Русская линия
Официальная страница Архиерейского Синода РПЦЗПротоиерей Виктор Потапов12.05.2006 

«…Живые камни, устрояйте из себя дом духовный» (Задачи православного прихода в наши дни)
Доклад протоиерея Виктора Потапова

И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный,
священство святое, чтобы приносить духовные жертвы,
благоприятные Богу Иисусом Христом (1 Петр 2: 5).

Древнее латинское изречение гласит: «одиночный христианин — не христианин». Нельзя быть христианином в отрыве от других верующих во Христа и вошедших в Его Церковь. По слову русского богослова Сергея Иосифовича Фуделя, «Церковь — это прекращение одиночества».

Христианство есть всегда общность, то есть Церковь. По-гречески слово Церковь — Экклесия, означает «собрание», «созывание». Это слово употреблено Самим Спасителем, основателем Церкви и вслед за Ним Его апостолами. В этом смысле существует несомненная преемственность между Ветхим и Новым Заветами. Христиане со дня Святой Пятидесятницы ощущали себя как «новый Израиль», как народ, призванный и освященный Богом во Христе.

Новый Завет не знает этнических границ, его призыв обращен ко всем людям, вне зависимости от их происхождения, языка и прежних верований и традиций. Они входят в Христову Церковь, и именно принадлежность к Церкви, а не просто принятие новозаветного учения, составляет основу их единства со Христом и друг с другом.

Отвлеченное понятие «христианство» — несомненно, более позднего происхождения, первоначальным и центральным понятием была и остаётся Церковь. И с самого первого дня христианская проповедь имела общественный, обращенный к человеческому обществу, характер. Все таинства Церкви всегда были, по своему внутреннему содержанию, таинствами общественными — их цель была в том, чтобы ввести и укрепить человека в новой жизни Церкви. Конечной целью Церкви было и остаётся — охватить всё общество, весь человеческий род и всех обновить верой во Христа, как своего Спасителя, ибо Господь «хочет всем спастися, и в познание истины приити». Созидать Церковь Христову означает, поэтому, творить новое общество, возрождать общество на новой основе.

Новозаветная проповедь всегда подчеркивала необходимость единодушия и единомыслия среди членов Церкви; общность имущества и свобода от эгоизма были естественными для первохристианской общины. Самое древнее самообозначение христиан было «братья». Церковь была призвана быть тварным выражением божественного первообраза: мы различаем три ипостаси Святой Троицы, но одновременно исповедуем, что Бог — един по Своей Божественной сущности.

В основе нашей веры лежит призыв любви к Богу и к человеку. Откровение о возможности такой любви и призыв к ней суть безусловный лейтмотив всего евангельского благовестия. Искренняя любовь к Богу и готовность жить по Его заповедям есть трудный подвиг, на который эгоистические натуры неспособны. Любовь к Богу, ощущение себя гражданином Царства Божьего исключает помысел о личном спасении только — христианин стремится не только к обновлению и спасению своей собственной души, но и своих ближних, и всего творения.

Как пишет С. И. Фудель, —

«…Церковь начинается там, где, по слову Христову, „двое или трое собраны во имя Его“. Не там, где „один“, потому что любовь начинается только там, где „двое или трое“. „Двое или трое“ — это первичная клетка любви, а Церковь начинается там, где преодолевается самость, обособленность, где начинается любовь».

Первичная структура Вселенской Церкви

Церковь Христова, обнимающая и небо, и землю, и прошедшее и настоящее и будущее, имеет на земле свое подобие — церковный приход. Можно сказать, что приход — это первичная структура Вселенской Церкви.

Если, как учит апостол Павел, Церковь — это мистическое Тело Христово, тогда приходы — это малые члены большого и великого церковного Тела.

Как в человеческом теле, составленном из многих членов, каждый из них, даже самый малейший, имеет свое определенное назначение, несет свою функцию, но все они питаются одними соками, в них бьется одна жизнь, управляет ими одна душа, и свое назначение они выполняют в единстве и согласии со всем телом, так и члены прихода между собой и со всей Церковью должны жить и действовать в тесном единстве, ибо один у нас всех Господь, «едина вера, едино крещение, един Бог и Отец всех».

В послании к жителям малоазийского города Ефеса, ап. Павел пишет о Спасителе: «Он есть мир наш, соделавший из обоих одно…», то есть соединивший то, что было разделено, разорвано надвое грехом. Соединение со Христом в Таинствах Церкви возвращает человеку первозданную цельность, делает его, по словам того же послания ап. к Ефесянам, «своим Богу».

Мы — «свои Богу», когда мы в Церкви, потому что Церковь Христова доныне совершает дело Божие в мире. Таким образом, Церковь, Тело Христово, тот живой организм, который один на земле сопротивляется нарастанию хаоса, зла, разделенности. Мы с Вами — члены Тела Христова, его органы. Когда части целого организма работают слаженно, когда все органы тела помогают друг другу, тело живет. Если один орган вступает в противоречие с другими, обособляется, забывает о том, что его назначение — служить другим, тогда тело перестает быть телом и становится трупом.

Приходской храм

Духовным средоточием и источником духовной жизненной силы каждого прихода служит его храм, на святом Престоле которого неустанно приносится бескровная и искупительная евхаристическая жертва Самого Сына Божия за всех живых и мертвых. Здесь в храме у святого Престола в общей церковной молитве объединяется земная Церковь с Церковью небесной, здесь вместе предстоят Престолу Божьему и люди, и ангелы, и святые. Принимая Святые Дары, мы соединяемся с Христом, и через Него — со всей Вселенской Церковью. «Нас же всех от единого Хлеба и Чаши причащающихся соедини друг ко другу во единого Духа Святаго причастие… Всех нас приими в Царство Твое, сыны Света и сыны дне показавый, Твой мир и Твою любовь даруй нам… И даждь нам едиными устами и единым сердцем славити и воспевати пречестное и великолепое Имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа» «, молимся мы за литургией св. Василия Великого.

Святитель Иоанн (Максимович) так определяет эту мистическую связь с Христом и через Него с Его Церковью:

«Церковь земная объединяет всех возрожденных путем крещения, взявших крест борьбы с грехом и последовавших за подвигоположником борьбы той — Христом. Божественная Евхаристия, приношение бескровной жертвы и причащение ее, освящает и укрепляет ее участников, делает вкушающих Тело и Кровь Христовы истинными членами Тела Его Церкви. Но лишь со смертью человек определяется, остался ли он действительным членом Тела Христова до своего последнего издыхания, или же грех восторжествовал в нем и изгнал благодать, получавшуюся им в святых Тайнах и связующую его со Христом.

Почивший в благодати, как член Церкви земной, из земной Церкви переходит в небесную, отпавший же от земной не войдет в небесную, ибо земная часть Церкви есть путь в небесную».

Таким образом, подлинная приходская жизнь вырастает из самой глубины душ человеческих, связанных общими духовными переживаниями и общением в таинствах и молитвах под сенью одного общего храма.

Можно хоть каждый день приходить в храм, молиться и даже участвовать в Таинствах, но при этом оставаться равнодушным ко всему, кроме себя, своего личного спасения или жизни своей семьи, не интересуясь тем, что происходит в приходской общине. Вряд ли такого человека можно назвать членом прихода, общины.

Протопресвитер Александр Шмеман предлагает, среди прочего, понимать литургию, как «таинство собрания»:

«… Надо твердо знать и помнить: в храм мы идем не для индивидуальной молитвы, мы идем собраться в Церковь, и сам видимый храм есть только образ того нерукотворного храма, который он знаменует. Поэтому «собрание в Церковь» есть действительно первое литургическое действие, основание всей Литургии, и не поняв этого, нельзя понять и всего дальнейшего тайнодействия. И когда я говорю: «Я иду в Церковь», — это значит, я иду в собрание верующих, чтобы с ними вместе составить Церковь, чтобы быть тем, чем я стал в день крещения, т. е. членом — в полном и абсолютном смысле этого слова, членом Тела Христа: «Вы, — говорит Апостол, — Тело Христово, а порознь члены» (1 Кор. 12: 27). Я иду явить и осуществить свое членство, явить и засвидетельствовать перед Богом и миром тайну Царства Божия, уже «пришедшего в силе»».

Член общины — это тот, кто осознает жизнь общины как общее дело, то есть как Литургию. Обычно Литургия воспринимается в узком смысле слова, как часть суточного богослужебного круга. Это лишь отчасти верно. Литургия больше этого. Литургия — это полнота всего церковного служения: и богослужебного, и миссионерского, и благотворительного.

Приход и домашняя церковь

Приходской храм неразрывно связан с семейной жизнью своих прихожан, и православная семья становится, по слову апостола Павла «домашней церковью». Приход можно считать своего рода объединением малых церквей православных семейств. Если православная семья тесно связана с храмом, она невольно проникается духом подлинной церковности и создает добрую почву для правильного духовного возрастания и созревания членов семьи. Утрата церковности в семьях всегда была причиной безрадостной и трагичной отчужденности от Церкви, духовного блуждания и душевного одиночества юных поколений. В настоящих православных семьях сам домашний быт строится и стоит на незыблемом и светлом основании православной церковности, из которого рождаются нравственные устои, порядочность, честность, мужество, ясность и устойчивость духа в молодых поколениях. Домашняя молитва, благодатное присутствие в доме святых икон и лампад, чередование праздников и постов — весь распорядок жизни формируется и устанавливается в таких семьях под благодатным воздействием Церкви и приходского храма.

Перед каждым приходом, перед каждой православной семьей, перед каждым православным христианином стоит крайне насущная задача: осознать себя неотъемлемой частью Церкви Христовой и в этом именно сознании направлять всю жизнь — личную, семейную и приходскую, имея средоточием своей духовной силы и своего освящения — приходской храм.

Настоящая приходская жизнь развивается только органически, изнутри, от храма, от Престола, от Евхаристии. Собственно говоря, только евхаристическим собранием — этим средоточием общины — и можно по-настоящему объяснить само устройство Церкви, ее «организационный» аспект. Как отмечает протопресвитер Александр Шмеман, именно так понимало общинную жизнь первохристианское поколение:

«Только в свете Таинства эта организация воспринимается христианами не как простая, человеческая организация — с начальником и подчиненными, авторитетом и послушанием, а как живой организм, напоенный Духом Святым. В нем все человеческие „служения“, все человеческие взаимоотношения становятся проявлением того же единого Духа, служением Самого Христа в братьях Своих».

Приходское милосердие и диакония

В творениях христианского апологета Тертуллиана констатируется, что между ранними христианами царила крепкая любовь. Тертуллиан сообщает о том, как некоторые язычники были потрясены и побеждены примером христианской любви: «Смотрите, — говорят они [язычники], — как они [христиане] любят друг друга!» — ибо сами они [язычники] ненавидят друг друга. «И как они готовы умереть друг за друга!» — ибо сами они [язычники] более готовы убить друг друга. Первоначальная Церковь была школой любви, сострадания и прощения.

«Теперь этого сказать нельзя, даже в малейшей общине этого нет, сетует митр. Сурожский Антоний (Блюм). Если и есть какая-то любовь, то общая, обычная, та любовь, которую можно встретить и среди неверующих и язычников: естественная, природная, животная любовь. Но не та любовь, которая родилась из чуда обновления, совершаемого Духом Святым над нами».

Мы живем в эпоху беспрецедентного эгоизма и лицемерия. С одной стороны мы обеспокоены загрязнением окружающей среды, экологией; озабочены церковно-юрисдикционными вопросами, экуменизмом, межнациональными и межрелигиозными конфликтами и войнами, стихийными бедствиями. Короче, страстно, но, вместе с тем, достаточно отвлеченно переживаем за людей, которых вероятно не встретим. А рядом с нами, вокруг нас в современной жизни очень много нуждающихся в поддержке людей: это и старые, больные, не имеющие достаточных средств на пропитание люди, и бездомные, и просто нищие, которые ищут порой не только милостыни, но и доброго, сердечного отношения к ним.

Евангельский расслабленный тридцать восемь лет ждал милости от ближнего. Такого ближнего, который помог бы ему, опустив его в целебную купальню. Ближнего не находилось, пока к купели не подошел Спаситель. «Хочешь ли быть здоров?», спрашивает Христос расслабленного. Больной отвечает: «Так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню». Эти слова: «не имею человека» продолжают звучать и в наше время во всей их трагичности.

Сколько расслабленных вокруг нас, расслабленных не только телом, расслабленных душевно, которые «не имеют человека», чтобы опустить их в целебную купель? Купель веры, купель упования, купель любви, купель неиссякающей благодати, наполненной целящей и чудотворной силой восстановления, преображения, воскресения. Купель эта — Церковь Христова, которая не «по временам», как евангельская купальня, а постоянно, непрерывно, вечно бурлит силой и благодатью Святого Духа, «немощная врачующей и оскудевающая восполняющей».

Каждый приход обязан осознать себя такой купелью неиссякающей благодати Божией на отдельно взятом месте. Взять попечение о нескольких забытых стариках, немощных, бедных, больных и одиноких может каждая приходская община. С первых лет существования Церковь заботилась о вдовах и сиротах. Нужно обращаться к нашим самоотверженным прихожанам с увещанием о необходимости жертвы не только на любимый храм, но и на нужды рядом стоящего брата или сестры во Христе. По опыту знаю, что такое обращение не останется безответным.

Апостол Павел дает нам благодатную формулу диаконии: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию».

Вот где начало милосердного служения. Служить ближним не потому, что от них зависит наше благополучие, не ради земной награды, не из-за рекламы и самохвальства. И совсем не потому, что данный ближний для нас приятен, а, напротив, несмотря на слабости, падения, грехи и несовершенство ближнего. Потому Апостол и говорит о принятии нами на себя немощей бессильных, которым он призывает нас не просто помогать, а угождать. Угождать, как он говорит, «во благо, к назиданию», потому что через такое служение ближнему мы служим самим себе, творим добро для себя, сами учимся, «назидаемся», какой должна быть полноценная христианская жизнь. «Ибо и Христос не Себе угождал» — говорит ап. Павел. Угождал не Себе, а нам — грешникам, недостойным этого Божественного Его нам служения.

Можно со всей ответственностью утверждать, что одна из самых насущных миссий Церкви — это служение милосердия, оказание помощи и любви одиноким, страждущим. «Страждет ли один член — страдают с ним все члены». Это ап. Павел пишет о Церкви. Если мы этого не чувствуем, — мы не в Церкви.

Воцерковление

Большинство людей, приезжающих к нам из России или приходящих к Святому Православию из других вероисповеданий, не «рождаются» в Церкви, а приходят в нее уже в сознательном возрасте. Человек входит в новую, совершенно незнакомую для него еще церковную жизнь, жизнь чужую, которая, однако, обязательно должна стать своей. Воцерковление, врастание человека в организм Церкви, его вхождение в ее жизнь должно быть настолько глубоким, что эта жизнь становится в полной мере и его жизнью.

Воцерковление — та стадия, которую обязательно должен пройти каждый. Через Церковь, жизнь церковную постепенно открывается жизнь духовная, тот путь, которым человеческая душа может приблизиться к Богу.

Воцерковление может проходить иногда быстро, иногда медленно, иногда легко, иногда с большими затруднениями. К сожалению, неминуемы на его пути и ошибки, и разочарования, и скорби. Избежать всего этого вполне нельзя. Но помочь человеку, пришедшему в Церковь, пока он твердо станет на ноги, — это входит в одну из главнейших и насущных задач каждого прихода и каждого его члена.

Церковь всегда нуждается в людях, желающих и способных помогать, трудиться в ней. С другой стороны, сам христианин, что-то делая для храма, несравненно больше приобретает, нежели отдает. Поэтому нередко мытье полов, чистка подсвечников, уборка территории, приготовление обедов, участие в пении, чтении, в работе братств и сестричеств или любая другая работа, которую он выполняет совместно с другими членами церковной общины, становятся самым реальным и самым действенным способом его воцерковления, которое может осуществляться параллельно с ознакомлением с вероучением и участием в богослужебной жизни прихода.

Тогда у него уже не возникает ощущения, что «есть какая-то важная жизнь, к которой он непричастен». Наоборот, у него появляется чувство причастности к церковной жизни, он по-настоящему начинает ощущать себя частицей Церкви.

Мы живем в разобщенном мире и друг от друга удалены. Церковные люди поневоле часто оказываются в какой-то своего рода изоляции: не всегда они встречают понимание на работе, в школе, в окружающем их мире, порой даже в собственном доме. Сталкиваться с таким непониманием постоянно очень тяжело.

И где еще искать в наши дни верующим понимания, единомыслия, человеческой близости и поддержки, как не в приходском храме? Сюда приходят люди, хотя и очень разные, но с похожими мыслями, чувствами, радостями и горестями, а самое главное, одинаково верующие, ищущие Бога, стремящиеся к Нему. И одному человеку удается пройти в своем движении к Богу чуть больший путь, другому — чуть меньший, кто-то успевает немного больше понять и узнать, и благодаря этому может помогать своим ближним, делиться с ними теми, пусть еще и очень малыми духовными или душевными дарами, которыми наделил его Господь. Да и вполне естественно, когда верующие люди помогают один другому не только в чем-то духовном, но и в обычных, житейских делах — ведь именно в этом выражается та любовь, которую заповедал нам иметь Господь и которая является обязательным признаком Его истинных учеников.

Реальность нашей церковной жизни такова, что большей частью мы можем предложить вступившим в Церковь всего две вещи: участие в богослужении и индивидуальную аскетическую жизнь, сводящуюся по большей части к правилам, запретам и долженствованиям. Очевидно, что церковная жизнь не ограничивается этими двумя пунктами. Церковность предполагает активную жизнь, охватывающую все сферы человеческого бытия. Эта жизнь устрояется по Евангельским началам и проникается благодатью Св. Духа — тогда только она удовлетворяет религиозному устроению человека, особенно в юном возрасте. Молодёжи более, чем кому-либо другому, нужно церковное дело, церковное общение.

Отрадно наблюдать, как в приходе складываются между людьми добрые, искренние отношения. И столь же горько наблюдать, как со временем они нередко разрушаются, а то и просто перерастают в какое-то взаимное отчуждение, непонимание и даже неприязнь.

Наш долг — быть выше каких бы то ни было несходств и разногласий в мелочах, мы призваны покрывать немощи тех, кто рядом с нами, покрывать их любовью, и, по слову ап. Павла, — «носить тяготы друг друга и таким образом исполнять закон Христов».

Катехизация

Катехизация, — изустное наставление в христианской вере, обращающихся к Церкви и принадлежащих к ней, обязательно должна проводиться в рамках приходской жизни. Она должна осуществляться в проповедях с амвона, в приходской школе, в открытых и частных беседах, на специальных курсах.

Современное богослужение мало доступно воцерковляющемуся человеку, труднопонимаемый язык и закрытость Евхаристических молитв затрудняют его осознанное участие в богослужении. В самой богослужебной жизни прихода нередко отсутствует акцент именно на Евхаристии. Это приводит к тому, что евхаристическое сознание наших прихожан не формируется, их живое участие в литургической жизни, понимание глубины и красоты нашего богослужения подменяется вычитыванием всевозможных правил; тем самым духовная жизнь постепенно атрофируется или вырождается в законничество и фарисейство.

Главная задача катехизации — воспитание любви к Богу и людям, благоговения перед Церковью и её Таинствами. Катехизация призвана побуждать человека к осознанной церковной жизни в том служении, к которому человек призван, к чему имеет дар от Бога. Плодами катехизации являются обретение православного мировоззрения и воцерковление, то есть сознательное вхождение в жизнь Церкви, регулярное участие в ее таинствах и, прежде всего, в святой Евхаристии. Помимо внушения осознанного участия в Евхаристии, важнейшей составляющей катехизации является научение нравственности, духовной жизни, молитве и делам любви к ближним, ибо, по слову ап. Иакова: «Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: „идите с миром, грейтесь и питайтесь“, но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе».

В докладе протоиерея Николая Карыпова, прочитанном им на 13-м Съезде Сиднейской и Австралийско-Новозеландской епархии, перечисляются некоторые конкретные меры для более эффективной катехизации нашего церковного народа:

«а) Подготовки людей к крещению. Это должно относиться не только к взрослым, кто должен пройти подготовку в течение 6−12 месяцев или больше, но также должно включать по крайней мере 2−3 подготовительные сессии с родителями и крестными крещаемых детей.

б) Подготовки молодых людей к венчанию: объяснять, что такое христианский брак, что такое любовь. Да, да — людям сейчас нужно это объяснять, а то число разводов будет расти.

в) Помогать людям во время их скорби после потери близких, объясняя причину и необходимость молитвы за умерших.

г) Организации системы посещений духовенством и мирянами престарелых и больных людей.

е) Организации хорошего качества библиотеки духовных книг, журналов, видео — и аудио — кассет и компактных дисков. Мы можем и должны наладить систему небольших публикаций, производить запись видео — и аудиоматериалов поучительного и познавательного характера «.

Все вышеизложенные предложения о. Николая без особого труда могли бы быть осуществлены в большинстве наших приходов.

Только тесно сплоченный во Христе приход предпримет меры для духовного просвещения, пробудит интерес и внимание к религиозным вопросам, организует курсы и духовные беседы о «едином на потребу» и все, что составляет неотъемлемую часть духовного просвещения — приходскую школу, журнал или газету, интернетовский узел или другой орган связи, возьмет на себя труд распространять религиозную литературу, особенно Священное Писание.

Проблема языка

Наши приходы будут процветать только в том случае, если мы, русское их ядро, вдохновленные евангельским повелением, будем делиться бесценным сокровищем нашего Православия с теми, кто жаждет его. Если мы откажемся это делать, Господь может отнять у нас то, что имеем.

Старшее поколение эмиграции вымирает, молодое ассимилируется. Для нашей молодежи, как и для большей части новоприезжих прихожан, церковно-славянский язык не понятен.

Литургический язык Русской Церкви дивный, благодатный, благозвучный, но для многих он стоит преградой к полному воцерковлению.

Вспомним Святую Пятидесятницу. После чуда сошествия Святого Духа на апостолов ученики Христовы сразу понесли дар благодати Святого Духа людям: выйдя к народу, они начали проповедовать Благую Весть, Евангелие Христово на языках, понятных всем, окружавшим их.

Господь хотел, чтобы Его учение было понятным. Потому Святой Дух и дал ученикам дар языков, чтобы их можно было понимать. Таким образом, дар Святого Духа, для апостолов ставший даром миссии и проповеди, для людей стал даром понимания.

Понятность евангельской проповеди стала основой апостольской миссии и осталась таковой на всем протяжении истории Православного Христианства. Это так хорошо усвоили и поставили во главу угла своего миссионерского служения такие светильники Российской Православной Церкви, как св. Стефан Пермский, св. Иннокентий Московский, преп. Герман Аляскинский, св. Тихон Московский, св. Николай Японский, св. Иоанн Шанхайский и многие другие.

В наших храмах раздаются умилительные звуки наших песнопений, произносятся проповеди, читаются тексты Священного Писания. И далеко не всегда это богатство богослужебного, богословского, проповеднического материала существенно отражается на образе нашей жизни.

Почему? Потому что мы слушаем, но не слышим. Мы даже принимаем все, что слышим, интеллектуально, эмоционально, эстетически, но не даем слушаемому проникнуть в глубину нашего сердца. Мы даже не всегда любим «понятное», нам кажется, что все священное должно быть «мистическим», а потому непонятным. Мы не даем возможности Слову (Христос-Логос-Слово) войти в нас, пройти через наш разум и зажечь наше сердце. Другими словами, мы пренебрегаем другим даром Пятидесятницы: даром слышания. Слушать и слышать — две разные вещи. Дар языков был дан апостолам, а через них и всей Церкви, не для того, чтобы люди могли их слушать, а для того, чтобы они слышали их учение, Христову весть, которую они несли миру, которую продолжает нести миру наша Церковь. Слышание налагает совсем другие обязательства, чем слушание. Слушаемое можно легко забыть. Услышанное остается не только в памяти, оно должно коснуться сердца. И если оно наполнено той силой, которую ему дал Христос, оно должно потрясти сердце, открыть внутреннее зрение, как это случилось с апостолом Павлом на пути в Дамаск.

Всем нам надо услышать Слово Божие и дать ему преобразить жизнь и разрешить возникшую в наших приходах языковую проблему. По моему глубокому убеждению, во всех приходах русского рассеяния, наряду с церковно-славянским на богослужениях должны звучать языки данной страны. В приходах Северной Америки, Великобритании и Австралии — английский язык, в Южной Америке — испанский или португальский, во Франции — французский и так далее. Благо, что за все годы нашего рассеяния самоотверженные чада Русской Православной Церкви Заграницей трудились и продолжают трудиться над переводами богослужебных текстов.

Приходской клир

Святитель Иоанн (Максимович) напоминает нам:

«В Церкви имеются пастыри и пасомые: одним вверена проповедь, другим учительство (Еф. 4: 7−12; Кор. Гл. 12 и др.) или иное дело. Все они, исполняя каждый ему положенное, творят единое великое дело, созидают Тело Христово, Церковь. Они должны работать в единении духа, не превозносясь и не уничижая других, так как каждый является тем или иным членом единого тела (Еф. 4: 1−4; Кор. 12: 12−27), в котором каждый член имеет свое назначение».

Приходской клир обязан, опираясь на пример Пастыреначальника Христа, не приказывать и судить, а служить и спасать. Навязывание власти и суда убивает жизнь прихода, а подражание примеру милующего и спасающего Христа оживляет общинную жизнь.

Не следует нам забывать того завета Христа, по которому первый как в Царстве Божием, так и в христианской общине, должен быть всем слуга. Кто возвышает себя, тот унижен будет, т. е. кто домогается владычества в христианской общине, тот не ищет правды Царствия Божия, тот теряет свое положение, разрушает само общество.

Божественный закон требует, чтобы пастыри были образцами для других людей и неукоризненной жизнью указывали всем истинный путь к Жизни неоскудевающей. Господу дорого постоянное наше ощущение, что мы не лучше других. Святитель Фотий Великий учит, что «настоящий христианский руководитель познается не во внешнем блеске своего одеяния, а в героизме кувшина и миски, которые Господь употребил, чтобы умыть ноги Своим ученикам».

Апостол Павел призывает нас ревновать «о дарах больших», то есть о таком служении Богу и людям, которое не приносит похвалы человеческой, а скорее даже поношение. Приобрести наилучшие дары можно одним единственным путем — молитвой и внутренним деланием. Для того, чтобы стать первыми в Царствии Божием, нам, пастырям следует подражать не примеру сильных мира сего, а кротости и смирению Спаса нашего Господа Иисуса Христа. «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили — говорит Господь, — но чтобы послужить…»

Пастыри Церкви, призванные Богом к устроению церковно-приходской жизни, должны обратиться к самим себе, — к своему внутреннему состоянию и настроению, к своему духу; должны помнить, что они — строители таин Божиих, насадители царства Божия на земле; что они — светильники, отражающие собою неугасимый свет Христовой правды и мира, и что они — соль земли. Мало того: они должны не только не угашать в себе Духа Божия, но всегда и везде помнить, что их попечению вверены души чад Церкви, за которых они дадут ответ перед ликом Судии в день судный. Помнить, что они должны для народа Божия быть «правилом веры и образом кротости».

Прихожане или захожане?

Если пастыри должны пасти Божие стадо, по наставлению ап. Петра — «надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но, подавая пример стаду», то и миряне, со своей стороны, не должны стремиться к главенству над священнослужителями, к бесконтрольному владычеству в приходской жизни. Это было бы церковно-демократическим деспотизмом, — под гнетом которого совершенно невозможно созидание истинно христианской жизни.

Правильные отношения между клиром и мирянами могут утвердиться только на принципе любви и свободного служения друг другу, которые должны быть положены в основание жизни. От правильного понимания и исполнения этих христианских принципов и широкого воспитания членов церковной общины в духе этих начал и зависит благоустроение церковного прихода. Только на этих началах может развиваться и укрепляться внутреннее, свободное, органическое единение всех членов прихода как между собой, так и со священнослужителями приходского храма, который служит видимым органом их единения в самые высокие моменты их жизни.

О таком единении, — как естественном и необходимом свойстве христианской жизни, — говорил Спаситель, когда Свои отношения к верующим уподобил виноградной лозе и ветвям, на ней растущим. К такому единению призывали христиан и апостолы, в особенности апостол Павел, когда все христианское общество называли единым телом.

Для того, чтобы участие мирян в приходской жизни принесло истинную пользу церковной общине, миряне должны быть достойны такого своего призвания. Это значит, что, избираемые для участия в делах церкви, миряне должны быть тщательно и всесторонне осведомлены в том деле, к которому приступают.

Но и этого мало. Миряне, призываемые для решения церковных вопросов, должны быть и по своему христианскому мировоззрению, по воспитанию, — или по жизни и деятельности, — известными и уважаемыми лицами в приходе. Бывают и малограмотные люди, но такие, которые по своему благочестивому настроению и усердию к храму Божию, общему серьезному направлению и здравому смыслу, честности и трезвости, — вполне заслуживают права на общее уважение и участие в церковных делах.

Миряне не представляют собой лишь пассивный объект управления. Крещение и миропомазание есть своего рода рукоположение в христианское звание. Миряне в известном смысле тоже облечены в священный сан, по слову апостола Петра: «Вы народ Божий, царственное священство».

Исследователь роли мирян в Церкви прот. Николой Афанасьев излагает экклезиологические предпосылки служения верных в Церкви так:

«… Каждый верный призывается к служению царственного священства, но оно совершается им, когда служит весь народ Богу. Призывая весь народ к одному и тому же служению через приобщение к „одному телу“, Бог призывает отдельных членов к особым служениям для созидания самого тела. К числу этих служений принадлежит служение предстоятельства, без которого не может быть Евхаристического собрания, а следовательно без которого не может быть общего служения верных. Народ служит Богу, когда среди него имеется предстоятель, и предстоятель служит, когда с ним имеется народ. Это не одно и то же служение, а разные служения, которые не могут быть смешиваемы, но которые не могут существовать одно без другого. Если бы они существовали одно без другого, то они бы оказались вне Церкви, т. к. при таком раздельном существовании не могло бы быть Евхаристического собрания».

Вспоминается проникновенное предупреждение св. Иоанна Златоуста,

«…чтобы мы не возлагали на одних священников, но и сами пеклись о всей Церкви, как о теле, всем нам общем. Это послужит и к большему утверждению и нас побудит к большему преуспеянию (в добродетели). В Церкви должно жить как в одном доме, как составляющие одно тело, все должны быть расположены друг ко другу…».

* * *

Приходы Русской Православной Церкви Заграницей объединяют разных людей — разных по национальности, темпераменту, жизненному опыту и душевному устроению. Но то, что объединяет нас, гораздо больше всего того, что могло бы разъединять. Объединяет нас Христос, любовь Которого достигает каждого человека, не гнушается никем, не отвращается ни от кого.

Мы должны постоянно помнить, что к каждому приходящему в наши приходские храмы, мы обязаны отнестись со всяким вниманием и любовью, быть к ним открыты, благожелательны, приветливы. Каждый переступающий порог храма потенциальный член Церкви. Не приведи Господь отвернуться от кого-либо, огорчить или отвергнуть кого-либо. Господь грозно предупреждает нас — «…Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской….Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих… Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее».

Мы составляем Церковь воинствующую, подобную кораблю, в котором сообща спасаемся от грозящей душе непогоды беспокойного житейского моря. Надо внушать нашим людям, что они не пассивные пассажиры на этом корабле, а члены его экипажа, которые каждую минуту борются, чтобы достигнуть спокойствия вечной жизни.

Само собой разумеется, если бы приходская жизнь в нашей Церкви стояла на подобающей высоте, если бы члены прихода чувствовали себя живыми и деятельными членами церковной общины, если бы все были воодушевлены желанием поработать для общего дела Божия, если бы все сознавали всю важность церковного единения и тесного взаимообщения, — тогда приходская жизнь била бы ключом. Тогда процветала бы и приходская благотворительность и церковное хозяйство; нравственно-просветительные задачи в приходе выполнялись бы с надлежащим усердием. Тогда и пастыри Церкви получали бы всестороннюю поддержку и дух пастырской ревности, сопутствуемый всеобщим сочувствием и поддержкой, воскрылил бы служителей алтаря Господня к высшим подвигам служения.

От возрождения приходской жизни зависит благосостояние полноты нашей Церкви. До большевистского переворота 1917 г. лучшие умы в России в крепких православных приходах видели надежное средство к защите от натиска безбожного разложения. Этот вопрос широко обсуждался на Всероссийском Соборе 1917−18 гг., который, увы, так и не смог претворить в жизнь реформу приходской жизни…

Большевики тоже понимали потенциально возрождающую силу первичной структуры Церкви, и посему столь яростно ополчились против приходов. Когда безбожники осознали, что физически уничтожить Церковь не удастся, они коварно перешли к попыткам внутренне разложить Церковь, навязав ей всякие «лояльности» и заменили приходы пресловутыми так называемыми «двадцатками», состоявшими в основном из сексотов или просто коррумпированных товарищей.

* * *

Нужно возродить в нашем соборном сознании — в сознании пастырей и пасомых — высокую идею церковной общины и прихода. Нужно проникнуться мыслью, что для борьбы со злом внутренним и внешним, необходимо тесное объединение, чтобы прихожане почувствовали потребность вместе спасаться, совместно бороться со злом и строить жизнь дружной приходской семьи, которая бы одним духом дышала, одним сердцем любила, одними духовными очами смотрела на жизнь и сплоченно отзывалась на то, что происходит вокруг.

Только приход, действительно осознавший себя неотъемлемой частью большого Тела Христова, будет в состоянии бороться с тем, что препятствует нашему спасению — со злом и грехом.

Только в приходе, помнящем, что его корни восходят к временам Деяний Апостольских, могут быть приняты серьезные меры для обеспечения бедных, обездоленных и просто нуждающихся в добром слове.

В 1931 г. иеромонах, впоследствии архиепископ Иоанн (Шаховской), высказал важную и актуальную для наших дней мысль:

«…Сейчас нет у нас ничего более святого, твердого, непоколебимого, чем приход. (…) Его широкая и жизненная форма нам дана Богом. Очистимся от узких предрассудков, связанных с восприятием идеи прихода! Ибо от нас зависит в какую форму вольем мы его глубокое содержание, выдержавшее опыт девятнадцати веков, и крепкое обетованием Божиим, данным Церкви: „Врата ада не одолеют Ее“».

С. И. Фудель. Записки о литургии и Церкви. Православный Свято-Тихоновский богословский институт. Москва, 1996 г. стр. 23.

Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 3. Москва, 1995 г., стр. 218

1 Тим. 2: 4.

«Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (Деян. 2: 44−47).

«…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22: 37−40).

С. И. Фудель. Записки о литургии и Церкви. Православный Свято-Тихоновский богословский институт. Москва, 1996 г. стр. 23.

Кол. 1: 24.

Задачи приходов нашей Русской Православной Церкви Заграницей лаконично изложены во втором разделе общепринятого в нашей Церкви «Нормального приходского устава»: «3. Назначение прихода состоит в том, чтобы входящие в состав его верующие, объединенные единством веры во Христа Спасителя, молитвами, таинствами, христианским учением и церковной дисциплиной, содействовали друг другу в достижении вечного спасения через участие в Таинствах, христианское просвещение, добрую жизнь и дела христианского благотворения» (Утвержденный определениями Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей 30 июня/13 июля 1951 г., 15/28 апреля 1955 г., и 14/27 сентября 1971 г. Полный текст Устава см. http://www.synod.com/synod/documents/rulesguidelines.html).

Еф. 4: 5−6.

Еф.2: 14.

Анафора св. Василия Великого.

Слова иже во святых отца нашего Иоанна Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского. «Русский пастырь». Сан-Франциско, 1994 г. стр. 266−267.

От такого отношения предостерегает св. Иоанн Златоуст: «Не будем довольствоваться исканием собственного спасения; это означало бы погубить его. На войне и в строю, если солдат думает только о том, как бы спастись бегством, он губит себя и своих товарищей. Доблестный солдат, который сражается за других, вместе с другими, спасает и себя самого"…

Протопресвитер А. Шмеман. Евхаристия. Таинство Царства. YMCA — PRESS, Париж, 1984 г., стр. 27.

«Все же верующие были вместе… и каждый день единодушно пребывали в храме, и преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа» (Деян. 2: 44−46).

«И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе» (Деян. 5: 42).

«… приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью» (1Кор.16:19).

Прот. А. Шмеман. Исторический путь православия. Изд. им. Чехова, Нью-Йорк, 1954 г., стр. 50.

Тертуллиан, «Апология» 39.7.

Путь покаяния. Изд. Даниловский благовестник, Москва, 2005, стр. 16.

Иоан. 5: 1−15.

Из тайносовершительной формулы, произносимой при посвящении в степень священного сана: «Божественная благодать, всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи, пророчествует (имярек) благоговейнейшаго (степень священства); помолимся убо о нем, да приидет на него благодать Всесвятаго Духа».

Рим. 15: 1−2.

Рим. 15: 3.

Кор. 12: 26.

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35).

Гал. 6: 2.

1 Кор. 7: 20.

Иак. 2: 14−17.

Прот. Николай Карыпов. «Что нам делать для поднятия нашей Церковной Культуры?» См. http://www.synod.com/synod/documents/art_karipovtserkovnayakul.html

«Никто, зажегши свечу, не покрывает ее сосудом, или не ставит под кровать, а ставит на подсвечник, чтобы входящие видели свет. Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы. Итак наблюдайте, как вы слушаете: ибо, кто имеет, тому дано будет; а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь». (Лк. 8: 16−18)

См. Деян. Гл. 2.

Слова иже во святых отца нашего Иоанна Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского. «Русский пастырь». Сан-Франциско, 1994 г. стр. 266−267.

Мф. 23: 11 и 12.

1 Кор. 12: 31.

Мф. 20: 28.

Тропарь святителю.

1 Петр. 5: 2−3.

«Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есть Лоза, а вы — ветви. Кто пребывает во Мне и Я в нем, тот приносит много плода, ибо без Меня не можете делать ничего» (Иоан. 15:4−6).

См. к Римлянам — 12: 4−5; 1 Кор. 6: 15; 10: 17; 12: 13−27; Ефес. 1: 23; 4: 4−12−16−25; 5: 23−30. Кол. 1: 18−24; 2: 19; 3: 15. В этих посланиях ап. Павел утверждает, что Церковь — есть Тело Христово и прекрасно раскрывает, что значит образ «тела» в приложении к Церкви.

Петр 2: 9.

Прот. Н. Афанасьев. Служение мирян в Церкви. Издание Религиозно-педагогического кабинета при Православном богословском институте. Париж, 1955 г., стр. 64−65.

Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. X, кн. 2. С. 663.

Мф. 18: 6; 10−11.

Греческий православный священник Арис Метракос, бывший морской пилот, утверждает, что 85% всех церквей можно уподобить туристическим кораблям, которым следовало бы стать военными: «Туристические корабли и военные: что может быть проще и яснее? Подумайте о том, что происходит на туристическом корабле. Мы не делаем никакой работы. Кто-то другой заботится о всех наших нуждах. Мы не несем никакой ответственности и никакой отчетности.

Не так ли большинство людей подходит к Церкви? Проводить богослужения и разные церковные мероприятия лежит на чьих-то других плечах. Мы время от времени посещаем богослужения и называем себя членами церкви. Вся работа выполняется либо церковным клиром, либо добровольцами (как, например, сестричество), и поэтому на нас не лежит никакой ответственности.

Иное дело военный корабль. У военного корабля задание жизни или смерти. Каждый член экипажа имеет работу, которую он должен максимально выполнять. Все должны работать друг с другом, т.к. вынуждены надеяться друг на друга для успеха задания и для совместного выживания.

Здоровый приход должен видеть себя в роли военного корабля. Задание Церкви является вопросом жизни или смерти. Мы призваны пронести Евангелие по всему миру и помогать нуждающимся. Никакая другая работа не является такой критической или значимой. Каждый член церковного экипажа имеет божественное призвание определить и занять свое собственное место в жизни прихода. Когда же члены церкви перестают работать вместе, то они ставят под угрозу и работу Церкви и свое спасение.

Любой человек, который провел время на туристическом корабле и на военном знает, что образ жизни на этих двух видах кораблей является диаметрально противоположным. Пассажиры туристического корабля — отдохнувшие, загорелые, упитанные. Моряки на военном корабле страдают от недохвата сна, напряжения, запущенности. Никто в своем правом уме не проводил бы отпуск на военном корабле.

Церковная жизнь не является отпуском. Напротив, она является борьбой не на жизнь, а на смерть с духами злобы поднебесными. И подобно пассажирам туристического корабля, которые не могут влезть в свою одежду после четырех дней объедания, члены ‘туристических' церквей непригодны к духовной брани» (цит. http://www.orthodoxytoday.org/articles6/MetrakosBattleship.php).

Накануне Революции священник Т. Тихомиров, автор рукописи «На приходе», увидевшей свет только в начале нового тысячелетия писал: «С течением времени по многим причинам, отчасти даже вследствие силы и могущества православной Руси, указавшей настоящее место всем противникам и врагам своей родной Матери-Церкви, древний строй приходской жизни постепенно ослабел, ослабело тесное единение пасомых между собою и с пастырями, постепенно если не умерла, то значительно заглохла приходская жизнь.

Ныне, когда вера православная на Руси находится в опасности, когда безрелигиозность, нравственная распущенность, пьянство и другие пороки широкою волною охватили русский православный народ, разъедают и губят народную душу, когда ереси, секты и особенно католичество со всех сторон могучим натиском идут на Православие, отторгая от него на погибель многих его членов, внося разделения и вражду, одна из надежд — возрождение прихода. Необходимо возродить и оживить жизнь Церкви, сделать ее сильной для борьбы».

Свящ. Т. Тихомиров. На приходе. Правосл. Свято-Тихоновский Богословский институт. Москва, 2002 г. стр. 59−60.

Иеромонах Иоанн. Органическая клетка русской культуры. Журнал «Православная община». Москва N1 за 1991 г. стр. 22.

http://www.russianorthodoxchurch.ws/synod/2006/5dokladpotapov.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru