Русская линия
Литературная газета Светлана Нарожная17.05.2006 

Звонят колокола…
Новая жизнь древнейшего сакрального искусства

В этом году уже в пятнадцатый раз после длительного перерыва большой пасхальный звон в Москве начинали колокола Московского Кремля. В светлое Христово Воскресение открылся и V Московский Пасхальный фестиваль, традиционной частью которого стала Звонильная неделя. Снова, как встарь, Москва звонила на Пасху во все колокола.

Колокольный звон в традиционной русской культуре воспринимался как «глас Божий». И к колоколам на Руси относились почти как к живым существам. Им давали собственные имена, узнавали по голосам, их наказывали и даже ссылали… Звонить в колокола любили многие: достаточно вспомнить царя Ивана Грозного и слывшего большим мастером колокольного звона полководца Суворова.

В истории колоколов ярко преломилась трудная история нашего Отечества. Однако России определённо есть чем гордиться в этой области. Изобретение языкового способа звона по простоте подхода и эффективности в какой-то мере сродни изобретению колеса. Однако практически везде в Европе звонят, раскачивая сам колокол, что накладывает очевидные ограничения на размер колоколов и требует особой прочности колоколен. Наш традиционный ритмический звон, который возможен лишь при языковом способе звона, является, безусловно, оригинальным и глубоко действующим на любого, кому хоть раз довелось его услышать в исполнении искусных звонарей, впитавших многовековую традицию. Сродни чуду и достижения в литье и возрождении звонов последнего времени. Обо всём этом уместно вспомнить по завершении Звонильной недели.

История отечественных колоколов насчитывает не менее десяти веков. Первые мастера-литейщики приглашались из-за границы, но в конце XII века появились уже русские мастера, однако во время татаро-монгольского нашествия колокололитейное дело в Древней Руси практически угасло.

Возрождаться оно начало только в начале XV века. Постепенно первенство в этой области перешло к Москве, где был открыт «Пушечный двор», на котором лили не только пушки, но и колокола. Уже в 1533 году был отлит первый «тысячник», то есть тысячепудовый колокол (более 16 тонн), невиданного в Европе размера. Российские просторы требовали колоколов всё большего веса, да и каждый самодержец стремился превзойти предшественника по величине благовестника, отлитого в своё царствование.

ХVII век стал временем расцвета колокололитейного дела в Русском государстве. Так, в 1622 году был отлит «Реут» весом около 2000 пудов (около 32 тонн). А в 1655 году из осколков более старого колокола с добавлением новой бронзы отлили 10 000-пудового «Царя» (погиб при пожаре в 1701 г.), предшественника нынешнего кремлёвского «Царь-колокола». Колокола же весом 200−300 пудов (3−5 тонн) были к этому времени вполне обычным явлением. О размахе литейного дела на Руси можно судить по списку русских литейщиков XV—XVII вв.еков, в котором содержится 505 имён! Самые известные из них: Андрей Чохов, Емельян Данилов, Александр Григорьев, династия Маториных. Именно продолжатель маторинской династии Михаил в 1735 году в Москве отлил 200-тонный «Царь-колокол», так никем до сих пор и не превзойдённый по весу. В 1737 году колокол, находившийся тогда ещё в литейной яме, пострадал во время московского пожара: от него откололся изрядный кусок, поэтому колокол никогда не звонил. В XVIII веке наступила эпоха частных колокололитейных заводов, и к началу XX века насчитывалось уже 20 только крупных предприятий общей производительностью 100−120 тысяч пудов в год, что в несколько раз превышает объём колокольного литья современной России.

В ходе гонений на церковь после революции 1917 года огромные потери понесли и колокола. Например, из 39 колоколов весом более 1000 пудов осталось всего 5… Знаменитый набор колоколов Данилова монастыря был продан в Гарвардский университет, США (в настоящее время ведутся переговоры о его возвращении в Россию). В Москве не сохранился полностью ни один из исторических наборов колоколов. Чудом уцелела знаменитая звонница Ростова Великого… Справедливости ради стоит заметить, что наши атеисты не были первыми в области уничтожения колоколов. Во время Великой французской революции (1788−1804 гг.) также были уничтожены почти все колокола: их перелили на монеты и пушки. И в Испании старинных колоколов почти не осталось: во время секуляризации в 1837—1851 гг. множество колоколов было продано в Англию.

Возрождение же литья колоколов в России началось в 80-х годах XX века, и за короткое время современные литейщики добились весьма весомых — в прямом смысле — успехов, самым значительным из которых по праву считается отливка в 2003 году нового

72-тонного «Царя» для Троице-Сергиевой лавры. Для возрождающихся по всей России храмов потребовались десятки тысяч колокольных наборов, пусть и более скромных размеров. География колокололитейного дела в России широка: колокола льют в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Каменск-Уральском, Тутаеве.

В России сложились особые традиции колокольного звона. Уникальность русского колокольного звона состоит в том, что в его основе лежат ритм, темп и тембр. «Мелодия в собственном смысле слова… отступает на задний план или же совершенно исчезает» (В.Н. Ильин). «Звонящей иконой» называл русские колокола американский учёный-кампанолог Эдвард Вильямс.

Впрочем, для слаженных звонов одних колоколов недостаточно. Нужны искусные звонари. До 1917 года официальных школ звонарей в России не было, но почти при каждом храме обучение проходило «из рук в руки». С утратой большинства колоколов под корень была подрублена и традиция подготовки звонарей. Но не уничтожена совсем. Были ещё живы старые звонари в Ростове Великом, звоны которых сохранили для нас звуковые дорожки многих отечественных исторических фильмов. Традиционные звоны сохранялись также известным звонарём В.И. Машковым в Новодевичьем монастыре Москвы и игуменом Михеем в Троице-Сергиевой лавре.

Два десятилетия назад в Московском Свято-Даниловом монастыре была организована школа звонарей, которую возглавил Игорь Коновалов, ныне старший патриарший звонарь, председатель Общества церковных звонарей и художественный руководитель звонов Кремля и храма Христа Спасителя. Именно он занимался восстановлением звонов Данилова монастыря, Московского Кремля и возрождённого храма Христа Спасителя. При этом и на Иване Великом в Кремле, и в храме Христа Спасителя удалось наладить слаженные звоны, подобные знаменитым звонам Ростова Великого, в отличие от несогласованных («ералашных», как их называли в XIX веке) звонов этих московских храмов в прошлом.

Это яркие примеры восстановления звонов лишь на трёх известных звонницах Москвы. А по всей России продолжается работа по восстановлению храмов и организации звонов на них. Многие десятки, а скорее, даже сотни тысяч людей уже приобщились к благотворной традиции православного колокольного звона. В рамках звонильной недели V Пасхального фестиваля можно было услышать «вереницы звонов» разных районов Москвы. Это была уникальная возможность путешествия во времени: подобным образом звонили в Москве сотни лет назад…

Светлана НАРОЖНАЯ, действительный член Ассоциации колокольного искусства России

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg192006/Polosy/94.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru