Русская линия
Невское время Павел Ганипровский15.05.2006 

Чьи мощи нашли под алтарем?
Обнаруженные в Москве останки двух человек, возможно, принадлежат иконописцам Андрею Рублеву и Даниилу Черному

Настоятель храма Спаса Нерукотворного, расположенного на территории Андроникова монастыря, протоиерей Вячеслав Савиных сообщил, что акт «комплексного исследования по факту обнаружения костных останков в погребении N 5 в алтарной части храма Спаса Нерукотворного образа в Андрониковом монастыре в Москве» передан в Московскую патриархию. Антрополог Сергей Никитин, который руководил исследованиями, рассказал, что в экспертизе участвовали 18 человек, в числе которых — историки, биологи, антропологи, антропохимики, криминалисты, специалисты в области судебной медицины, рентгенологи и искусствоведы.

О великом иконописце Андрее Рублеве, канонизированном РПЦ в 1988 году, известно очень мало. Родился он, скорее всего, в 70-е годы XIV столетия. Происходил из образованных кругов, живописному мастерству учился, скорее всего, в Византии и Болгарии. Многие годы он провел в Троице-Сергиевой лавре, изучая труды мыслителей и подвижников того времени — основателя монастыря преподобного Сергия Радонежского и его учеников. Имел возможность и непосредственно общаться с ними. Иноческий постриг будущий святой принял в Спасо-Андрониковой обители.

С именем Рублева связан величайший расцвет московской школы живописи XIV — первой половины XV вв. Позже, согласно решениям Стоглавого собора, его творчество было решено принять за образец для иконописцев. Впрочем, до наших дней дошло очень мало его работ. Единственная икона, считающаяся в науке бесспорно рублевской, — знаменитая «Троица» из Третьяковской галереи. Для всех остальных его авторство только предположительно. Некоторое время монах-художник работал вместе с Феофаном Греком и, возможно, был его учеником. Около 20 лет, до самой смерти, вместе со своим «сопостником» иконописцем Даниилом Черным, с которым работал в Благовещенском соборе в Москве и Успенском во Владимире, он вел жизнь подвижника. Согласно житийной литературе, уже после смерти преподобного Андрея Даниил получил откровение о прославлении своего духовного брата в Царствии Небесном. Умерли они почти одновременно, возможно, от какой-то инфекционной болезни.

Интересно, что, согласно выводам антропохимика Елены Александровской, «химический состав костной ткани двух людей из погребения N 5 сходен, что позволяет сделать предположение о том, что эти люди вели одинаковый образ жизни, имели сходное питание, вероятно, имели одно и то же занятие — работа с металлом, живопись». «Исследование черепов показало, что разница в возрасте погребенных — 20 лет, — отметил и Сергей Никитин. — Предполагается, что одному было 50, а другому — 70 лет». То есть это вполне могут быть мощи Андрея Рублева и Даниила Черного. Во всяком случае, Сергей Никитин в этом уверен.

Из источников известно, что первоначально иконописцев положили под монастырской колокольней. Но в XVIII веке ее снесли, по всей видимости, тогда их и перезахоронили под алтарем. «Останки найдены благодаря отцу Вячеславу, — говорит Сергей Никитин. — Возрождение храма он начал в 1992 году с восстановления алтаря и престола. В ходе поисков были найдены камни древнего престольного основания, а под ними — случайно — погребение. В раскоп тогда спускался сам патриарх Алексий II… Меня отец Вячеслав попросил подключиться к исследованию через десять лет».

Между тем многие ученые оспаривают выводы Сергея Никитина. Даже настоятель храма не торопится с полной уверенностью утверждать, что найденные останки принадлежат именно Рублеву. «Последнее слово скажут специалисты патриархии. Будем надеяться, что уже в этом году мы сможем совершить поклонение святым мощам Андрея Рублева», — говорит отец Вячеслав.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Геннадий Попов, директор Музея имени Рублева:

— Подлинное открытие Андрея Рублева и, можно сказать, спасение древнерусской иконы состоялось в дни, когда (невзирая на «оттепель»!) на церковь обрушилась новая, теперь уже хрущевская, волна гонений. Вновь рушились и закрывались храмы, уничтожались духовные реликвии, рассыпались наборы книг по древнерусскому искусству… Остановить это безумие могла столь же безумная акция… Илья Эренбург предложил ЮНЕСКО отметить рождение автора «Троицы». И в Кремль полетели телеграммы. Главным «заговорщиком» была Наталья Демина — первый научный сотрудник зарождавшегося музея. Она вовлекла в свой «заговор» крупнейших ученых — Лазарева, Павлова, Ильина — и в эту компанию пригласила Эренбурга. Шел 1959 год. Помню, кто-то сказал: «Сейчас или никогда». И Андрей Рублев «родился» в 1360-м, чтобы через год можно было отпраздновать его 600-летие.

http://www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=241 106 002&print


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru