматривающая опору на сетевые структуры и ячейки сети. Сеть создавалась по следующей технологии. Подготовительные лагеря сформировали авангард из 320 человек. Каждый из них должен был привлечь 20 бойцов, чтобы число активистов достигло 15 тысяч. Эти бойцы впоследствии стали лидерами восстания и повели за собой добровольцев к заранее определенным стратегическим пунктам.

Дальнейшая динамика событий описывается следующим образом: столица блокирована, государственный механизм глохнет, народ — на улицах, телекамеры прибывают со всего мира.

В статье «Революция XXI века», опубликованной в британской «The Guardian» в мае 2005 года, говорится, что самым важным стал количественный фактор — «именно количеством людей определялось, можно ли будет использовать против них войска».

К 21 ноября, когда прошел второй тур выборов, нужно было привлечь на площадь как можно больше людей. Для этих целей были использованы все каналы. FМ-станции в течение недели постоянно давали анонсы. 35 тысяч человек было привезено из регионов. Таким образом, собралось около 100 тысяч человек.

Оперативный расчет оказался довольно простым. Поскольку киевское военное командование располагало всего 15 тысячами солдат, армия не стала бы вмешиваться, если бы на площади было не менее 50 тысяч человек. Таким образом, задача оппозиции сводилась к тому, чтобы удерживать достаточное количество демонстрантов вместе на площади и вокруг нее, чтобы не допустить нападения. На практике оказалось, что на площади одномоментно находились сотни тысяч людей.

Очень важно было привлечь на свою сторону армию. Как сообщает «The Guardian», эта задача стала одним из самых тонких и тайных аспектов «оранжевой революции». За полтора года до ее начала была сформирована специальная команда, которая занималась выяснением настроений командиров воинских частей, их планов, и старалась убедить их соблюдать нейтралитет.

Особо впечатляет масштаб и организация того, что можно назвать тыловым и материально-техническим обеспечением проведения демонстраций на площади. Все это совсем не похоже на стихийные, никем не направляемые акции протеста, чем хотят представить «оранжевую революцию».

Прежде всего — питание. В день для демонстрантов привозилось по пять тонн каши и по 10 тысяч буханок хлеба. Была организована медицинская помощь. Постоянно действующий медперсонал обслуживал по 5 тысяч человек в день.

Людей нужно было греть. Сообщается, что в день расходовалось по 200 газовых баллонов. В каждой палатке были один-два обогревателя плюс поролоновые коврики и спальные мешки. На площади действовало около 300 туалетов, которые нужно было время от времени чистить. Каждый день с площади вывозилось по 11 грузовиков мусора.

Проводилась мощная психологическая обработка. С протестующими работали специально созданные команды психологов и психотерапевтов, служителей культа. Были привлечены сектанты. Особо энергично действовала американская секта саентологов, которую специалисты в области сектоведения относят к крайне опасным тоталитарным сектам, имеющим антихристианский деструктивный характер. Эту секту называют частным ЦРУ, а ее основатель Рон Хаббард, сам бывший военный, считается одним из создателей психотронного оружия. В 1957 году он написал: «Война предполагает создать условия для того, чтобы население другого государства вышло из-под контроля своего правительства с тем, чтобы можно было заменить это правительство или его позицию, а после этого вернуть народ обратно под контроль правительства».

Вообще во время революции на Украине активно эксплуатировался духовный фактор. Мартовский номер «The American Spectator» сообщал, что во многом это было восстание появившихся на Украине в последние годы американских протестантских организаций, опасавшихся, что одним из первых шагов Януковича станет подавление всех неправославных христианских конфессий.

Революция на Украине в своей духовной основе имела антиправославный характер. При этом необходимо отметить революционизирующее воздействие американской религиозной экспансии.

Известно, что на момент первого тура украинских выборов в стране насчитывалось 13 000 протестантских приходов или организованных общин. Для сравнения: православных было 12 000. В. Янукович обещал покончить с этой экспансией в случае избрания.

США удалось создать на Украине мощную инфраструктуру революции, где ведущую и направляющую роль играли американские фонды и неправительственные организации (НПО).

Революционная стратегия отрабатывалась давно. Вот что об этом писала, в частности, в своем декабрьском номере 2004 года «The Guardian»: «На протяжении 1980-х годов и в период подготовки к бархатным революциям 1989 года небольшая армия добровольцев — и, давайте уж быть откровенными, шпионов — совместно работала над подготовкой того, что впоследствии стало именоваться Властью Народа. Бурно расцвела сеть взаимосвязанных фондов и благотворительных организаций, которые взяли на себя переправку диссидентам многих миллионов долларов. Эти деньги давали в подавляющем большинстве страны НАТО и их тайные союзники вроде „нейтральной“ Швеции».

Революцией на Украине руководили многие американские организации, специализирующиеся на осуществлении бархатных революций. Здесь официально называются Национальный демократический институт Мадлен Олбрайт при Демократической партии, Международный республиканский институт при Республиканской партии, Агентство международного развития США, Институт «Открытое общество» Джорджа Сороса. Сюда же были вовлечены Госдепартамент США и американские спецслужбы, которые активно использовали НПО. Например, фонд «Фридом Хаус» считается прикрытием ЦРУ и главным архитектором бархатных революций. В настоящее время его руководителем является Джеймс Вулси, бывший директором ЦРУ при президенте Клинтоне.

«Фридом Хаус» тесно связан с «Национальным фондом за демократию», еще одной структурой, участвовавшей в событиях на Украине и специализирующейся на государственных переворотах (пример — неоднократные попытки свергнуть президента Венесуэлы Уго Чавеса).

Как сообщает французская «Reseau Voltaire», «Национальный фонд за демократию» был создан в 1982 году президентом Р. Рейганом, чтобы обеспечить преемственность определенной секретной деятельности ЦРУ под приличным прикрытием. В это же время Пол Вулфовиц (бывший до недавнего времени первым заместителем министра обороны США) и его друзья-неоконсерваторы, оказавшиеся сейчас у власти в США, ввели в эти различные организации множество активных троцкистов из американских социал-демократов. «Национальный фонд за демократию» субсидирует «Фридом Хаус», который, в свою очередь, частично финансирует программы, выбранные фондом, скрывая тем самым следы вмешательства США.

В январе 1983 года, во время скандала Иран-контрас, Рональд Рейган реорганизовал всю систему публичной дипломатии. В результате возник комитет по надзору, куда в качестве представителя от «Фридом Хаус» был введен Лео Чирни, специалист по ведению психологической войны. В 1986 году «Фридом Хаус» принял на работу Мелвина Лэски, который ранее руководил журналом «Encounter» и программой «Exchange», финансировавшимися ЦРУ.

В том же году «Фридом Хаус» начал реализацию программы по свободе вероисповедания в мире. Эта инициатива, поддержанная Конгрессом, привела к появлению в 1998 году Консультативной комиссии по свободе вероисповедания за границей, которая составляет ежегодный доклад на эту тему, что свидетельствует о стремлении взять под контроль религиозную ситуацию в мире. Это дает возможность установить контакт с различными сектами и пользоваться ими в своих целях.

В 1990-х годах «Фридом Хаус» расширил свою деятельность, открыв бюро в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Сербии и на Украине. В 1999 году «Фридом Хаус» создал «Американский комитет за мир в Чечне», который возглавляет Збигнев Бжезинский. В состав комитета входят самые известные неоконсерваторы, определяющие ныне курс Вашингтона, включая военную политику. Кстати, среди отцов-основателей неоконсерватизма был специалист в области общественных отношений Ирвинг Кристол, который ранее был приверженцем идей троцкизма (вспомним теорию Троцкого о перманентной революции), а затем стал «либералом американского толка».

Чтобы иметь представление о нынешнем курсе Вашингтона и об идеологии таких организаций, как «Фридом Хаус» и «Американский комитет за мир в Чечне», поясним, кто такие неоконсерваторы. Кстати, неоконсерватизм еще называют «неолиберальным троцкизмом».

На вопрос: «Что отличает неоконсерваторов?» «The Christian Science Monitor» отвечает: «Это создание мирового правительства. Их философия и политика основаны на общих для них ценностях. Они пренебрежительно относятся к ООН». Основоположником неоконсерватизма считается американский философ Лео Штраус, эмигрировавший в США из Германии накануне Второй мировой войны и затем преподававший философию в Чикагском университете. Его последователями являются сейчас ведущие политики США. Неоконсерватизм исходит из того, что «люди делятся на тех, кто предназначен управлять (высших), и тех, кем нужно управлять (низших)». Лео Штраус считал, что в мире нужно установить власть «высших», избранных, то есть власть мистической аристократии, руководящей человечеством и указывающей ему, что есть добро, а что зло. По выражению Штрауса, это «естественное право высших править низшими». Штраус учил, что «людьми можно управлять только когда они объединены, а объединить их можно только против других людей». И еще одна фундаментальная идея: «Политический порядок может быть стабилен, если он объединен общей угрозой. Если ее нет, то ее нужно сфабриковать». Ставка неоконсерваторов на войну тоже является одной из основ неоидеологии: «Постоянная война, а не постоянный мир является идеалом». И еще один такой знакомый постулат неоконсерватизма: «Обман граждан теми, кто находится у власти, имеет критически важное значение».

А теперь перечислим неоконсерваторов — членов созданного «Фридом Хаус» «Американского комитета за мир в Чечне». Это Ричард Перл, советник Пентагона, занимавший при Рейгане пост заместителя министра обороны, прозван Князем тьмы за активную пропаганду жесткой антисоветской политики, то есть политики «тотальной войны» против СССР. В 1969 году Перл был помощником сенатора-демократа Генри Джексона, соавтора известной поправки Джексона-Вэника, к разработке которой Перл имел самое непосредственное отношение. Сенатор Джексон был одним из самых антисоветски настроенных политиков.

Перл является одним из активных инициаторов и стратегов иракской войны. В настоящее время он занимается исследованием «обороны будущего», а также вопросами ситуации на постсоветском пространстве и Ближнем Востоке в Институте предпринимательства. Перлу принадлежит следующее высказывание: «Одним из преимуществ этой войны (то есть войны в Ираке) будет то, что мы сможем передать короткое послание, послание из двух слов: „Ты — следующий“».

В состав «Американского комитета за мир в Чечне» входит еще целый ряд примечательных лиц, среди которых:

— Эллиотт Абрамс, «прославившийся» в связи с делом Иран-контрас;

— Кеннет Адельман, бывший посол США при ООН, подстрекавший к вторжению в Ирак, предсказывая, что это станет «легкой прогулкой»;

— Мидж Дектер, биограф министра обороны США Дональда Рамсфелда и директор «Heritage Foundation»;

— Фрэнк Гаффни из милитаристского Центра политики безопасности (Centre for Security Policy);

— Брюс Джексон, бывший офицер военной разведки США и одно время вице-президент корпорации «Lockheed Martin», в настоящее время председатель Комитета США по НАТО;

— Майкл Лидин из Института предпринимательства, один из главных апологетов смены режима в Иране (в Италии в начале 80-х годов был связан со скандально известной масонской ложей П-2; в 1981 году, вернувшись в США, стал советником госсекретаря Хейга по антитерроризму, в дальнейшем занимался этими же вопросами в Пентагоне и в Совете национальной безопасности);

— Джеймс Вулси, бывший директор Центрального разведывательного управления США, один из ведущих идеологов планов Джорджа Буша по переустройству мусульманского мира (ему принадлежит цитата: «Иракская кампания — это, на самом деле, не что иное, как начало Четвертой мировой войны, и вполне возможно, что она продлится несколько десятилетий»);

— Александр Хейг, бывший госсекретарь, и Стивен Солэрс, бывший конгрессмен, которые вместе с Бжезинским возродили и инициировали джихад против советских войск в Афганистане (сообщается, что они поддерживали бен Ладена, чтобы направить джихад сначала в Боснию-Герцеговину, а затем в Чечню, чтобы способствовать распаду Российской Федерации и получить контроль над ресурсами Кавказа).

«Фридом Хаус» получил поддержку президента Буша, поручившего этой организации составлять ежегодный доклад по гражданским свободам и политическим правам в мире. В соответствии с этим докладом по итогам 2004 года Россия была признана «несвободной страной», то есть взята под прицел.

В целом отмечается, что состав правления «Фридом Хаус» может служить «справочником по разведке». Нельзя не упомянуть Томаса Фоли, председателя Трехсторонней комиссии и бывшего президента Консультативного президентского совета по разведке, а также Сэмюэля Хантингтона, автора теории столкновения цивилизаций. Список будет неполным без Джин Киркпатрик, являющейся членом Совета по оборонной политике Пентагона, членом Мальтийского ордена, членом тайного ордена «Опус Деи», называемого «католическим масонством». Сообщается также, что Джин Киркпатрик активно сотрудничает с сектой Муна. Будучи представителем США в комиссии ООН по правам человека, она блокировала любые резолюции, защищающие права палестинцев.

Как видим, с «Фридом Хаус», главным исполнителем проекта «оранжевой революции», связано много примечательных имен. Кстати, рабочий бюджет организации в 2002 году составил примерно 14 млн долларов. Согласитесь, не так уж мало для общественной организации.
«Фридом Хаус» является одним из ключевых звеньев инфраструктуры «оранжевой революции» на Украине. Но при этом нельзя не отметить революционную деятельность американских социологических агентств и профессиональных консультантов, усилия которых были направлены на организацию фокус-групп и манипулирование данными опросов общественного мнения.

В настоящее время вышеперечисленные организации создают основания для проведения бархатной революции в России. «Фридом Хаус», тесно связанный не только со спецслужбами, но и с высшим американским руководством, уже объявил Россию недемократической страной, что можно считать приговором и отправной точкой для военных приготовлений США. С точки зрения «Фридом Хаус» и фонда Сороса, идеальным способом разгрома «имперской» российской государственности является эскалация социальных (включая революцию), межэтнических и межрелигиозных конфликтов.

Деятельность американских НПО на территории России рассматривается Вашингтоном как новая стратегия ведения войны, направленной на расчленение России, в том числе путем создания местных элит, которые впоследствии «должны перехватить власть».

В подтверждение этому приведем названия некоторых программ и инициатив, осуществляемых Агентством международного развития США на региональном уровне:

— «Независимые СМИ в России»,

— «Программа поддержки гражданских инициатив на Дальнем Востоке»,

— «Мониторинг дерегулирования экономики»,

— Рабочая группа «Аляска-Сахалин»,

— «Социально-экономическое развитие и управление на местном уровне: новое качество роста»,

— «Американо-российское партнерство на Дальнем Востоке» и др.

Комментарии, как говорится, здесь излишни.

Тесная связь американских НПО, участвовавших в событиях на Украине со спецслужбами, не ограничивается примером «Фридом Хаус». Стоит отметить еще и Институт Альберта Эйнштейна (ИАЭ), который играл ведущую роль, «организуя и выводя на улицы молодежные движения и тем самым подготавливая условия для государственных переворотов».

Известно, что ИАЭ существует на деньги Сороса (его «благотворительных фондов») и правительства США. Возглавляют его бывший офицер разведывательного управления Министерства обороны США полковник Р. Хелви и доктор Дж. Шарп из Гарвардского университета. Шарп является специалистом в области использования ненасилия при свержении государственной власти.

Движущими силами всех бархатных революций были молодежные организации, которые создавались под руководством США.

В Югославии это была организация «Отпор», которая позже трансформировалась в Центр ненасильственного сопротивления, находящийся в Белграде. В Грузии действовала «Кмара», на Украине — «Пора». Аналогичные задачи в Белоруссии выполняет организация «Зубр».

Известно, что перед тем как стать президентом, Саакашвили приезжал в Белград, чтоб пройти курс обучения технологиям организации массового неповиновения. Украинская «Пора» заявила, что ее консультантами и образцом для подражания были организации «Отпор» из Сербии и грузинская «Кмара».

Сообщается, что ведущие члены и активисты украинской организации «Пора» обучались лицами, «получающими поддержку из США». В докладе «Джеймстаун Фаундейшн», в исполнительный комитет которого входят Джеймс Вулси и Збигнев Бжезинский, говорится: «Отпор» обучал членов «Поры» в рамках программы «Участие граждан в выборах на Украине». Выполнение этой программы контролировалось и осуществлялось «Фридом Хаус», Национальным Демократическим институтом и Международным Республиканским институтом. Финансирование программы шло через Агентство международного развития США.

Как свидетельствуют организаторы «Поры», создание сети молодежных организаций происходило сначала на деидеологизированной основе, по интересам или направлениям. Молодежь учили организовываться в движения, объединенные межличностными связями и контактами.

«Накачка идеологией» якобы аполитичных организаций произошла на Украине где-то в начале сентября 2004 года, когда студенты пришли на занятия. Это произошло по неформальным молодежным каналам. А потом они пришли на Майдан как на тусовку.

Революция воздействовала не только на убеждения молодежи, то есть на ее сознание, но и на психику. Сообщается, что более 500 молодых украинцев уже записались в секретные списки для того, чтобы поехать в Белоруссию для участия в мероприятиях по ее демократизации. Один из этих добровольцев сказал: «Если ты пережил этот опыт, невозможно вернуться к своей спокойной, убогой рутине. Мы — наркоманы революции и распространим эту болезнь во всей бывшей империи».

Особо стоит остановиться на формировании оппозиции и подготовке лидеров революции.

Американские организаторы революций делают ставку на коррумпированных политиков, которых можно потом держать на крючке с помощью шантажа. Как оказалось, это один из самых надежных способов контроля и манипулирования правящей элитой. Подготовка революции на Украине еще раз подтвердила приверженность США такому подходу к формированию оппозиции.

Например, Мэтью Бжезинский, сын Збигнева, занимавшийся лоббированием интересов англосаксонских нефтяных компаний на Кавказе и Каспии, в своей книге «Казино Москва», опубликованной в 2001 году, признался, что Юлия Тимошенко получила в свое время от тогдашнего премьер-министра Павла Лазаренко «тысячи миллионов долларов». Впоследствии Лазаренко был обвинен в отмывании денег и шантаже. Тимошенко тоже ненадолго оказалась в тюрьме, в том числе за одобрение продажи нескольких украинских электростанций американской компании AES, возглавляемой Ричардом Дарманом, членом военно-энергетического техасского концерна «Carlyle Group», связанного с династией Бушей.

Что же касается Ющенко, то он, как сообщается, будучи премьер-министром, активно участвовал в продаже крупных национальных экономических активов иностранцам по очень заниженной цене. Высказывается предположение, что, возможно, именно поэтому его поддержал Джордж Сорос.

Выбор лидера оппозиции является вопросом особой важности, поскольку именно ему предстоит возглавить марионеточное правительство. Известно, что для свержения правящего режима необходимо объединить разрозненную оппозицию вокруг единого кандидата.

США подбирают такого лидера, исходя из прагматических и утилитарных соображений. При этом ему могут даже разрешить выступать с антиамериканскими, националистическими и патриотическими лозунгами.

Особое значение имело финансирование революции. Если главным идеологом украинского геополитического проекта был Збигнев Бжезинский, главным исполнителем — «Фридом Хаус», то главными финансистами стали Фонд Сороса, Национальный фонд за демократию и Агентство международного развития США. Ставки были большие, и американцы не скупились на деньги.

Правда, официально назывались скромные суммы. В сравнительных данных это выглядит так. На организацию революции в Югославии, начавшейся в октябре 1999 года, американское правительство потратило 41 млн долларов. На Украине же эта цифра составила 65 млн долларов. В Грузии вообще были куплены и поставлены на службу новому хозяину полиция и армия Шеварднадзе.

В статье «Украина и Четвертая мировая война» («Front Page Magazine», январь 2005 года) говорится: «Выборы на Украине никак нельзя назвать честными. К махинациям добавились крупные вливания Запада- по словам тысяч „оранжевых“ демонстрантов, им платили по 150 долларов в день на протяжении недель (!), чтобы они продолжали протестовать. Таким образом, украинский народ на личном опыте узнал, что демократию можно купить». Эти действия США оцениваются в статье как «насильственная смена режима».

Макс Бут в упомянутой выше статье подтверждает активное финансовое участие США в подготовке революции на Украине и даже пишет о том, какие суммы и на какие цели были потрачены: «В американской интервенции на Украине нет ничего бесчестного, поскольку она предназначена для поддержки демократии, а не какого-то конкретного кандидата. Поверхностный взгляд на сайт Национального фонда за демократию дает представление о том, на что он выдавал гранты:

— 399 968 долларов на обучение профсоюзов,

— 50 000 долларов на проведение ежемесячных опросов общественного мнения,

— 32 000 долларов на обучение учителей средних школ и

— 50 000 долларов на работу интернет-сайта, анализирующего украинские средства массовой информации.

Безобидные суммы, но в закрытом обществе они могут иметь мощный эффект».

Эти «безобидные суммы» не идут в сравнение с теми вливаниями, которые были сделаны в другую крайне важную сферу, являющуюся одним из столпов демократического устройства. Бут пишет об этом: «Например, Американская ассоциация адвокатов потратила 400 000 долларов на обучение украинских судей избирательному праву. Среди тех, кто посещал ее семинары, были пять судей украинского Верховного суда, которые проголосовали за отмену сфальсифицированных результатов выборов 21 ноября и за проведение нового голосования, приведшего к победе Ющенко».

После этого не вызывает удивления тот факт, что 14 января 2005 года Верховный суд Украины отказался принять от представителей Януковича более 200 кассет с видеозаписями нарушений во время выборов 26 декабря. Мотивация отказа — отсутствие у Верховного суда технических средств для их просмотра, то есть в Верховном суде не оказалось видеоплеера.

В 2003 году Национальный фонд за демократию финансировал проведение на Украине двадцати трех программ стоимостью 1,9 млн долларов. Главной целью финансирования был антироссийский фактор. Вокруг него формировались и объединялись революционные демократические силы. Именно этот фактор, в сущности, стал главной целью финансирования.

Бут пишет и об участии НАТО в событиях на Украине, не скрывая военно-стратегических целей революции: «Организация НАТО за последнее десятилетие также потратила значительные средства на обучение украинских офицеров в рамках инициативы „Партнерство во имя мира“. Это западное обучение, которое включает вопросы защиты прав человека, стало одной из причин того, что украинские военные отказались выступить против демократических демонстрантов. Несмотря на результаты голосования 26 декабря, „оранжевая революция“ далека от завершения. Для укрепления демократии на Украине НАТО и Евросоюз должны выступить с предложением об ускоренном вступлении этой страны в свои ряды».

* * *

Стратегия организации бархатных революций не оставляет сомнений, что речь идет о крупномасштабных приготовлениях и к войне против России, которая может также стать мишенью революционной агрессии. Поэтому те патриотические силы, которые высказываются сейчас за революцию, должны иметь в виду, что они неизбежно становятся марионетками в игре противника со всеми вытекающими отсюда последствиями для судеб Отечества. Будем надеяться, что все, кто увлечен сейчас мифом о том, что Россию спасет революция, сделают соответствующие выводы.

В связи с этим более чем странным представляется факт появления в газете «Завтра» (N 37 (617) от 14 сентября 2005 года) интервью с М. Ходорковским, призывающим, по сути, к оранжевому «мобилизационному проекту» и «левому повороту». Высказывания М. Ходорковского не удивляют (в одном из отзывов на интервью в Интернете проводится параллель между ним и Тимошенко). Недоумение вызывает позиция газеты, считающейся патриотической. Надо полагать, редакция не разобралась в ситуации.

На фоне понимания того, какие огромные по своему масштабу цели стоят за стратегией бархатных революций и какую угрозу они несут нашему государству и народу, мы должны давать оценку всем попыткам поднять Россию на революционное восстание. Призыв к революционной борьбе и мятежу, как бы он ни назывался, может исходить сейчас только от откровенно враждебных России сил либо от тех, кто, заявляя о своей патриотичности и антиамериканизме, на самом деле так или иначе связан с противником и действует в его интересах. Именно здесь сейчас проходит водораздел. Именно сквозь призму отношения к революции можно отделить истинного патриота от замаскировавшегося провокатора, играющего на страданиях народа и наживающего себе на этом не только политический, но и, как было показано выше, немалый финансовый капитал. Революция- это не только специфическая форма войны против России, но и эффективный способ разложения патриотической элиты, которой хотят навязать революционность как главный критерий патриотичности, которую хотят заставить принять зло за добро. В этом смешении добра и зла, утрате христианского эталона кроется не только смута, но и тьма полного духовного рабства. Революция — это не только политический мятеж. Это мятеж в душе, утратившей ориентиры. Это путь к новому мировому порядку, где нет места вере, надежде, любви, где Россия должна быть стерта из памяти как светоч духовного возрождения. Призыв к революции — это призыв к предательству своего Отечества и своего народа.

Если революция неприемлема как выход из ситуации, в которой оказалась Россия, значит, этот выход нужно искать где-то еще. Во всяком случае, отсечение неприемлемых вариантов — это тоже путь поиска единственного правильного решения. И оно будет обязательно найдено. Мы не должны в этом сомневаться.

В работе использованы цитаты из статей зарубежной прессы, размещенных на сайте ИноСМИ.Ru

Татьяна Васильевна Грачева — кандидат педагогических наук, доцент. Окончила высшие курсы Военной академии Генерального штаба ВС РФ по специальности «Национальная безопасность».

Автор серии статей в журнале «Безопасность» и раздела «Постижение войны: мятеж как состояние души, цель и способ воевания» в книге: Месснер Е.Э. Всемирная мятежевойна (М.: Кучково поле, 2004).

http://www.moskvam.ru/2006/01/gracheva.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru