Русская линия
Русский дом Всеволод Пономарев15.05.2006 

Трагедия тамбовского бунта
Май 1921 года — 85 лет назад было подавлено восстание тамбовских крестьян

После октябрьской революции аграрный вопрос снова стал судьбоносным для России. Большевики победили ещё и потому, что приняли крестьянский «Наказ», а в ответ на это съезды крестьян (самого многочисленного слоя населения России) в ноябре-декабре 1917-го поддержали власть Советов, правительство большевиков и левых эсеров.

Большевикам приходилось тонко лавировать между интересами крестьянства и тяжелейшим положением республики во время гражданской войны. Весной 1918 года в рамках политики «военного коммунизма» была введена продовольственная диктатура. Естественно, она встретила резкое неприятие со стороны крестьян, которые тогда вдруг прозрели и стали воспринимать большевистскую власть, поддержанную ими ранее как силу им враждебную, направляющую к ним набеги продотрядов, разоряющих крестьянские хозяйства. По большому счёту, недовольство крестьян было направлено не столько против большевиков, сколько против государственной власти, установившей непомерные поборы.

К октябрю 1918 года на Тамбовщине начали свою «работу» около пятидесяти продотрядов — такого размаха конфискаций не знала ни одна губерния. Налицо был откровенный цинизм и произвол, который на местах пресечь было почти невозможно. Летняя засуха 1920-го подтолкнула крестьян к открытому неповиновению властям.

Крестьянские волнения вспыхнули стихийно в августе 1920 года в сёлах Хитрово и Каменка Тамбовского уезда, где мужики отказались сдавать хлеб и разоружили продотряд. Вскоре крестьянский бунт охватил и другие уезды губернии. На территории Кирсановского, Борисоглебского и Тамбовского уездов образовалась своеобразная «крестьянская республика» с центром в селе Каменка. Бунт крестьян, со временем переросший в мятеж против советской власти, получил название «антоновщины» по фамилии его вдохновителя — Александра Степановича Антонова (1889−1922).

Антонов происходил из мещан, был народным учителем и принадлежал к партии левых эсеров. Биография Антонова, который до революции был в сибирской каторге, потом — начальствовал уездной милицией, выдавала в нём человека авантюристского склада. Уже осенью 1918 года Антонов сформировал «боевую дружину» и начал вооружённую борьбу против большевиков. Но вряд ли он был принципиальным и идейным противником Советов, вряд ли его заботили интересы крестьянства. Антонов был эсером, и сам себя называл «независимым» эсером. Он в равной степени выступал и против «коммунистов», и против «дома Романовых».

Люди обманывались его демагогическими лозунгами типа «прекращение гражданской войны» или «да здравствует свободная торговля».

Антонов подбадривал сомневающихся воззваниями, которые должны были затронуть национальные струны в душах крестьян:

«Наступил момент избавления от красных самодержцев, засевших как соловей-разбойник в Москве белокаменной, опоганивших наши святыни».

В январе 1921 года численность крестьян, принявших участие в вооружённом противостоянии власти, составила около 50 тысяч человек. Занимая населённые пункты Тамбовской губернии, антоновцы тут же приступали к созданию новых отрядов, сводя их в полки по тысяче человек. Главной ударной силой мятежа были кавалерийские соединения численностью от 1,5 до 3 тысяч бойцов.

Ленинское правительство было крайне обеспокоено сложившейся ситуацией, и вскоре большевики приняли постановление «О ликвидации банд Антонова в Тамбовской губернии». Командовать подавлением бунта был назначен М.Н. Тухачевский. На Тамбовщину были направлены карательные части, которые в буквальном смысле начали повсеместное истребление участников восстания и их семей, уничтожение крестьянских хозяйств, вплоть до создания концентрационных лагерей. Один из чудовищных приказов Тухачевского гласил о применении газового оружия против крестьян. Бунт был полностью подавлен, и вскоре начались репрессии в отношении населения Тамбовщины. Бунт этот не мог изменить политическую ситуацию в стране, даже повлиять на неё, и уже тем более крестьяне не могли противостоять большевистской власти и Красной армии. А заплатили они за своё недовольство более чем дорогой ценой.

Конечно, народ имеет право на восстание, если власть не отвечает его интересам, но в гражданской войне побеждает тот, на чьей стороне историческая правда. Это не оправдание большевиков, проливавших русскую кровь во имя своих интернациональных идеалов. Но не более ли чисты нравственно были в тот момент и крестьяне, принявшие в большинстве своём участие в бунте под лозунгом «грабь награбленное»?!

Столь же плачевно и трагично закончились в своё время и крестьянский бунт Ивана Болотникова, и вольница Стеньки Разина, и крестьянская война Пугачёва. Все они мешали объективному развитию нашего государства, не в силах повернуть его вспять, но нанося России урон, которого можно было бы избежать.

http://www.russdom.ru/2006/20 0605i/20 060 512.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru