Русская линия
Патриархия.RuМитрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин)15.05.2006 

Доклад Высокопреосвященного митрополита Калужского и Боровского Климента, управляющего делами Московской Патриархии на конференции «Слово и образ — основа отечественной культуры»

Уважаемые представители государственной власти, общественных организаций, учреждений образования, культуры и искусства, досточтимые отцы, братья и сестры!

Значение русского языка для сохранения и формирования культуры России трудно переоценить. Язык служит формой выражения внутреннего содержания, духовной жизни человеческого сердца. Эти вещи, безусловно, являются взаимозависимыми и можно сказать взаимоопределяющими.

Традиционно следуя мыслью за великим писателем и классиком русской литературы, наш язык называют великим, могучим, правдивым и свободным, однако необходимо осознавать, что является он таковым потому, что воплотил в себе чаяния и стремления народа, отразил в себе мироощущение, свойственное нашим предкам, выросшее на культурной и цивилизационной почве восточного христианства.

Тем не менее, очевидно, что источником для становления русского языка явился язык славянский, прошедший долгий исторический период формирования и получивший литературное выражение благодаря распространению христианства в пределах проживания славянских племен.

Собственно самим появлением славянской письменности мы обязаны делу и потребностям православного миссионерства. Хорошо известен тот факт, что просветители славян — святые равноапостольные братья Кирилл и Мефодий стали создателями славянской азбуки и письменности, руководствуясь стремлением к приобщению новопросвещенных народов основам христианского вероучения, а также желанием даровать им доступ к неисчерпаемому сокровищу духовной мудрости Священного Писания и возможность полноценной литургической жизни.

Последующее распространение христианства из пределов Великой Моравии, где проповедовали святые братья, свидетельствует о востребованности их трудов. Несомненно, наши предки к тому времени представляли собой благодатную почву для усвоения христианской веры и по слову Евангелия были подобны земле, способной к принятию благого семени и принесению плода во время благопотребно (см. Лк. 8, 15).

С самых первых шагов своего литературного развития русский язык и культура в целом получают мощный импульс в виде церковнославянского языка и письменности: «С ранних времен принятия христианства и письменности, — указывал еще в 1945 году академик Виктор Владимирович Виноградов, — у славянских народов, особенно тех, которые оказались в сфере влияния греко-византийской культуры, литературным, государственным и дипломатическим языком был язык славянский, то есть близкий к народному… Таким образом, синтез общеславянской или старославянской и восточно-славянской стихий создал мощную базу для широкого и свободного развития русского литературного языка».

И ныне славянский язык является фундаментом и общим основанием для возможности взаимопонимания друг другом представителями разных славянских народностей, пусть даже на бытовом уровне.

Показательным является также факт почти исключительной принадлежности письменных памятников допетровского периода нашей истории к области церковной. Более того, даже те тексты, которые напрямую не обусловлены церковными нуждами, с очевидностью демонстрируют принадлежность автора к христианским традициям, пропитывавшим саму плоть жизни средневекового русского человека.

Особым было отношение русского человека к делу познания «книжной премудрости». По слову одного церковного автора XIX века: «Наши благочестивые предки всегда смотрели на обучение грамоте как на дело священное: грамота давала ключ к чтению и уразумению Божественных Писаний. И школы грамотности, которых было очень немного в то время, учреждались попечениями епископов и вообще духовенства».

В связи с этим отдельно хотелось бы остановиться вопросе богослужебного использования церковно-славянского языка, являющегося прямым наследником языка святых просветителей славян.

Православные христиане, живущие жизнью Церкви, хорошо сознают духовную значимость этого языка, помогающего им ощутить благодатное действие Святого Духа, являемое через их участие в богослужениях, таинствах и священнодействиях церковных.

Полагаю, что Русская Православная Церковь своим бережным отношением к многовековому наследию, доставшемуся ей от прежде живших и творивших поколений христиан, своим следованием по пути традиций, сформированных в русле православного миропонимания, совершила великий подвиг, став выразительницей и носительницей славянского православного духа и жизни. И сегодня, рассуждая о преемстве языка, следует помнить, что знание нашими современниками хотя бы основ церковно-славянского языка обусловлено не столько нуждами церковной проповеди, сколько необходимостью сохранения преемства нынешних поколений наших соотечественников с духовной жизнью наших предков и великим прошлым нашего Отечества.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий неоднократно подчеркивал, что народ, не помнящий своего прошлого, не имеет и будущего. Думается, что данные слова Предстоятеля нашей Церкви, непрестанно пекущегося о духовном благополучии вверенной ему паствы, должны приобрести особое значение в контексте рассмотрения вопросов входящих в круг проблематики настоящей конференции.

Сегодня русский язык, имея своим основанием язык славянский и будучи укорененным в нем, храня таким образом историческое и культурное преемство является основным носителем российской культуры и образования, государственным языком Российской Федерации, однако отношение к нему многих телевизионных, радио и печатных средств массовой информации, а вслед за ними и ряда общественных групп вызывает серьезную озабоченность.

Низкий уровень освоения литературного языка в семье, общеобразовательной школе, в высших учебных заведениях препятствует освоению духовной культуры, формированию навыков научного, делового и профессионального мышления и создает опасную ситуацию, при которой для значительной части молодежи в силу плохого знания языка затруднено духовное, социальное и профессиональное развитие. В конечном итоге это может привести к развитию различных форм социального, политического, этнического и религиозного экстремизма и культурной деградации общества.

Язык — основа образования, а полуобразованная или неправильно образованная молодежь опасна в первую очередь для самой себя. Об этом свидетельствует история XX века, в частности, история русской революции.

Памятуя об этом, необходимо ясно осознавать, что отрыв от своих духовных и культурных корней в современных условиях бытия может быть не менее опасен и способен привести к самым катастрофическим последствиям. Именно поэтому так важно сегодня делать все возможное для приобщения молодого поколения наших сограждан к основам традиционной духовной (в данном случае — православной) культуры.

В России, в духовном, религиозном и отчасти социально-политическом плане ставшей преемницей Византии никогда не было серьезных конфликтов и принципиальных противоречий между светским и религиозным мировоззрением.
В Византии, где абсолютное большинство общества жило религиозными мотивами, это достигалось, прежде всего, посредством разведения сфер светского и духовного образования, что позволяло избежать включения научного знания в догматическую систему и противопоставления его религиозному мировоззрению. В то время как в средневековой Западной Европе вся образовательная система была церковной, что привело к конфликту богословия и науки в XIII—XIV вв.еках, а впоследствии — к развитию антицерковных и прямо атеистических учений.

Вместе с тем, особенностью развития Российской системы образования было стремление к отстаиванию своей цивилизационной и религиозной идентичности, для чего в Москву были приглашены из единоверной Греции ученые монахи Иоаникий и Софроний Лихуды, организовавшие при материальной и административной поддержке государства знаменитую Славяно-греко-латинскую академию, ставшую колыбелью, как духовной, так и светской русской науки. Достаточно сказать, что самый знаменитый и первый российский ученый (в современном смысле этого слова) — Михаил Васильевич Ломоносов, чье имя носит центральный университет страны, также был выпускником этого учебного заведения.

Со второй половины XVIII века духовное образование было отделено от светского, и в российских университетах не было, в отличие от западных стран, богословских факультетов и специальных богословски ориентированных университетов, но церковное образование поддерживалось государством и признавалось наряду со светским.

Признание и поддержка государством духовного образования, характер и содержание которого, однако, определялись Церковью, то есть компетентной коллегией, а не государством как таковым предопределило расцвет русской богословской науки в XIX веке, что в свою очередь позволило нашим духовным академиям стать мировыми православными образовательными центрами. В условиях высокого уровня духовной и светской образованности государственного аппарата такая система оказывалась исключительно эффективной.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что принцип противопоставления религиозного мировоззрения так называемой «научной картине мира» проникает в российское образование только в период торжества антирелигиозной идеологии и в полной мере смог быть реализован только в советский период, когда подавлялось всякое проявление религиозности.

Сегодня все мы живем в эпоху, когда наше общество освобождается от иллюзий недавнего прошлого. Сам по себе этот процесс, безусловно, должен быть оценен как положительный, однако при этом существует объективная опасность: утратив прежние иллюзии и не усвоив трезвенного и ответственного взгляда на себя и на мир, впасть в безысходность, цинизм и мещанство. Справедливости ради следует сказать, что опасность эта осознается вполне явственно, так же, как явственно ощущается отвращение к идеалам подобного рода. Еще в 30-е годы выдающийся русский философ Николай Александрович Бердяев утверждал: «Буржуазные добродетели никогда нас не привлекали. Наши добродетели были обращены к иному, божественному миру или к новому грядущему миру. Русской этике не были свойственны экономически продуктивные добродетели». И ныне мы особенно ясно осознаем жизненность этой мысли.

К сожалению, отрицание одних ложных мировоззренческих принципов оказалось сопряжено для нашего общества с принятием других заблуждений и в частности с невиданным доселе простором для проявления греховных стремлений и наклонностей человеческой природы. То, что в прежнее время существовало скрыто, имплицитно и что считалось предосудительным ныне стало выставляться на показ, как предмет гордости и проявление человеческой свободы.

Сегодня общество склонно забывать, что подлинной свободой является не вседозволенность, не произвол в осуществлении порочных желаний, а ничем не стесняемая возможность в реализации личностью своего богоподобного достоинства, выявление сокровенного образа Божия, запечатленного от начала бытия мира в душе каждого человека. Настоящая свобода есть свобода от страстей, в пленении у которых обречен пребывать тот, кто считает рабство греху проявлением собственной независимости.

Поэтому следует ясно сознавать, что достижения богоподобия возможно только на пути стяжания внутренней чистоты и целомудрия, то есть внутренней целостности души, не разъеденной тлетворным влиянием порока.
Тем не менее, сегодняшняя культурно-массовая и информационная среда, в которой происходит формирование личности представителей подрастающего поколения оставляет все меньше места нравственности. Одним из следствий этого становится вытеснение из активного понятийного ряда таких принципиальных моральных понятий, формирующих внутреннюю атмосферу общества, как: ответственность, милосердие, воздержание. Вытесняясь из активного словоупотребления современного человека они перестают оказывать значимое влияние на становление принципов отношения детей и подростков к окружающим их людям и социуму в целом.

Вместо этого на первый план выдвигаются как раз те «мещанские», по слову цитированного выше мыслителя, идеалы, столь близкие сообществу потребительского типа: это культ комфорта, жажда удовольствий, стремление взять от жизни всё. Очевидно, что внутренняя атмосфера бытия социума, проникнутого подобными настроениями мало благоприятствует воспитанию духовно и морально целостной личности.

В условиях постоянной коммерциализации жизни многие средства массовой информации предпочитают идти путем наименьшего сопротивления и наибольшей прибыли, апеллируя к животному началу и делая ставку на эксплуатацию низких страстей и инстинктов, присущих со времен грехопадения человеческой природе.

Все это происходит на фоне стремительного развивающегося процесса глобализации, формирования огромного информационного пространства, что позволяет на сегодняшний день говорить о переходе к новой информационной модели устроения общества. В соответствии с новыми социальными парадигмами средства массовой информации постепенно приобретают все большее влияние, благодаря чему «четвертая власть» часто становится первой, оказывая все возрастающее давление на государство, политику, общество и каждую отдельную личность.

В то же время обратной стороной проповедуемой в таких условиях вседозволенности, как принципа отношения к миру, сегодня становится хорошо заметная девальвация слова, когда язык из средства выражения мысли и орудия мышления становится в лучшем случае одним из многих средством коммуникации, а в худшем случае просто декоративным элементом бытия наших современников, гармонично дополняющим прочие способы оформления жизни.
Достаточно посмотреть на содержание материалов прессы, лежащих на любом газетном лотке или пролистать программу телевидения на неделю, для того, чтобы убедиться в том, сколь значительная часть представленных вниманию «потребителя» материалов носит откровенно развлекательный характер.
Сегодня носители словесной культуры, труженики слова чаще всего отнюдь не стремятся «глаголом жечь сердца людей», а скорее считают своим призванием формирование словесного фона, на котором проходит дни и годы жизни наших современников.

Не удивительно, что в совокупности со всё ускоряющимся темпом развития техники и информационных технологий указанные тенденции дают нам слишком мало шансов на постепенное, самостоятельное изменение внутренней атмосферы общества в лучшую сторону.

Это ставит перед каждым человеком неравнодушным к судьбам своей страны и своего народа нелегкую задачу — возвращения к духовным, культурным и историческим истокам российского государства и его общества.

В связи с этим роль воспитания, нацеленного на формирование целостной, гармонично развитой личности, приобщенной к многовековому духовному наследию отцов и дедов невозможно переоценить. Забота о развитии нравственного, интеллектуального и научного потенциала нации становится, таким образом, одной из важнейших задач Церкви, государства и общественных институтов в настоящее время. Консолидация сил в данном направлении не только является залогом укрепления государства и стабильного экономического роста страны, но и позволяет каждому человеку и всему социуму обрести внутренний стержень, выстроить нравственную систему ценностей.

Безусловно, Русская Православная Церковь не может безучастно относится к печальным процессам описанным выше. На своем, малом уровне каждый священник и мирянин призван к тому, что бы свидетельствовать об Истине, являя своей собственной жизнью правоту христианского учения. Вместе с тем, для достижения действительно значимых результатов в области благотворного воздействия на общество, формирования в нем атмосферы толерантности и стабильности Церковь нуждается в получении соответствующих возможностей, позволяющих в полной мере реализоваться ее общественно-значимому потенциалу и принести серьезную пользу государству и народу.

Уже в течение нескольких лет Русская Православная Церковь делает все возможное для решения вопроса о введении в курс преподавания общеобразовательных школ такого предмета, как «Основы православной культуры».

Нельзя сказать, что данные усилия остались бесплодными, поскольку определенные успехи в этой области достигнуты. В частности в Калужской, Рязанской, Курской, Московской и других областях, в первую очередь благодаря ответственной и конструктивной позиции региональной власти на местом уровне удалось достичь определенных успехов.

Однако, для того, чтобы духовный, нравственный и культурный потенциал Православия мог быть использован более эффективно, прежде всего, в области патриотического воспитания подрастающего поколения, распространения и укрепления в обществе традиционных нравственных ценностей необходимо решение данного вопроса на общегосударственном уровне.

Без приобщения современных детей и подростков к духовным основам отечественной культуры, искусства и всей европейской цивилизации невозможно говорить о сколь-либо положительной перспективе развития России.

Особую актуальность данная тема имеет в контексте тех сложных и часто противоречивых процессов, свидетелями которых мы являемся. Я имею в виду в первую очередь проявление в обществе националистических и экстремистских настроений, часто выливающихся в откровенные акты насилия по отношению к представителям иных национальностей или религиозных убеждений.

Хотелось бы еще раз отметить, что основной причиной, появления в общественной среде межэтнической и межрелигиозной напряженности является поразительная безграмотность значительной части населения нашей страны в отношении религиозных и культурно-исторических вопросов.

Таковым положением охотно и с успехом пользуются отдельные маргинальные политические силы, искусственно разжигающие рознь между гражданами единого государства для достижения своих нечистоплотных целей.

Вместе с тем, нынешний период жизни нашего государства характеризуется заметным увеличением численности иммигрантов, пребывающих в нашу страну в поисках лучшей доли и стремящихся к интеграции в социальную среду. Данная ситуация ставит перед нами важнейшую задачу — создание условий инкультурации прибывающих лиц и приобщение их к основам нашей культурной традиции.

Кроме того, рассуждая о потере многими нашими согражданами духовных ориентиров нельзя не сказать несколько слов о том положении отчужденности, в котором оказалось православное богословское образование на современном этапе.

Ныне абсолютно все российские духовные учебные заведения лишены официального государственного признания. Светское и духовное образование в России имеют один общий исторический источник в лице Славяно-греко-латинской академии, и это позволяет нам говорить о рождении светской науки из науки церковной: ведь, как уже говорилось выше, во многом именно потребностями церковной жизни было обусловлено становление средних и высших школ.

Несмотря на это, сегодня по причине не вполне преодоленной инерции советской эпохи, а отчасти из-за крайне узкого и предвзятого толкования значения и роли религиозного просвещения в жизни общества, в нашей стране сложилась ситуация, при которой духовные учебные заведения фактически оказались сегрегированны в правах и им отказано в государственном признании их дипломов.

Хочется надеяться, что данная проблема получит соответствующее разрешение и духовное образования займет подобающее ему место в образовательной структуре Российского государства.

В заключение своего доклада хочу пожелать всем участникам и гостям настоящей конференции помощи Божией в работе, а также достижения поставленных перед форумом целей.

Благодарю за внимание.

http://www.patriarchia.ru/db/text/112 065.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru