Русская линия
Российская газета Светлана Биткина12.05.2006 

Дорогая старина
В Суздале после реконструкции открылась «Золотая кладовая»

В обширных владениях Владимиро-Суздальского музея-заповедника она была самой посещаемой экспозицией с момента открытия в 1977 году. Видно, тяга к красоте и богатству у человека в природе. А драгметаллы, мягкие и податливые в обработке и неподвластные течению времени, как никакие другие сочетают в себе эти качества.

Сокровища для суздальской «Золотой кладовой» собирали более полувека. И сегодня такой коллекцией могут похвалиться не много музеев России. Это украшения, церковная утварь, оклады, камеи, нагрудные иконы, лицевое золотное и серебряное шитье, посуда. Самый древний экспонат на выставке — серебряный колокольчик, предположительно VII — IX века. Археологи доказывают его принадлежность к финно-уграм, любившим «звучащие» украшения и жившим на суздальской земле до прихода славян.

Ну, а самый ценный экспонат — чудотворная икона Корсунской Божьей Матери в роскошном окладе. Доподлинно известно, что ее в 1590 году подарил Спасо-Евфимиевскому монастырю, в котором, кстати, и находится «Золотая кладовая», местный землевладелец Демид Черемисинов. В процессе подготовки к открытию обновленной экспозиции икону отправили на реставрацию в Центр имени Грабаря. А там, сняв шесть слоев записи, наконец-то установили возраст святыни — первая половина XVI века.

Ни золота, ни серебра в Древней Руси не водилось (добычу драгметаллов у нас начали только в XVII — XVIII веках), но это ничуть не мешало развитию собственного ювелирного искусства на базе привозного «сырья». Материальное подтверждение тому — инструменты, заготовки и готовые изделия, обнаруженные в Суздале на усадьбе ХII века.

— Техника зерни — любимая на Руси. Проволочку нарезали на равные части, скручивали в колечки и расплавляли. Шарики скатывались в углубления и застывали, а затем их припаивали к поверхности, — раскрывает технологию создания выставленных в витринах шедевров заведующая отделом древнерусского искусства Марина Быкова. Вот только как можно было сотворить такое, не имея под руками ни микроскопа, ни даже увеличительного стекла, и для нее, искусствоведа, загадка.

История археологических исследований Владимира и Суздаля началась с середины XIX века, когда граф А. С. Уваров получил открытый лист на проведение раскопок в Суздале и округе и провел три пробных раскопа: в кремле, на Посаде и в Мжарском некрополе. Поэтому немало древних вещей экспозиции происходят из кладов. К примеру, три литых браслета XI века из золота пробы «три девятки» — находка с усадьбы княжеского дружинника на территории Суздальского кремля. Сколько веков прошло, а они блестят, как новенькие! Вес одной гривны более 51 грамма, что кратно двум гривнам XI века. А цена трех браслетов равна дани с одного небольшого города! Словом, бедным хозяина этих украшений не назовешь.

Большая часть собрания — дарственная. Самая древняя, нагрудная икона — вклад Ивана Грозного. В отдельной витрине — дары Спасо-Евфимиевскому монастырю князей Пожарских. Старинный серебряный ковш начала XVII века был пожалован царем за дипломатические заслуги отцу стольника Племянникова. В XVIII веке стольник был во Владимире, тяжело заболел, молился у иконы Владимирской Богоматери, выздоровел и подарил семейную реликвию владимирскому Успенскому собору. А историю своего чудесного исцеления отразил на внутренней стороне своего подарка — «от смертных врат на живот возвращение». Но все-таки многие вклады — безымянные. Дарители предпочли остаться в тени.

В обновленной экспозиции появилась отдельная витрина предметов из захоронения Суздальского епископа Арсения Элассонского. Известно, что он служил в Архангельском соборе Московского Кремля, встречал ополчение Минина и Пожарского в Ростове Великом, венчал на царство Михаила Федоровича Романова. В витрине четыре креста лицевого шитья, датированных XIV веком. Ученые и служители церкви едины во мнении: их происхождение — византийское. А член греческой Академии наук, доктор исторических наук Борис Фонкич, высказывается еще более определенно: это вещи из Софии Константинопольской, где грек Арсений Элассонский служил до своего бегства от турецкого нашествия.

По мнению специалистов, сокровища «Золотой кладовой» позволяют проследить историю развития русского декоративно-прикладного искусства от древнейших времен до начала XX века. Но, чтобы они еще ярче засверкали всеми своими гранями, от музейщиков потребовалось не только обновить, но и усовершенствовать знаменитую экспозицию. Теперь одни произведения искусства можно будет увидеть в деталях с помощью встроенных в витрины увеличительных линз, а другие, вращающиеся по заданной программе, — со всех сторон. В залах стало больше света. Но, продумывая освещение, авторы решили сделать его для маленьких предметов боковым, чтобы выявить их рельефы. А на нижней части витрин вынесли их укрупненные изображения.

— О такой экспозиции мы мечтали 20 лет, — не скрывает радости заместитель генерального директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алмасарида Тенеткина.

http://www.rg.ru/2006/-5/12/kladovaya.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru